Откушенное ухо гастарбайтера

Ожидать от живущих в невыносимых условиях людей высокоморальных поступков наивно. Поэтому стоит ли удивляться тому, что 11% от всех преступлений, совершаемых в Москве, лежит на совести приезжих

"Представляешь, у нас на участке Майк Тайсон объявился", – поведал приятель, работающий инженером в одной из строительных фирм. "Не удивительно, сейчас все, включая мировой бомонд, ломятся за заработком на московские стройки. И Ричард Гир, укладывающий асфальт на пару с Дженнифер Лопес, – обычное дело", – ответил я, приняв слова знакомого за бестолковую шутку. Но оказалось все достаточно грустно: подрались двое рабочих из Мордовии, и один из них в разгаре боя откусил сопернику ухо. Наверное, сыграла роль трехмесячная задержка зарплаты и голодный, истосковавшийся по мясу гурман решил поживиться более слабым собратом по несчастью. На этом проблемы не закончились: молодой неопытный мастер, вызывая скорую, выложил всю историю происшествия начистоту и, естественно, вместе со скорой приехал наряд милиции. Всех рабочих ночной смены во главе с незадачливым мастером, который тоже был из приезжих, стражи порядка увезли с собой, на радость жителям близлежащих домов. На участке остались только электрик, который оказался москвичом, да к тому же практически трезвым и пес Гранд, тоже являющейся аборигеном. К утру все как-то утряслось: ухо хозяину пришили, остальных выпустили.

По разным оценкам, число гастарбайтеров достигает в России порядка 3,5 миллиона, при этом официально зарегистрированы всего около 300 тысяч. (Гастарбайтер – иностранный рабочий, привлекаемый из слаборазвитой страны в страну промышленно развитую. – прим. ред.) Одних только приезжих из Таджикистана насчитывается около миллиона. И не удивительно, ведь за одну поездку мужчина, даже работая чернорабочим на стройке, в состоянии заработать около 500 долларов. Для Таджикистана, где средняя зарплата составляет 5-7 долларов, это огромные деньги.

Около 30 процентов от общего количества гастарбайтеров едут в Москву. К этому надо еще прибавить россиян, для которых работа в столице давно уже стала привычным делом, и число трудовых мигрантов в Москве перевалит за миллион. Вообще, с каждым годом их количество неуклонно растет. Например, в 2002 году гастарбайтеров стало на 28,2% больше, чем в предыдущем. Работают приезжие в основном на стройках города. Национальный состав московских стройплощадок многолик и разнообразен. В основном это русские, приехавшие из близлежащих городов. И в большинстве случаев за ними закрепились руководящие должности среднего и низшего звена. Уже давно никого не удивляет начальник участка, который каждые выходные ездит домой в Смоленск. Правда, в последнее время им составляют конкуренцию армяне и украинцы. Они могут быть как рабочими, занятыми на квалифицированной работе, так и начальниками строительных контор. Основной состав рабочих – жители бывшего СССР, но также встречаются представители дальнего зарубежья. Я лично видел двух жителей Афганистана, работающих в паре, причем у себя на родине во время войны один из них был душманом, а второй воевал на стороне советских войск.

Естественно, обеспечивать нормальный быт огромной армии приезжих владельцам фирм невыгодно, и основная масса рабочих проживает в не очень комфортабельных условиях, на строящихся объектах или в бытовках. В одной бытовке со средней площадью 15 кв. м. могут обитать до двадцати человек. А о такой роскоши, как вода и туалет, рабочие и не мечтают. Особенно не церемонятся с приезжими из Средней Азии, а именно у них продолжительность одной поездки составляет не меньше полугода. Во что превратится человек за этот период, трудно себе представить. А уж ожидать от живущих в невыносимых условиях людей высокоморальных поступков и вовсе наивно. Поэтому стоит ли удивляться тому, что одиннадцать процентов от всех преступлений, совершаемых в Москве, лежит на совести приезжих. Некоторые поступки вообще ни в какие нормы поведения разумного человека не укладываются.

Трое плотников, приехавших на заработки из Белоруссии, мирно коротали вечер, наслаждаясь крепкими спиртными напитками. Вадим и Павел были друзьями детства и мотались на заработки в столицу вместе уже больше трех лет, а с третьим – Максимом познакомились в Москве, но старались держаться вместе, соблюдая принцип землячества. Отработав два месяца на строительстве горнолыжного курорта в Дмитровском районе, мужики собирались домой. Деньги были получены, и в ближайшем будущем им светили две недели заслуженного отдыха. Купленная водка быстро закончилась, и изрядно захмелевший Павел предложил употребить еще. Мужики возражать не стали и полезли за кошельками. "Паш, у меня двести баксов пропало, – вдруг сказал Вадим, – но никто не заходил, да и чужие все бы взяли, а не половину." Он с ненавистью посмотрел на Макса: "Ты взял? Крыса!". Пока друзья детства бегали за водкой, он оставался готовить ужин и то, что деньги вытащил именно он, не оставляло никаких сомнений. Избивали его долго. Максим уже давно не сопротивлялся, лишь прикрывал лицо и живот, и несколько раз терял сознание. Но этого казалось мало – "крысу надо лечить, чтоб на всю жизнь запомнила" и, захватив с собой гвозди и топор, жертву потащили в лес. Массивный, стокилограммовый Павел держал вора, а потерпевший Вадим прибивал гвоздями – "соткой" – кисти рук и голени к большой старой березе. "Мастерство не пропьешь!" – чтоб приколотить тело к дереву, потребовалось не больше пяти минут, а "чтоб эта тварь не разбудила порядочных людей", Максиму заткнули рот его же свитером. Совершив экзекуцию, "борцы за правое дело" удалились, решив, что "лечебный курс" на этом закончен.

Очнулся Максим часа через три-четыре от боли и холода и, набравшись сил, оторвал руки и ноги от дерева, продрав их сквозь шляпки гвоздей. После чего смог пройти два километра до ближайшего поселка, где местные жители оказали ему первую медицинскую помощь и вызвали наряд милиции.

Конечно, Москве без приезжих не обойтись, они аккуратно вписались в нишу, столичными жителями презираемую - физический труд на свежем воздухе. Находятся желающие и среди москвичей посвятить свою жизнь строительству столичных небоскребов, но очень редко. И за свою работу они берут минимум в полтора раза больше, нежели приезжие. Единственным выходом остается создание гастарбайтерам приемлемых условий для жизни, в них нужно видеть не дармоедов и преступников, а обладателей пары нужных рабочих рук.

Нельзя сказать, чтобы власти этой проблемой вовсе не занимались. Правда, не так интенсивно, как хотелось бы. Впрочем, недавно руководитель комплекса архитектуры и строительства города Владимир Ресин дал поручение городской комиссии, образованной его распоряжением от 8 апреля 2003 года, обследовать строительные объекты, вводящитеся в этом году, сформировать оперативную группу из 10 человек, выделить ей транспорт, чтобы она ежедневно выезжала на стройки с целью проверки ситуации с иностранными и иногородними рабочими. Возможно, что ситуация с гатарбайтерами как-то изменится.

Ответить:

Выбор читателей