Левым поотрывали руки

Дебаты о необходимости поправок в "Закон о референдуме" были даже не горячими – просто неприличными. Правые и левые с одинаковым рвением "выкручивали руки" колеблющимся, пытаясь заручиться необходимым числом голосов

ФОТО:
"Правые и левые никак не договорятся лишь по аграрному вопросу: каждый хочет видеть в земле другого". Этот невеселый анекдот из середины 90-х гг. до сих пор остается более чем актуальным, в т.ч. и в стенах Государственной думы. Вчерашние дебаты о необходимости внести поправки в "Закон о референдуме" были даже не горячими – просто неприличными. Правые и левые с одинаковым рвением "выкручивали руки" колеблющимся, пытаясь заручиться необходимым числом голосов, и со стороны это выглядело довольно неприглядно. Послушать депутатов – так вчера, по меньшей мере, была предотвращена попытка государственного переворота (Борис Немцов), а также окончательно поругана демократия (Геннадий Зюганов). Чрезвычайно важные для страны поправки были явно приняты на скорую руку, и подготовили их столь неряшливо, что лишь к концу дня разобрались, какую свинью чуть было не подсунули многострадальному Союзу Белоруссии – России.

Обсуждение дополнений к "Закону о референдуме" стало очередным звеном целой цепочки действий и противодействий, в коих власть и поддерживающие ее в Думе фракции с одной стороны и коммунисты со своими союзниками с другой упражняются уже как минимум два года. Корректировка данного закона еще долго оставалась бы неактуальной, если б левые не решили обрушиться на страшно раздражающий их недавно приятый Закон об обороте земель. То, чем всегда так гордились либералы, – право граждан путем общенационального референдума наложить вето на любой декрет власти – вдруг стало мощным оружием в руках ортодоксальных коммунистов. КПРФ уже сформировала комитет, ответственный за сбор подписей, и лишь в последний момент стало ясно, с каким огнем играет исполнительная власть, пустившая этот "агитпроп" на самотек.

Левые предполагали задать россиянам в ходе референдума четыре вопроса: о запрете на куплю-продажу земли (за исключением частных хозяйств); о нахождении исключительно в собственности государства всех недр, а также предприятий железнодорожного транспорта, ТЭК, оборонной промышленности, черной и цветной металлургии; о размере оплаты коммунальных услуг (может ли он превышать 10% от совокупного дохода семьи); о размере минимальной зарплаты и пенсии (могут ли они быть ниже прожиточного минимума). Референдум, таким образом, по всем статьям бил оппонентов левых: наносил удар по имиджу "антинародного режима", одновременно вознося "заступников"-коммунистов на недосягаемые рейтинговые высоты. Кому это надо накануне парламентских выборов? Правильно, никому, кроме самих левых. Вот через такую многоходовку Дума вчера и вышла на голосование поправок к "Закону о референдуме".

Эти поправки, подготовленные центристскими и правыми фракциями, предусматривают запрет на проведение национальных референдумов в период федеральных избирательных кампаний, а также в течение последнего года полномочий президента и Госдумы. Т.е. в 2003 году подобный референдум состояться никак не может, поскольку в декабре пройдут парламентские выборы. Думская дискуссия неоднократно уходила от существа обсуждаемой темы. Борис Немцов назвал вопросы для референдума "попыткой государственного переворота" и как бы между прочим указал, что "если кто-то захочет, как в республиках бывшего Союза, продлить полномочия президента Путина, то он, после принятия поправок, не сможет этого сделать". (Судя по тому, что даже в среде правых некоторые депутаты колебались с окончательным решением, можно предположить, что сказанное Немцовым адресовалось именно им.) Союзник КПРФ от Агропромышленной группы Олег Смолин в ответ издевательски предложил вообще запретить референдумы в последние четыре года полномочий президента.

В зале развернулась бурная дискуссия со взаимными обвинениями в антинародности. Кончилось всё конфузом: за поправки о запрете референдума в год выборов проголосовало 299 депутатов – на одного меньше, чем требовалось. Коммунисты обнимались и прыгали от радости. Председатель комитета по регламенту и организации работы Думы Олег Ковалев ("Единство") срывающимся голосом поведал о сбоях в системе голосования, которая впервые осуществила режим конституционного голосования (до начала сессии тот же Ковалев обещал, что в результате установки новой системы голосования никто из депутатов не сможет ссылаться на технические сбои). Повторная попытка центристам и правым облегчения не принесла: независимый Похмелкин и Яркин из "Народного депутата" проголосовали в числе прочих "против", увеличив отрыв в минус от заветной цифры в 300 голосов.

Ситуация для инициаторов поправок представлялась столь неутешительной, что почти уже было принято решение вновь поднять вопрос на пятничном заседании. Но, видимо, в самый последний момент, в перерыве, центристам удалось заполучить столь нужные голоса. Потом скажут, что всему виной, оказывается, была боязнь депутатов расстроить союз Беларуси и России, референдум по которому должен состояться как раз в будущем году. Посему в окончательной редакции было специально оговорено, что мораторий на референдум в предвыборный год не распространяется на международные договоры. В 17 часов 58 минут, за две минуты до окончания пленарного заседания, 304 депутата проголосовали за поправки.

Геннадий Зюганов отреагировал на состоявшееся "выкручивание рук" воистину по-европейски: отправил телеграмму председателю ПАСЕ Питеру Шидеру с требованием рассмотреть на ближайшей сессии вопрос об угрозе демократии в России "в качестве срочного и неотложного". Глава КПРФ полагает, что Закон о референдуме в том виде, как сейчас, "в принципе позволяет вообще запретить референдумы в России".

Ответить:

Выбор читателей