О том, как бабы бьют мужиков

Ох уж этот "цивилизованный" мир... Что ни тетка – то затейница. И ведь живет дольше, чем мужчина, и на пенсию выходит раньше, и в армии не служит, и льготы получает... Нет, всё мало. Как там у Пушкина? "Хочу быть владычицей морскою!"

ФОТО:
Думаю, что с пониманием смысла термина "сексуальная дискриминация" проблем ни у кого не возникает. Да, это когда одному полу отдано предпочтение по сравнению с другим. Допустим, если женщина при прочих равных не имеет права на бесплатное медицинское обслуживание, а мужчина имеет – это сексуальная дискриминация. Если мужчине, опять-таки при прочих равных, отказано в праве на образование, а женщине нет – это снова дискриминация. Как видите, всё просто. Казалось бы, какие могут быть проблемы?

Ну, раз никаких проблем, то вот вам задачка. Сидят за столом двое – он и она. Он ей говорит: "Тебе очень идет этот костюм", а она возьми да и подай на него в суд за сексуальную дискриминацию. Бывает? Еще как бывает. Потому что в Америке, например, комментарий по поводу одежды есть попытка сексуальной агрессии, которая, согласно законодательству США, является одной из форм сексуальной дискриминации. Чувствуете железную логику половых отношений?

А знаете ли вы о том, что, разместив на обложке журнала вместо фото неземной красавицы фотографию не слишком привлекательной в общепринятом смысле этого слова обнаженной женщины, вы также совершаете акт сексуальной дискриминации и – более того – оскорбляете женское достоинство? Причем обратите внимание – уже не только в США, но и в Европе.

Или вот тоже дело было. "Уволили" как-то из Пенсильванского университета копию картины Гойи "Обнаженная маха". Она висела в одной из аудиторий и честно служила студентам образцом испанской живописи... до тех пор, пока женщины-профессора не сочли ее "действия" проявлением сексуальной дискриминации по отношению к ним, любимым. Им, понимаете ли, было трудно читать лекции в присутствии сей, извините за прямоту, махи. "Маху" сняли.

В аэропорту Далласа (Техас) сотрудники охраны потребовали от пассажирки предъявить им содержимое чемодана, внутри которого что-то шевелилось. Устным объяснением Рене Кутсурадис, заявившей, что в чемодане трепещет вибратор, охранники не удовлетворились и заставили-таки вскрыть багаж. Как отмечалось в судебном иске, истице пришлось держать вибратор в руке в то время, когда на нее глазели другие пассажиры, а представители авиалинии при этом смеялись и непристойно комментировали находку. Не долго думая, Кутсурадис обвинила авиакомпанию (!) в сексуальной дискриминации.

Впрочем, довольно примеров. Их много, все всё равно не перечислишь. Вам не кажется, что сексуальная дискриминация стала своего рода разменной монетой, имеющей хождение даже там, где объективно на нее нет ни малейшего намека? Посмотрите, ни в одном из приведенных выше примеров нет главной составляющей сексуальной дискриминации – предпочтения одного пола другому. Когда мужчина делает женщине комплимент по поводу ее внешнего вида; когда на обложке журнала появляется фотография пожилой нудистки, радующейся собственной наготе; когда на стене аудитории висит репродукция полотна великого живописца, изображающая куртизанку неглиже; когда охранники аэропорта хотят удостовериться в безопасности пассажиров и сотрудников – разве в этот момент отдается предпочтение мужчинам по сравнению с женщинами?

Та ситуация, к которой в процессе своей истории пришло западное общество, оставляет фактически только два варианта настоящей дискриминации женщин, однако юмор заключается в том, что ни один из них по-настоящему не доказуем. Первый может иметь место при приеме в вуз, когда равное количество баллов юноши и девушки исключительно по прихоти руководства факультета может сослужить плохую службу именно девушке. Второй вариант – устройство на работу: здесь шеф зачастую имеет право решать единолично, кого ему предпочесть, поэтому действительно может отказаться от сотрудничества с женщиной, даже если объективно она превосходит кандидатов-мужчин. Во всех остальных случаях так называемое цивилизованное общество зорко и неусыпно следит за соблюдением женских прав и свобод. Причем, как правило, это происходит на фоне отнюдь не придуманной дискриминации мужчин.

Чтобы не быть голословной, приведу несколько наиболее распространенных форм узаконенной мужской дискриминации. В России одной из таких форм является обязательная воинская повинность для мужчин в возрасте от 18 до 27 лет. Поскольку женщина не обязана служить в армии, кроме как по собственному желанию, имеет место факт сексуальной дискриминации. Аналогичное положение наблюдается и в США. По словам крупнейшего на данный момент американского исследователя проблемы мужской дискриминации Уоррена Фаррелла, там имеет место "регистрация на случай призыва, которую должны пройти 18-летние юноши. Только наши сыновья, но не наши дочери, обязаны зарегистрироваться".

Или такие немудреные факты. В Соединенных Штатах суды отдают после развода супругов детей матерям в 90-95% случаев (данные У.Фаррелла), в Чехии – в 90% случаев (данные Радио "Прага"), в России – в 90% случаев (данные кандидата психологических наук Б.Ю.Шапиро).

Пенсионное законодательство также трактует женщинам и мужчинам далеко не одинаковые условия. Особенно остро ощущается это на фоне меньшей средней продолжительности жизни мужчин по сравнению с женщинами. Так, в США средняя продолжительность жизни женщин составляет в среднем 79 лет 8 месяцев, мужчин – 73 года 11 месяцев. Однако пенсионный возраст наступает у мужчин на пять лет позже. Такая же разница в пенсионном возрасте и в России, правда, у нас до пенсионного возраста, по последним данным Госкомстата, мужчины в среднем вообще не доживают, поскольку их средняя продолжительность жизни составляет чуть меньше 59 лет (женщины в среднем живут 72 года и 4 месяца).

