Ретро-террор вместо мюзикла

Шамиль Басаев, взявший в заложники Буденовск, как-то заявил: "Мы бы дошли до Москвы, просто денег не хватило". Вчера чеченским экстремистам денег хватило на то, чтобы и до Москвы дойти, и захватить более 500 человек

ФОТО:
Семь лет назад Шамиль Басаев, взявший в заложники целый российский город Буденовск, заявил: "Мы бы дошли до Москвы, просто денег не хватило". Вчера чеченским экстремистам денег хватило на то, чтобы и до Москвы дойти, и провернуть операцию по захвату более полутысячи человек. Люди в погонах, пришедшие в ночной эфир теле- и радиостанций, чтобы прокомментировать складывающуюся ситуацию, выглядели растерянными. Они призывали не наводить панику, не искать виноватых, отнестись ко всему как к национальной трагедии. "Главное – это спасти жизни заложников", - говорят они.

Это верно: главное - спасти жизни заложников. Но это вовсе не означает, что следует забывать о "второстепенном". Вопрос "как такое могло произойти?" становится все более риторическим. Заклинания быть бдительными оказались профанацией: видать, нужно пережить свое 11 сентября, чтобы каждой порой на коже ощущать не мнимую, не "аналитическую", а реальную угрозу существованию граждан и государства. Нам-то казалось, что взрывы домов в Москве и Волгодонске стали прививкой обществу и власти от потери бдительности. Мы ошибались. Террористы остались прежними, они за последние несколько лет лишь с триумфом вышли на международную орбиту, сомкнувшись с неуловимым бен Ладеном, а Россия, что до, что после 11 сентября, остается незащищенной.

Американцев таранили террористы-самоубийцы, которые заведомо знали, что договориться с властями не получится, а иначе как не обрушив небоскребы, унизить Америку нельзя. Наши террористы знают, что с властями, допускающими захват целых городов, взрывы жилых домов и проникновение в сердце страны отряда из 50 человек с полными комплектами боезапасов и взрывчатки, договариваться можно, и потому, слава Богу, скорее склонны к нагнетанию страстей, нежели к бессмысленной бойне. Нет ничего более унизительного, чем быть им за это благодарными. Но мы их благодарим хотя бы за это.

Люди в масках, захватившие мюзикл "Норд-Ост", совсем не те отморозки, о которых сегодня говорят некоторые наши военные. Чтобы захватить театр, насчитывающий более тысячи зрительских мест, нужно это здание знать, будучи, по меньшей мере, зрителем, а лучше – иметь доступ к плану строения. 50 человек с оружием и взрывчаткой на теле, даже если бы она была муляжной, не могли приехать на метро или на такси. Они и приехали, как говорят очевидцы, на одной или нескольких машинах, возможно, микроавтобусах. Так что, любители гнать из России "не наших", успокойтесь: у людей в маске в Москве есть и свои информаторы, и свои помощники некавказкой национальности.

В течение всей ночи чеченцы фактически так и не вышли на связь со спецслужбами. Да что там спецслужбами – они имели реальный шанс выйти по одному из сотен сотовых телефонов, имевшихся на руках у зрителей и актеров, на связь с телевизионщиками. И это не было сделано. Все продумано: бандитам сейчас надо максимально поднять градус тревожности, а лучше всего это делать тогда, когда решительно все – заложники и власти – пребывают в неизвестности. Чем выше градус, тем больше слов о разворачивающейся трагедии, тем больше разговоров о ней в мире,тем лучше. Хороший пиар, как известно, предполагает хорошие дивиденды. Еще 12 часов неизвестности, и руководство страны будут проклинать решительно все родственники, находящиеся неподалеку от театрального комплекса на Дубровке. Напомню, что именно в такой обстановке в 1996-м Виктор Черномырдин унизился до звонка Басаеву, оговаривая условия капитуляции федеральных властей. Боюсь, ситуация повторяется. Но эта ситуация иная, потому что время иное, лидеры иные, да и город не тот.

Исполнительная власть держит экзамен. Без преувеличения – главный в своей политической жизни. Его результат важнее всех выборов, вместе взятых. Всем ясно, что пролития крови хотя бы одного из заложников допускать нельзя. Хорошей новостью станет та, из которой мы поймем, что имеем дело не с шахидами палестинского образца, а просто с террористами, страдающими манией величия. На условиях освобождения людей с ними можно договориться хоть о беспрепятственном их выезде в Чечню или на Кипр, хоть о начале мирных переговоров с Масхадовым. Политические последствия уступок террористам сегодня не так важны, как гуманитарные основания для совершения самих уступок. Надо надеяться, что люди, коим поручено на месте драмы урегулировать ситуацию, лучше нашего понимают, как избежать соблазна принять единственно неверное решение.

Ответить:

Коронавирус в России

1920 новости

Выбор читателей