Потанин затмил яйца Вексельберга

Одно дело – приобрести для Родины какую-то приятную финтифлюшку, и совсем другое – целое работающее предприятие, над которым в скором времени можно будет водрузить гордый российский триколор

"Yтро" и Центр репутационных технологий представляют традиционные еженедельные рейтинги за период с 29 марта по 4 апреля 2004 года.


Нажмите для просмотра таблиц рейтинга


ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА

Тяжелый тюремный дух, сгустившийся на нашей политической сцене на прошедшей неделе, способен вызвать у добросовестного наблюдателя отвращение к своей профессии. В самом деле, кому весело разбирать кривые строки подметных писем, высчитывать, какие методы физического воздействия и в какие сроки способны коренным образом изменить мировоззрение человека, да вспоминать исторические прецеденты, один другого страшнее? Это уже область не столько политической аналитики, сколько уголовного права и судебной психиатрии. Некоторым отдохновением от глобального эпистолярного безобразия может послужить разве что созерцание наших философических таблиц, где в радующем глаз порядке расположены находящиеся на воле фигуранты экономических и административных процессов, причем, заметьте, ни узников, ни тюремщиков среди них не значится.

Наши герои предаются невинным развлечениям вроде структурной реформы органов исполнительной власти со страстью поистине заразительной. 1 апреля, согласно древнему обычаю, состоялось заседание правительства, посвященное актуальным вопросам бюрократической практики. Среди них: сколько заместителей должно быть у уважающего себя министра; кто круче – замминистра или руководитель департамента министерства; повысится ли крутизна последнего, если переименовать его в "директора департамента"; не западло ли бывшему замминистра соглашаться на начальника департамента, даже если его обзовут директором? Согласитесь, это куда увлекательнее, чем традиционный Парад дураков или какие-то там римские сатурналии.

Что касается ответа на поставленные вопросы, то их пока нет, а если и есть, то не на все. Самоотверженные министры добровольно согласились ограничить число своих заместителей двумя, что по части душевного героизма может соперничать со знаменитой Ночью Чудес 4 августа 1789 г., когда лучшие сыновья французской аристократии на заседании Учредительного собрания высказались за отмену феодальных дворянских привилегий. Многие из них, ставшие именоваться в результате случившейся демократизации не принцем и герцогом, а просто "гражданин такой-то", через пару лет сложили свои благородные головы на гильотине, что привило последующим поколениям некоторое недоверие к борьбе с привилегиями. Ибо не следует себя обманывать – тот класс или социальная прослойка, или профессиональное сообщество, которое не сопротивляется попыткам лишить себя каких-либо преимуществ, пусть даже символических, находится на пути к упадку. Обыватель порадуется сокращению чиновников, даже и мнимому, благожелательный комментатор приветствует солнце рационализма, осветившее бюрократические джунгли, но хладнокровный физиолог пощупает пульс пациента, заглянет в его помутившиеся глаза и покачает головой. Сокращения, упрощения, покаяния и самокритика – суть явления болезненные, недвусмысленные знаки декаданса. Здоровым растущим общественным организмам они не свойственны.

Воздерживаясь от чересчур далеко идущих выводов, отметим наиболее активных поборников административной простоты, еще несколько дней тому назад являвшихся ее не менее страстными противниками. Принцы крови действующего правительства, министры Алексей Кудрин и Герман Греф, занимают в нашем рейтинге соответственно третье и четвертое места по обоим показателям. При этом Алексей Леонидович не просто согласился ограничиться двумя заместителями на все свое необъятное министерство, но и агитировал остальных в пользу вышеприведенного тезиса относительно почетности звания директора департамента. Ему же принадлежит эффектный лозунг о "100 топ-менеджерах России" (по другим сведениям, их все-таки не 100, а 300), а также обещания радикального повышения зарплат этим бесценным для страны людям.

