Волошин не уполномочен заявить

В отношении таких людей как Александр Волошин удивительно подходит совет, который Арчи Гудвин давал клиентам детектива Ниро Вульфа: "Не верьте ни одному его слову. И делайте все, что он скажет"




Руководитель Администрации Президента РФ Александр Волошин навестил Азербайджан и, по старому российскому обычаю, позволил себе за пределами Родины большую степень публичной откровенности, чем та, которой удостаиваются от него отечественные масс-медиа. При всем уважении к семейному бизнесу гг. Алиевых, который сейчас переживает непростой период передачи по наследству, позволим себе полностью опустить любезности в адрес Ильхама Гейдаровича и Гейдара Алиевича и сосредоточиться на внутриполитических заявлениях, сделанных Железным Канцлером.

В России он выступает обычно под многословными псевдонимами вроде "высокопоставленный источник в руководстве администрации", и счастлив тот журналист, которому выпало присутствовать на закрытых брифингах в разных уютных заведениях столицы и живьем лицезреть архитектора властной вертикали и одного из самых эффективных администраторов всех времен и народов. В подтверждение последнего тезиса напомним забывчивому читателю, что президентская администрация не всегда была таким сакральным понятием, как сейчас. В 1998 – начале 1999 г. только ленивый не смеялся над "кремлевскими стратегами", обслуживающими "недееспособного президента". Высшим сосредоточением человеческой мудрости тогда считалось правительство Примакова – Маслюкова – Кулика, а сотрудники администрации, в зависимости от степени своей моральной стойкости, или паковали вещи, или предавались тихому отчаянию. Преображение тогдашнего "Кремля" – помеси клуба по интересам и осажденной крепости – в Священный Синод наших дней нельзя, быть может, полностью приписать индивидуальному гению Александра Стальевича. Этой беспримерной метаморфозе способствовали многие объективные и субъективные обстоятельства, но роль личности в истории "в ее минуты роковые" была (и остается) исключительно велика. И когда такие исторические личности от своего собственного имени высказываются по ключевым вопросам современности, имеет смысл слушать как можно внимательней.

Итак, перечислим для просвещения публики "Бакинские тезисы" в том виде, в каком они были высказаны. Затрагивались две темы: отношения бизнеса и власти и зависимость правительства от выборного цикла.

Про пересмотр итогов приватизации: что было. "Процесс приватизации нигде так просто не проходит. Законодательство в период приватизации не было совершенным и страдало изъянами, и при желании можно найти изъян в любой сделке по приватизации. Но бывают случаи очевидных нарушений, и здесь для государства непростая задача не пересматривать итоги приватизации. Правоохранительные органы объясняют, что произошло нарушение закона, и нельзя говорить: госорганы, вы не должны пересматривать итоги, закройте Уголовный кодекс и идите домой".
Что будет: "Нам в России надо потихоньку уходить от первоначального периода накопления капитала, не потрясая основ экономики. Одной из таких экономических основ является незыблемость права собственности. У нас это непростой вопрос. Я надеюсь, что мы всё преодолеем. И закон будет торжествовать, и итогов приватизации пересматривать не придется". Чем сердце успокоится: "Никакого пересмотра итогов приватизации не произошло, есть конкретные дела, которые расследуются. Курс политический в стране называется так: пересмотра итогов приватизации не будет".
Парламентские выборы: "Я не думаю, что будет разделение электората у партии власти. Партия "Единая Россия" несомненный лидер, а все остальные находятся в зоне риска в отношении преодоления пятипроцентного барьера".
Судьба правительства Касьянова: "Нет смысла и надобности на три месяца формировать правительство. Это может происходить по итогам первых и вторых выборов вместе".
Новое правительство: "Президент в Послании говорил, что намерен формировать по итогам выборов правительство, основывающееся на парламентском большинстве. Механизм реализации этой идеи такой. Кандидатура премьера должна опираться на парламентское большинство. Президент перед внесением кандидатуры премьера проводит консультации с фракциями, которые представляют большинство. А затем вносит кандидатуру, которую поддержит большинство. Затем могут проводиться консультации с лидерами фракций большинства и обсуждаться кандидатуры министров. Здесь практика важнее законодательства. Например, в Великобритании премьером становится лидер партии, победившей на выборах, но нигде в законах это не закреплено, это такая политическая практика".

Недвусмысленная внятность вышеприведенных высказываний составляет освежающий контраст с теми туманными инвективами, которыми изъясняется большинство участников нашего политического процесса. Про итоги приватизации вообще сказано с истинно римской прямотой. Великолепное "закройте Уголовный кодекс и идите домой" достойно стать в один ряд с любимой народной песней про шинель. Можно было бы придраться к противопоставлению "и закон будет торжествовать – и пересматривать не придется" – что, пресловутый "пересмотр" есть единственная форма манифестации законности? Но спасибо и на том – можно, по крайней мере, присоединиться к надежде, что мы всё преодолеем, "потихоньку отходя" от края Черного передела и забросив как можно дальше дубину народной войны хозяйствующих субъектов.

Та часть речи, которая касается парламентских выборов и последующего формирования нового правительства, подтверждает наши давние выводы об иллюзорности идеи "правительства парламентского большинства". Вожделенное правительство будет формироваться, заметьте, в апреле 2004 г., после президентских, а не думских выборов, что еще больше подчеркивает его зависимость именно от мартовских, а не декабрьских результатов. Президентские выборы пройдут 14 марта. Благонамеренно предположим, что пройдут они в один тур. Подведение итогов, опубликование официальных результатов, инаугурация займут как раз оставшиеся две мартовские недели. Таким образом, правительство Михаила Касьянова, утвержденного премьером 16 мая 2000 г., имеет все шансы дожить до своего четырехлетия и стать первым в новой России столь долговечным кабинетом.

А как же будет формироваться его наследник? "Кандидатура премьера должна опираться на парламентское большинство", говорит Александр Волошин. Она и сейчас опирается – все премьеры утверждаются 226 и более голосами депутатов Госдумы. Консультации президента с представляющими большинство фракциями (заметьте, какая изящная формулировка: что это за фракции – "самые большие"? две крупнейшие? или три-четыре?) никого ни к чему не обязывают. Закон для этого менять вовсе не обязательно, в подтверждение чего приводится почтенный пример Соединенного Королевства. Практика, как верно замечено, важнее законодательства. При марксизме-ленинизме считалось даже, что практика – критерий истины... Затем такие же консультации обещаны и в отношении кандидатур министров, что должно порадовать потенциальных победителей парламентских выборов. Нынешние и будущие депутаты, в общем, понимают, что до премьерских высот их не допустят и большие люди все опять решат без них. А вот пару портфелей полегче при удачном стечении обстоятельств отхватить можно. Последнее время администрация развлекает своих воспитанников слухами о том, что особо отличившихся депутатов от правильных партий будут брать "на уровень замминистра", так что многие уже предаются сладким мечтаниям на этот счет. Кстати: правильная партия – это все-таки "Единая Россия", "несомненный лидер", а то мы в этом как-то уже начали сомневаться.

В общем, картина рисуется довольно позитивная – ни передела собственности, ни переписывания Конституции, ни радикального пересмотра предвыборных предпочтений. Можно с оптимизмом смотреть в будущее. Впрочем, в отношении таких людей как Александр Волошин (а также лучшие из его заместителей) удивительно подходит совет, который Арчи Гудвин давал клиентам детектива Ниро Вульфа: "Не верьте ни одному его слову. И делайте все, что он скажет".


Материал подготовлен Центром репутационных технологий специально для "Yтра".

Ответить:

Выбор читателей