Уголовное законодательство США и Чехии предусматривает определенные льготы осужденным женщинам-матерям, в то время как мужчины-отцы таких льгот не имеют. Так, например, в Чехии осужденная женщина может воспитывать своего ребенка непосредственно в местах лишения свободы и имеет право на двойной ежегодный "отпуск". Мужчине ни та, ни другая возможность не предоставлена. Детей своих он видит лишь во время свиданий, а в "отпуск" ездит только раз в год.

Подытоживая вышесказанное, можно констатировать, что в действиях так называемых цивилизованных государств по отношению к их гражданам мужского пола присутствует основная составляющая сексуальной дискриминации. При этом мужчину с детства воспитывают таким образом, чтобы утвердить в его сознании превосходство над ним женщины: мальчик должен во всем уступать девочке и не должен ее обижать.

Тем не менее, "война полов" даже не собирается менять свою полярность – имеют место лишь отдельные факты сопротивления дискриминации мужчин. К ним можно отнести деятельность упомянутого уже Уоррена Фаррелла; работу американской Национальной коалиции свободных мужчин; а также создание в январе этого года группой чешских мужчин Первого национального движения мужчин. Все прочие попытки борьбы с мужской дискриминацией носят эпизодический характер. И когда заходит речь об очередном иске по делу о сексуальной дискриминации, можно почти наверняка гарантировать, что истцом будет выступать очередная "угнетенная" женщина.

Мне представляется логичным только одно объяснение. Феминизм изначально не предполагал равенства полов во всех сферах социальной деятельности. Он был нацелен прежде всего на максимальное принижение мужской роли в обществе. Отсюда вывод: краеугольным камнем философии женского движения был... не подлежащий сомнению постулат о безусловном превосходстве мужчины над женщиной. Только на этом фундаменте мог взрасти комплекс женской неполноценности, ставший впоследствии основой для того уродства, которое называется сегодня движением за права женщин.

Всю историю борьбы с дискриминацией женщины боролись не столько за равенство в правах, сколько за право ударить беззащитного. Причем эти женщины очень часто используют в качестве щита собственные слабости и даже с радостью готовы признать, что не годятся мужчинам в полноценные партнеры, предъявляя с ловкостью фокусника "критические дни", "материнский инстинкт", "тонкую душевную организацию" и т.п. Да им и не нужно партнерство, они не стремятся к сотрудничеству. Им важно одно: доказать, что они – ура! – могут ударить. И ничего не получить за это в ответ.

Здесь идет в ход любое оружие, но наиболее распространенным будет, конечно, то, которое заложено в людях самой природой, – различие полов. Эксплуатировать эту составляющую человеческой натуры удобно хотя бы по той причине, что в этом случае не приходится менять естественную роль мужчины – роль инициатора. Достаточно лишь придать ей выпуклые, гротескные формы, выставить их в неприглядном свете, налепить на них, чем бы они ни являлись, единый ярлык: "агрессия". А потом уточнить: "разновидность сексуальной дискриминации".

P.S. Вы спросите: а как же быть с теми женщинами, которые подвергаются сексуальной дискриминации дома, в быту? С женщинами, которые по прихоти своих злобных, ленивых, похотливых, агрессивных, чудовищно эгоистичных мужей видят лишь кухню, койку да детей?

Гм... Для начала давайте вспомним: все это время речь велась о сексуальной дискриминации в так называемом цивилизованном обществе, верно? Следовательно, и эту ситуацию надо моделировать в рамках "цивилизованного" общества. Коль скоро так, то назовите мне хотя бы одну объективную причину, мешающую женщине порвать отношения с негодяем и начать новую жизнь.

Скажем, в качестве причины может выступать недостаточная образованность женщины, мешающая ей устроиться в жизни самостоятельно и одновременно прилично. Однако тут, если не смешивать в одну кучу разные вещи, можно видеть, что у женщины фактически есть выбор: либо она теряет в материальном обеспечении, либо в личной свободе. Строго говоря, она реализовывает этот выбор постоянно... во всяком случае каждый раз, как задает себе вопрос, а нужен ли ей деспот в качестве мужа и что она потеряет, если лишится его.

Второе соображение: у женщины есть дети, которых надо обеспечивать. Однако и здесь у нее есть выбор: отказаться от детей или остаться несвободной. Дети более дороги – что ж, этот вариант ничуть не менее правомерен, нежели иной, в котором женщине дороже собственная независимость.

Третий довод: женщина так или иначе боится остаться в одиночестве. Опять-таки на первый план выходит выбор между свободой и компанией.

Четвертый аргумент: женщина – слабое существо, которое природой не приспособлено для принятия ответственных решений, ей обязательно нужен покровитель. Снова выбор: необходимость брать на себя ответственность за свои поступки или личная зависимость...

И так далее. Каждый может смоделировать на досуге огромное число семейных ситуаций, в которых женщина будет выступать в роли угнетаемого "кухонного" существа. Однако каждый из таких сюжетов имеет своей базовой причиной именно персональный выбор женщины. Одно за счет другого. Мужчины, кстати, поступают точно так же: они все время что-нибудь выбирают и взвешивают, какое из двух зол окажется для них меньшим. Так где дискриминация, господа?

Ответить:

Выбор читателей