Паранойя грузинских революционеров

Везде и всюду Саакашвили и его соратникам мерещатся контрреволюция и саботаж. И, конечно же, центр управления и координации деятельности врагов революции находится где-то на севере




Любая революция, пусть даже и "бархатная", выдвигает новых лидеров, способных манипулировать частью электората. Несомненно, героем последних событий в Грузии, связанных с вынужденным самоустранением от власти Эдуарда Шеварднадзе, стал лидер оппозиции Михаил Саакашвили. Захватив власть в стране путем принуждения к отставке законного президента, "триумвират" как бы установил в Грузии революционный порядок. Михаил Саакашвили, не имея внятного государственного статуса, будучи на деле всего лишь одним из кандидатов в президенты, разъезжает по стране, инспектирует воинские части на границе с Россией, делает популистские заявления, раздает советы-приказания министрам и генералам. Он уже считает себя главой государства, несмотря на то, что и.о. президента все же – Нино Бурджанадзе. Г-н Саакашвили надеется на два фактора: достигнутую договоренность в стане оппозиции, а также на то, что до выборов президента Грузии остается не так много времени. Правда, несмотря на такую завидную уверенность, везде и всюду Саакашвили и его соратникам мерещатся контрреволюция и саботаж. И, конечно же, центр управления и координации деятельности врагов революции находится где-то на севере.

В течение 11-ти лет Грузия жила под руководством Эдуарда Амвросиевича, который управлял страной в лучших традициях членов Политбюро брежневского розлива. И вот получила в наследство от Шеварднадзе его же ученика, превзошедшего самого мэтра. Саакашвили начал восхождение на Олимп грузинской политики еще в те времена, когда Грузия не определилась с приоритетами во внешней и внутренней политике. Вновь пришедшее к власти грузинское руководство, свергнув первого президента Звиада Гамсахурдия, продолжало гражданскую войну на два фронта – с абхазами и звиадистами, но все еще делало вид, что находится в сфере влияния России. Западные страны, в частности США, тогда занимали выжидательную позицию.

В начале 90-х Саакашвили, окончив факультет международных отношений Киевского университета, решил искать счастье на Западе. Для начала молодой юрист прошел стажировку в нескольких престижных европейских институтах; тогда же он познакомился в Страсбурге со своей будущей женой Сандрой, гражданкой Нидерландов. После этого Саакашвили отправился за океан, где закончил магистратуру и получил научную степень. В Нью-Йорке начал делать карьеру адвоката, практикуя в известных юридических конторах.

Как раз в то время Шеварднадзе набирал новую команду из молодых и перспективных политиков. Ответственным за рекрутов стал активный член президентской команды, правая рука Эдуарда Амвросиевича, тогдашний лидер партии "зеленых" Зураб Жвания. Именно он представил молодого юриста Саакашвили президенту, который сразу принял его в команду, предоставив ему "льготные условия". Для начала Шеварднадзе посоветовал своим помощником ввести Саакашвили в список своей партии "Союз граждан Грузии" на парламентских выборах 1995 года. После избрания тот стал руководителем одного из комитетов парламента, а спустя некоторое время назначен главой парламентской фракции "Союза граждан". Это дало Саакашвили возможность громко выступать с высокой трибуны парламента, клеймя врагов грузинского государства, коих он видел в каждом представителе пророссийского спектра местной политической элиты. Доставалось и некоторым руководителям исполнительной власти: пламенный трибун обвинял их в коррупции, содействии врагам демократии и пособничестве российским спецслужбам. Привычку видеть в каждом политическом оппоненте "агента Кремля" Михаил Саакашвили, скорее всего, унаследовал от Звиада Гамсахурдия, горячим сторонником которого являлся на заре перестройки, хотя об этом факте сейчас в Тбилиси вспоминают немногие. Впоследствии, уже в процессе противостояния с самим Шеварднадзе, Саакашвили и его обвинял как ставленника России и проводника имперских устремлений северного соседа.

Но это было потом. А пока Шеварднадзе решил поставить своего молодого ученика на ответственный пост: в 2000 г. Михаил Саакашвили назначается министром юстиции. Продержался он на этой должности недолго. Для начала затеял известную судебную реформу, впоследствии переименованную в "реформу Саакашвили". Суть ее заключалась в том, что все кандидаты в судьи обязаны были проходить конкурс и специальные тесты перед назначением на должность. Затея, безусловно, хорошая, но на деле вышло хуже некуда. Была установлена определенная такса (в каждом регионе страны своя), которую необходимо пожертвовать на нужды аттестационных комиссий, естественно, сформированных из сотрудников Минюста. Любой гражданин, имеющий юридическое образование и внесший пожертвование, мог быть назначен за плату на должность судьи. Разумеется, такса менялась по мере роста амбиций кандидата. К слову, в Грузии эта порочная система была фактически узаконена и действует по сей день.

Не успев разобраться с судебной реформой, новый министр юстиции принялся за своих коллег министров. Саакашвили устраивал ежедневные скандалы, принося на заседания правительства фотографии особняков грузинских чиновников с требованиями отчитаться на предмет законности нажитого имущества. Это вызвало гнев не только коллег по цеху, но и самого президента. Шеварднадзе попросил молодого министра тихо подать в отставку.

Так Саакашвили начал самостоятельную карьеру публичного политика. Он опять избирался депутатом и создал свою политическую праворадикальную партию "Единое национальное движение". Эта организация своими националистическими и популистскими лозунгами напоминает российскую ЛДПР, обладает свойственным таким структурам дисциплиной и преданностью вождю.

Окончательный переход Саакашвили в оппозицию связан с известными событиями осени 2001 года. Тогда все бывшие молодые соратники Шеварднадзе, включая Жванию, Барамидзе, Бурджанадзе, Ногаидели и других, демонстративно покинули команду президента и начали кампанию по его свержению. К этому времени Шеварднадзе не устраивал их своей нерешительностью в деле реформ и недостаточной, как они считали, преданностью западным ценностям.

Сегодня вся гигантская энергия Саакашвили перенаправлена на "врагов революции", которых он видит в каждом, кто сомневается в том, что он избран для спасения отечества. А в Тбилиси многие ломают голову на тем, нужно ли говорить спасибо экс-президенту Шеварднадзе за воспитание подобного ученика, поскольку существуют опасения, что с таким напором Саакашвили еще нарубит дров. По мнению аналитиков, в Грузии гораздо раньше, чем считают многие, может начаться поиск внешних и внутренних врагов, который в итоге выльется в хаос. Впрочем, внешние враги уже известны – шпиономания среди младореформаторов приобретает угрожающие размеры.

Ответить:

Выбор читателей