Подвиг блондинки

Первый концерт Blackmore's Night едва не сорвался: Кэндис вдруг сделалось настолько худо, что пришлось вызывать "скорую". Врачи настаивали на госпитализации, но больная отважно вышла на сцену




Начало концерта было отложено почти на два часа: белокурой солистке отчего-то здорово поплохело – настолько, что пришлось вызывать "скорую". Врачи настаивали на госпитализации, но Кэндис все-таки нашла силы выпорхнуть на сцену.

В зале не аншлаг, но мест свободных не много. А что вы хотели – "король", даже в обличье средневекового менестреля, личность по-прежнему культовая. Имидж мизантропа ему только на руку: неизвестное манит. Да и мастерство, как говорят, не пропьешь... Гитар у Блэкмора штук шесть, на каждый случай своя; меняет их мрачного вида техник в лиловом капюшоне, скрывающем лицо. Еще одна любопытная хреновина со струнами (беременная помесь банджо с скрипкой) красуется на изящной подставке на авансцене.

Первые два vip-ряда оккупировали почетные статисты – члены секретного костюмного фан-клуба: камзолы, накидки, средневековые бальные платья; среди них затесались и несколько персонажей других тусовок – высокие остроконечные колпаки и черные мантии до пят выдают в них не то адептов готики, не то толкиенистов. (Кэндис, понятно, немедленно обратила на ряженых внимание, не удержавшись от комментария: "Эй, а чой-то вы так по-дурацки вырядились?")

Антураж на сцене все тот же: рыцарский замок на взгорке позади, красный и желтый плющ и вьюнки по микрофонам, стожки и кустики... Кэндис, Ричи и взлохмаченный басист тоже совершенно точно были в прошлый раз, скрипача (a.k.a. флейтист) не помню, но, разумеется, тоже виртуоз (кстати, у него сегодня очередной "Happy Birthday" – не здесь ли надлежит искать первопричину "легкого недомогания" солистки?). Клавишник как-то однажды по случаю, видно, ухитрился сменять брикеты прелой соломы на вещь куда более приятную и теперь гордо восседает за грудой пузатых винных бочек. В углу топчутся две близняшки – бэк-вокалистки, чертами лица подозрительно напоминающие Кэндис. Для дочерей староваты. Сестры? Тут же вспоминаю – слышал, что всем этим предприятием заправляет матушка Кэндис, она же, соответственно, теща Блэкмора – не то роад-менеджер, не то директор коллектива. Опутали, в общем, мужика, со всех сторон обложили...

Кэндис отнюдь не выглядит больной; смеется, глаза горят! На стенах замка дрожит неоновое пламя; первой исполняется "Way To Mandalay" – "открывашка" с последнего альбома. Позднее оттуда же будут яркие "Ghost Of A Rose" и кавер Джоан Баэз "Diamonds and Rust", но вообще-то очень много обращений к материалу первых двух пластинок: "Past Time with Good Company", "Gone With the Wind" ("Полюшко") в канве "Home Again", "Wish You Were Here"...

В начале сета звучит "Play Minstrel Play" – посвящение Яну Андерсону (кстати, большому другу Ричи); почти Jethro Tull, в теперешних условиях это почти хард-рок, как "Under a Violet Moon" – почти Rainbow. "Настоящий" хард-рок тоже будет, позже. Кэндис щебечет в микрофон что-то вроде "...а сейчас мы сыграем для вас вещицу, которую вы хотите...", и после перечисления примерно половины "перпловского" и "найтовского" репертуара Блэкмор ломается: стремительно рассыпает по белому "стратокастеру" горсть риффов – получается где-то между "Smoke On The Water", "Lazy" и "Stargazer"... Ах, каким бальзамом пролились эти аккорды на зал, какое восхитительно-убойное соло там было!.. Впавший в раж менестрель даже припал на колено, воспроизведя таким образом собственную хрестоматийную позу времен Rainbow! По реву зрителей было понятно, что именно электрических вещей ждали здесь от Маэстро больше всего: поп-ренессанс его нынешнего семейного предприятия, безусловно, продукт добротный, но яростно открещиваться от "хардового" прошлого – зачем же так? Нельзя ведь считать полноценной ему заменой единичные "взгляды назад" вроде "Soldier Of Fortune" или "Greensleeves" – голосок у миссис Найт приятного тембра и вовсе не слабый, и пользоваться им умело она уже вполне насобачилась. Но полуакустическое полубарокко составляет большую часть концертного репертуара группы, поэтому оценивать вокальные возможности Кэндис нам удавалось лишь эпизодически...

Завершила выступление вполне подходящая случаю "Writing On A Wall" – вариация ведущей темы из "Лебединого озера". Вот такой Ренессанс пополам с барокко – Чайковский был бы весьма удивлен таким подходом... Ну, понятно, бис (в трех частях с дивертисментом), поклоны. А до той хреновины на подставке Ричи почему-то так и не добрался...

Концерт получился много лучше лужниковского, несмотря даже на двухчасовую задержку, хоть почти и не "зажигал". Слушать эту музыку было очень приятно, а что касается расстроенных физиономий "упертых" хард-роковых болельщиков – так видели ж глазки, куда шли... Таковых, впрочем, было немного.


Благодарим организатора концертов компанию JSA и лично Алексея Котельникова за предоставленные аккредитации.

Ответить:

Выбор читателей