В Казахстане скоро нечего будет пить

Критическое состояние водохозяйственных систем Казахстана становится угрозой для здоровья населения и развития экономики. Без решения проблемы водообеспечения у страны просто нет будущего




В Казахстане наблюдается бурный экономический рост. За счет разработки своих огромных нефтяных кладовых страна богатеет, преображаясь буквально на глазах. Казалось бы – все условия, чтобы ее граждане наслаждались жизнью и... размножались. Ведь на огромной территории проживает всего 15 млн человек. Однако многие эксперты-демографы придерживаются мнения, что население республики никогда не будет многочисленным, и причина тому – дефицит водных ресурсов. В январе с.г. в Астане был представлен "Отчет о человеческом развитии Казахстана за 2002 год", подготовленный экспертами Программы развития ООН (ПРООН). Главной темой документа стало как раз водообеспечение. (Хотя в исследовании и фигурируют данные 2002 г., очевидно, что за минувший год в этом отношении мало что изменилось.) А сделанные выводы сводятся к тому, что критическое состояние водохозяйственных систем Казахстана становится угрозой для здоровья населения и развития экономики.

По обеспеченности водой в расчете на площадь территории Казахстан находится на последнем месте среди всех постсоветских стран. По состоянию на 1991 г. его водные ресурсы оценивались всего в 2,1% от запасов бывшего СССР, и с тех пор ситуация только ухудшилась. С середины 80-х годов суммарный речной сток в республике уменьшился на 25 куб. км в год, однако и нынешние трудности еще не предел, учитывая, в частности, китайские гидротехнические проекты на трансграничных реках. По расчетам казахстанских экспертов, в ближайшие годы страна может потерять до 50% своих сельхозугодий из-за деградации почв, что в значительной степени связано с нехваткой влаги.

Централизованным водоснабжением в Казахстане охвачено лишь 40% населения. Многие водохозяйственные системы работают не на полную мощность либо не работают вообще. Отдельный вопрос – водоснабжение крупных городов, в том числе столицы. Качество поверхностных вод практически по всем основным водотокам не соответствует никаким стандартам. Крупнейшие реки загрязнены – их воды не могут использоваться без предварительной очистки. Между тем более 40% водопроводов не имеют необходимых очистных сооружений; водоразводящие сети, износ которых доходит до 70%, находятся в ужасном состоянии, что является причиной частых аварий. Даже без учета аварийных загрязнений, 50% жителей Казахстана вынуждены потреблять воду, не отвечающую нормам жесткости, 5% – воду, не отвечающим санитарно-гигиеническим нормам. Потребление некачественной воды не может не отражаться на здоровье населения, ведет к распространению таких инфекций, как дизентерия, брюшной тиф, вирусный гепатит. В целом, по данным Министерства здравоохранения Казахстана, 80% заболеваний в стране так или иначе связано с низким качеством воды.

Надо сказать, что вплоть до 2002 г. в республиканском бюджете не предусматривалось ассигнований на ремонт и восстановление водохозяйственных объектов. С учетом огромных долгов потребителей, именно дефицит средств стал главной причиной ухудшения технического состояния этих систем. В 2001 г. правительство утвердило "Стратегию развития водного сектора экономики и водохозяйственной политики Республики Казахстан до 2010 года", была также подготовлена концепция урегулирования проблем водопользования на трансграничных реках. В 2002 г. утверждена отраслевая программа "Питьевые воды"; парламент приступил к рассмотрению нового "Водного кодекса". Возобновилось бюджетное финансирование водного хозяйства: в 2002 г. было выделено 2,32 млрд тенге, в 2003 – 6 млрд тенге (1 руб.=4,9 тенге). До 2010 г. только на реализацию программы "Питьевые воды" планируется потратить 115 млрд тенге. Эксперты ПРООН настойчиво рекомендуют также привести в соответствие расценки на воду с ее рыночной стоимостью: по их расчетам, цена 1 кубометра воды должна составлять не менее 100 тенге против 30-60 тенге на сегодняшний день.

Проблема не только в изношенности водохозяйственных систем, но и, повторим, в физическом дефиците воды. В настоящее время примерно 85% водопотребления удовлетворяется за счет использования поверхностных вод и 15% – за счет подземных источников. Речной сток составляет в среднем 100,5 куб. км в год, из которых только 56,5 формируется на территории Казахстана; остальной объем поступает из Узбекистана, Киргизии, России и Китая, что делает республику крайне зависимой от действий сопредельных государств. Так, в формировании стока поверхностных вод в регионе Средней Азии и южного Казахстана доля последнего составляет 4,5 куб. км из общего объема в 115,6 куб. км в год, или всего 3,9%. Доля же в региональном водопотреблении – 10,4%. Это в основном вода рек Сырдарья и Чу, берущих начало в Киргизии, где формируется 25,4% регионального стока. Если на юго-востоке Казахстана расположены крупные озера (достаточно упомянуть Балхаш) и сосредоточено свыше 60% имеющихся в республике подземных вод, то западнее – в Приаралье – ситуация напрямую определяется тем, когда и сколько накопленной в водохранилищах воды спустит в Сырдарью Киргизия и сколько ее заберет по пути Узбекистан.

Совокупный объем обязательных, по экологическим и санитарным требованиям, пропусков воды по всем рекам Казахстана составляет около 29 куб. км в год; транспортно-энергетические затраты стока по Иртышу – 8,7 куб. км; потери в водоемах за счет испарения и фильтрации – 12 куб. м; потери из-за невозможности сбора весеннего половодного стока равнинных рек в центральных регионах – 4,8 куб. км. В сумме получается 54,5 куб. км в год; таким образом, Казахстан располагает поверхностными водами для хозяйственного использования в размере не более 46 куб. км. В маловодные годы общий объем снижается до 58 кубокилометров, а располагаемый – до 26 (все это – по данным казахстанских экспертов; оценки ПРООН несколько ниже: объем располагаемых водных ресурсов не превышает 43 куб. км в год, опускаясь в маловодные годы до 25 куб. км).

В принципе, в "обычные" годы Казахстан не должен был бы страдать от жажды, если бы водные ресурсы распределялись по территории республики более-менее равномерно. Увы, это не так. Скажем, в бассейне Иртыша с водой все в порядке, но есть районы, где постоянно ощущается ее острейший дефицит – в первую очередь, в промышленно развитых центральном (3% в общем стоке поверхностных вод) и северном (4%) регионах. Практически лишены пресной воды основные нефтедобывающие области – Мангистауская, Атырауская, Кызылординская и Актюбинская. Нехватка воды не позволяет Казахстану в полной мере использовать экономический потенциал своих территорий.

При этом на долю промышленности в использовании водных ресурсов приходится всего 18-20%, на коммунально-бытовые нужды уходит еще 5-6%, а главным расточителем драгоценной влаги выступает сельское хозяйство – свыше 75% совокупного потребления. Именно здесь – значительный потенциал для экономии воды. Кстати, уровень водопотребления в данной отрасли не меняется с середины 70-х годов, тогда как ее доля в ВВП сократилась с тех пор с 23 до 9%.

Восстановление водохозяйственных объектов, развитие систем сбора, накопления и межрегионального перераспределения водных ресурсов, внедрение современных технологий в аграрном секторе – все это требует немалых денег. Но, наверное, это более рационально, чем бесконечно уповать на переброску из России части стока Оби. Так или иначе, решить проблему водообеспечения для Казахстана жизненно необходимо – иначе у страны просто нет будущего.

Ответить:

Выбор читателей