Сбербанк легко расстается с клиентами...

Инцидент со столичными банкоматами Сбербанка в очередной раз обнажил давнюю проблему отношений банков и их клиентов – физических лиц. Правило "клиент всегда прав" на российском рынке частных вкладов работает с перебоями




Сбербанк определенно имеет все шансы стать "героем" нынешней недели: столичные владельцы пластиковых карт еще долго будут "добрым тихим словом" поминать "техническое переоснащение", чуть не доведшее наиболее слабонервных до инфаркта.

Подобные "накладки" не редкость в развитых странах, где "пластиковые деньги" вещь куда более привычная, чем у нас. От технических сбоев не застрахован никто; проблема в том, что сам факт подобного сбоя был легко прогнозируем и Сбербанку ничто не мешало проявить заботу о клиентах, предупредив их о возможных неполадках. Увы, тяжелая бюрократическая процедура принятия решений, доставшаяся "Сберу" в наследство с советских времен, а также банальные головотяпство и нерасторопность вышли ни в чем неповинным клиентам боком.

Досадный инцидент с банкоматами в очередной раз обнажил давнюю проблему отношений банков и их клиентов – физических лиц. Не секрет, что несмотря на быстрое развитие банковских технологий, уровень и спектр предоставляемых россиянам банковских услуг продолжает оставаться крайне низким. Этому существует достаточное количество причин, не последняя из которых – монополия Сбербанка на рынке обслуживания частников. Не хочется умалять достоинств и заслуг "Сбера", работающего в тех секторах, куда после августа 98-го не спешит ни один частный банк, но нельзя не отметить, что его доминирующая роль начинает оказывать деструктивное воздействие на рынок.

О том, что этой монополии осталось жить недолго, заявил в начале недели первый зампред ЦБ РФ Андрей Козлов. По словам банкира, доля Сбербанка на рынке частных вкладов ежегодно снижается на 5-7% и составляет сейчас порядка 65%. Учитывая динамику снижения, через 4 года она может составить 40%, а по достижении отметки в 35-40% рынка уже можно говорить о приватизации "Сбера".

Именно такого уровня доля Сбербанка достигала в период расцвета финансовых пирамид, когда скудным процентам население предпочитало "партнерство", обещавшее баснословный доход. Но эра Лени Голубкова оказалась недолгой. Звездный час "Сбера" начался после кризиса 98-го, отправившего в небытие главных его конкурентов по рынку частных вкладов. В итоге, в начале нового века Сбербанку удалось подмять под себя порядка 70-75% рынка.

О причинах такого бурного роста популярности "главного народного банка" догадаться не трудно. Несмотря на далеко не самые выгодные условия вкладов, частные депозиты в Сбербанке оказались реально защищены законом, что наглядно продемонстрировал опыт 98-го года. Более того, после августовского кризиса Сбербанк дал возможность клиентам проблемных банков перевести "зависшие" вклады к себе, сохранив их от полной потери. Тогда-то частные вкладчики прочувствовали все преимущества маломальских гарантий по отношению к высоким процентам и "шикарным" условиям коммерческих банков...

На чем, в таком случае, базируются прогнозы первого зампреда ЦБ, "отмерившего" Сбербанку 40% рынка через 4 года?

Несмотря на то, что ведущиеся на протяжении пяти последних лет разговоры о создании системы страхования вкладов так и не обрели черты всеобъемлющего закона, к настоящему моменту коммерческие банки изрядно укрепили свои позиции. В сознании вкладчиков все большую роль начинают играть те обстоятельства, о которых в первые послекризисные годы пришлось забыть в угоду сохранению сбережений. На сегодняшний день частные банки уже не только предоставляют куда более выгодные по сравнению со Сбербанком проценты и условия вкладов, но и предлагают более широкий набор услуг, включая потребительское кредитование. Кто хоть раз пытался взять кредит в Сбербанке, прекрасно знает, сколько сил и времени надо затратить для того, чтобы собрать все необходимые справки и найти поручителей, тогда как работающие на розничном рынке комбанки максимально упростили условия получения потребительских кредитов частными лицами. Это привело к тому, что даже в условиях отсутствия системы гарантирования и страхования вкладов соотношение рыночных долей комбанков и Сбербанка меняется не в пользу последнего.

И все же, несмотря на достаточно благоприятный фон экономических прогнозов, вряд ли стоит рассчитывать на то, что по прошествии нескольких лет Сбербанку останется довольствоваться лишь третьей частью рынка. Вкладчики наверняка чему-то научились на прошлых ошибках и вряд ли станут так же легко пренебрегать надежностью вложений, как несколько лет назад. Грань между привлекательностью предложений банков и их рискованностью сегодня достаточно размыта, но она существует. Одного-двух локальных дефолтов (не важно, по какой причине) крупных банков, работающих с частниками, будет достаточно, чтобы она сузилась до толщины лезвия. Пока частный вкладчик не будет уверен в гарантированном возврате своих денег, монополии Сбербанка на этом рынке мало что угрожает.

"Без системы страхования доля Сбербанка никогда не снизится до 30-40%, о которых говорил Козлов. Такое возможно только при условии, что будет создана система страхования, единая для всех банков, в которой будет участвовать и Сбербанк", – считает известный российский экономист Александр Шохин.

Вопрос лишь в том, выгодно ли подобное развитие событий самому "Сберу". Оказавшись на одной доске с конкурентами, без исключительного преимущества в виде гарантирования вкладов, ему придется отстаивать свою долю рынка не в тепличных условиях, а в жесткой борьбе. Готов ли к этому Сбербанк – вопрос, пожалуй, риторический. Кто-то, может быть, найдет на него ответ в московском "банкоматном хаосе", а кто-то – в скромном отделении банка в российской глубинке – единственном финансовом учреждении на сотню квадратных километров вокруг...

Ответить:

Выбор читателей