Великая китайская угроза

Сейчас Китай начинает нарушать баланс сил в мировой торговле; он же со временем и восстановит его – на свой манер. Командовать экономикой этого века будет именно Поднебесная




Уходящий год едва было не закончился мировой войной – торговой. В ответ на введенные США в прошлом году пошлины на ввоз стали ЕС собирался задействовать ответные меры: обложить пошлинами американский импорт на общую сумму в $2,3 миллиарда. Причем Брюссель, в отличие от Вашингтона, получил на это благословение ВТО. Мир был накануне торговой войны такого масштаба, что прежние "банановые войны" показались бы детскими шалостями. К счастью, она не состоялась: Буш отменил стальные пошлины, не став дожидаться ответных залпов с европейского берега, которые были намечены на 15 декабря.

Такая развязка стала безусловным благом для мировой экономики, поскольку разрешила один из самых острых на сегодня конфликтов в сфере торговли. В то же время она еще раз высветила одну неприглядную особенность того, как в современном мире делается экономическая политика. Охарактеризовать ее можно одним словом – непоследовательность. Объясняется она отнюдь не тем, что правительства внимательно следят за ходом научных дискуссий по экономике и в соответствии с новейшими достижениями экономической мысли меняют свои стратегии и концепции. Продолжается обычная борьба за национальные интересы, но только в условиях нестабильного и непредсказуемого мира – приходится растить экономику, отражая атаки террористов и разгребая дрова, наломанные в ходе антитеррористических операций. А вокруг пляшут ставки, курсы валют и макроэкономические показатели, наконец, появляются мощные и своенравные конкуренты. В этих условиях большим игрокам откровенно наплевать на все достижения в области либерализации международной торговли, на все обязательства, под которыми стоит их же подпись. Да, либерализация – это хорошо, но если родное стальное лобби требует защитить металлургов от иностранной конкуренции, если речь заходит об угрозе сокращении тысяч рабочих мест, правительство вмиг забывает о роли мирового борца за торговлю без пошлин и барьеров и решительно эти самые барьеры возводит. Только за последние полтора года ВТО 19 раз уличала США в необоснованном введении торговых ограничений, причем обиженными в этих ситуациях оказывались не только европейцы и азиаты, но даже Мексика – партнер по NAFTA (североамериканской зоне свободной торговли). Ничего не поделаешь: экономический расчет (пусть даже сиюминутный) оказывается сильнее других мотивов поведения. А мировая нестабильность еще усиливает стремление защитить свое и своих.

Однако эксперты говорят, что на мировую торговлю надвигается конфликт, по масштабам превосходящий все предыдущие. Он будет вызван фактором, который надолго разбалансирует всю мировую экономику, и имя ему – Китай. Ситуация укладывается в анекдот "по Толкиену":
Гэндальф: "Прочти, что написано на кольце!"
Фродо: "Made in China".
Гэндальф: "Этого я и боялся..."

Уже сейчас Китай производит 70% всей выпускающейся в мире фотокопировальной техники, 50% компьютеров, 50% обуви, 34% бытовой электроники. Основная часть этих товаров идет на экспорт в США, Европу и другие страны. В конце 2001 г. КНР приняли в ВТО – связав буквально по рукам и ногам и рассчитывая тем самым обуздать бурно растущий китайский экспорт. Просчитались. За 2 прошедшие с тех пор года экспорт из КНР вырос с $267 млрд до $495 миллиардов. В китайскую экономику хлынули инвестиции, и по их совокупному объему на начало нынешнего года ($881 млрд) Поднебесная уступала только Соединенным Штатам. Эксперты говорят, что если нынешняя динамика сохранится, то уже в 2006 г. экспорт из КНР может перевалить за $1 триллион.

Причем если в конкуренции с Европой и Восточной Азией американская экономика сделала удачный маневр – доллар "поднырнул" под тамошние валюты, дав хороший импульс экспорту из США, то с Китаем такой трюк не прошел. Причина в том, что юань с 1998 г. прочно вцепился в курс "зеленого" и поэтому сейчас получил те же самые преимущества, что и доллар. Вашингтон требует, чтобы китайская денежная единица "отцепилась" от американской, но пока безрезультатно. В итоге китайские товары продолжают наводнять американские рынки: по данным за III квартал этого года, импорт из КНР "обеспечил" треть всего отрицательного сальдо внешней торговли США.

Но то ли еще будет: в планах китайского руководства учетверение ВВП страны к 2025 году. Причем внутренний спрос в КНР явно не сможет "съесть" столько продукции: население Китая остается, в основной своей массе, довольно бедным. Так что основная ставка делается на экспорт, то есть на аппетиты зарубежных потребителей. А поскольку за границами Поднебесной рынки тоже, разумеется, не резиновые, то за них будет вестись жестокая борьба с местными производителями. Надо сказать, у китайцев очень неплохие шансы: они будут брать дешевизной рабочей силы, которая как была дешевой, так и останется – в Китае сейчас, по неофициальным данным, чуть ли не 200 млн безработных, а в планы партии и правительства входит переселение 300 млн человек из сельской местности в города. Таким образом, на китайском рынке труда предложение еще долго будет превышать спрос, и ставки зарплат повышать никто не станет.

До недавнего времени китайскую экономическую угрозу не воспринимали всерьез из-за того, что КНР не располагала передовыми технологиями и поставляла, в основном, трудоемкую и не слишком технологичную продукцию. Но времена меняются: согласно последним исследованиям ОЭСР, Китай вышел на 3-е место в мире по объемам расходов на развитие науки. В 2001 г. они достигли $60 млрд, что пока еще меньше, чем аналогичные расходы в США ($282 млрд) и Японии ($104 млрд), но уже больше, чем в ФРГ и во Франции ($54 млрд и $30 млрд соответственно). А по количеству работающих в стране ученых Китай вышел на 2-е место (743 тыс. против 1,3 млн в США). Пока, правда, достигнутые количественные показатели не переросли в качественные – 95% всех ежегодно регистрируемых в мире патентов все равно приходится на страны ОЭСР. Там же наблюдается наиболее устойчивый рост производительности труда и эффективности использования капитала. Но ведь это только начало XXI века, который многие считают веком Китая! Возможно, очень скоро стареющему Западу не удастся спрятаться ни за высокие технологии, ни за эффективность производства.

Итак, Китай вооружен технологиями и очень опасен для нынешних экономических лидеров. Какие барьеры ни воздвигай, объективные экономические законы на стороне КНР: дешевая рабочая сила, стабильность и наличие необходимых технологий превращают его в лакомый кусочек для инвесторов. Сейчас Китай начинает нарушать баланс сил в мировой торговле; он же со временем и восстановит его – на свой манер. Командовать экономикой этого века будет именно он.

Ответить:

Выбор читателей