Заложников ипотеки выкинут на улицу

Согласно проекту нового Жилищного кодекса, если между кредитором и заемщиком возникли трения на почве погашения ипотечного кредита, то банк вправе потребовать освобождения квартиры




Несмотря на всеобщую эйфорию по поводу ипотечного кредитования, которое должно стать локомотивом российской экономики, подобно автомобильной промышленности в США прошлого века; несмотря на общий хор восторгов и надежд начиная со Всемирного банка и заканчивая высшим руководством страны, перед этим видом деятельности стоит ряд на сегодняшний день неразрешимых проблем. Все дело в том, что в соответствии с действующим Жилищным кодексом, принятым еще в 1983 г., права банков, выдающих кредит, риелторов и застройщиков находятся под серьезным сомнением. По действующему законодательству, даже если обладатель ипотечной квартиры нарушает свои обязательства перед кредитным учреждением, возможность выселить должника из занимаемой квартиры равна нулю.

В случае с гражданами, проживающими в муниципальных квартирах, все проще. Хотя споры о должниках по ЖКХ и их переселении в менее комфортабельные и меньшие по площади квартиры ведутся давно и пока безуспешно, законодательно все оправдано и обосновано. В случае если гражданин, занимающий жилплощадь, не оплачивает услуги ЖКХ в течение шести месяцев, решением суда его переселяют в квартиры из специального фонда, не менее 6 кв. м на каждого члена семьи. И все это по закону, принятому Госдумой прежнего созыва. Что делать в том случае, если обладатель ипотечной квартиры прекращает выплаты банку-кредитору, до сих пор законом не регламентировано. Местные администрации, понятно, ни с банкирами, ни с риелторами делиться своими небогатыми фондами не намерены, даже из расчета нищенских 6 кв. м на человека. Налицо законодательный тупик.

Рассмотрим гипотетическую ситуацию: семья молодых менеджеров, работающих в одной фирме, с неплохим доходом, решает обзавестись новой квартирой. Супруги продают старое жилье, вносят первый платеж по ипотечному кредиту, въезжают в квартиру, как вдруг… Предприятие, где работала семья, обанкротилось. Денег на погашение кредита нет, старой квартиры тоже. И в данном случае перспективы для банка вернуть кредит или квартиру в рамках закона весьма туманны. Более того, банки не столь заинтересованы в выселении неплательщиков, сколько в исполнении существующих договоров.

Банк – организация не благотворительная, а посему на рынке ипотечных кредитов в связи с описанной ситуацией работает лишь считаное число финансовых учреждений, приспособившихся к подобным условиям. Решить эту сложную коллизию призван новый Жилищный кодекс, который разрабатывается в недрах Госдумы. По планам авторов законопроекта, в ипотечном процессе не должны участвовать ни государственные, ни муниципальные структуры. Если между сторонами возникли трения на почве погашения кредита, то банк вправе потребовать освобождения квартиры, вернув жильцу первоначальный взнос, а также выплаченную часть кредита. Более того, как полагают разработчики, если арестованная квартира будет продана по более высокой, нежели указанной в договоре цене, то должник получит и эту разницу.

Тем не менее, обладатель ипотечного кредита останется на улице, хотя и с деньгами. Согласится ли какой-нибудь банк в будущем заключить с ним новый ипотечный договор, догадаться несложно.

Подобные предложения не устраивают и банкиров, полагающих, что должникам по ипотеке надо предоставлять социальное муниципальное жилье. Это могло бы снизить недоверие широких слоев населения к жилищному кредитованию и совершить прорыв в данной области.

Квартира для наших граждан – категория особая. Мобильность общества, несмотря на годы реформ, невысока, желающих жить в съемном жилье немного. Таким образом, чтобы запустить реальный механизм массовой ипотеки, правительству и парламенту придется немало поломать голову, чтобы не ущемить интересы банкиров, работающих на этом рынке, и не напугать тех, кто уже готов получить ипотечный кредит.

Ответить:

Выбор читателей