За такие заслуги министр финансов по информационным показателям (бронзовая медаль в обеих номинациях, КПД - 1,39) обгоняет министра экономического развития (четвертое место, КПД - 1,48), который покорился судьбе в угрюмом молчании, безо всяких криков восторга. Кроме того, именно из министерства Германа Грефа раздался одинокий голос протеста в хоре поклонников административной реформы. "Не понятый никем первый вестник несчастья Иванушка", то бишь бывший заместитель министра Аркадий Дворкович, осмелился перед своей, видимо, неизбежной отставкой назвать идею лишения министров их заместителей (и еще парочку экономических озарений нового правительства вроде поиска "точки роста" экономики) "бессмысленной".

Растет информационный вес руководителя аппарата правительства Дмитрия Козака, которого, кажется, пресса начала ценить по достоинству. Уровень его позитивности и упоминаемости увеличился сразу на четыре позиции, до пятого места в обеих таблицах, КПД - 1,54. Мы верим, что это еще не предел – человек, начавший свою карьеру на новой должности с такого впечатляющего достижения, как смирение министерской фронды в "деле о заместителях", может в обозримом будущем претендовать и на место в первой тройке. Третье, разумеется. Тем более что вечные обладатели золотой и серебряной медалей пока не слишком весело проводят время. Достаточно сказать, что коэффициент информационной эффективности Первого Лица составляет невзрачные 1,19. Второй призер смотрится чуть лучше – 1,56. Кстати, на неделе выяснилось, наконец, каким образом эти двое познакомились и полюбили друг друга – тайна была открыта президентом во время доверительной беседы с прессой в расслабляющей атмосфере сочинской резиденции "Бочаров ручей". Оказывается, Михаил Ефимович поразил воображение Владимира Владимировича еще в 1995 г. тем, что отправил своего младшего сына в Суворовское училище в Санкт-Петербурге, причем сам жил в это время в Москве. Бескорыстная жертвенность, видимо, вообще характерное качество нового премьера, который, как иногда кажется, так и взыскует мученического венца. Вот, например, с каким самоотречением он высказался в конце прошедшей недели об административной реформе: "Я могу взять на себя реформу, хотя и не я являюсь ее автором. Не получится – я буду виноват".

КОМПАНИИ И БИЗНЕСМЕНЫ

Разумеется, если б Михаил Ходорковский с другими членами своей "организованной преступной группы" по-прежнему значился в наших таблицах, то никому другому о первых трех местах не пришлось бы и мечтать. Но поскольку ни Михаила Ходорковского, ни Леонида Невзлина, ни Платона Лебедева в их нынешнем положении к полноценным деятелям отечественного бизнеса отнести, увы, нельзя, нам приходится довольствоваться констатацией неоспоримого лидерства компании "ЮКОС" в рейтинге упоминаемости среди организаций. По позитивности "ЮКОС" уступил первое место "Газпрому", но тут разница составляет всего один балл, зато у "Газпрома" КПД - 1,78, тогда как у "ЮКОСа" – 1,48. Как говорится, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, и лучше быть естественным полугосударственным монополистом, чем уголовно преследуемой частной компанией.

Отметим, однако, занятное событие, касающееся отношений несчастных нефтяников с немилосердным к ним государством. На неделе новый министр природных ресурсов Юрий Трутнев, чей выдающийся информационный результат можно наблюдать в таблицах предыдущего раздела, прокомментировал проверки структур "ЮКОСа", проводившиеся его министерством еще в те времена, когда он был губернатором: "Нарушения есть, но они не носят настолько серьезного и принципиального характера", так что лицензии отзываться не будут.

Это особенно удивляет на фоне предполагаемого лишения "Сургутнефтегаза" сразу трех лицензий, а также планов отсудить у компании Владимира Богданова Талаканское месторождение, которым она распоряжается по решению суда. Прямо какая-то смена вех. "Сургутнефтегаз" на неделе еще и рассорился со своими партнерами по консорциуму, создаваемому для освоения месторождений Восточной Сибири. В то время как в "Газпроме" и "Роснефти" настаивают на комплексном подходе к деятельности консорциума, т.е. на необходимости делить затраты на добычу и прибыль от продажи нефти и газа, Владимир Богданов заявил, что консорциум создавался только для совместного строительства инфраструктуры на нефтяных месторождениях, но не для их освоения. Президент "Сургутнефтегаза" вообще не балует прессу какими бы то ни было своими выступлениями, а чтобы одни государственные нефтяники публично ругались с другими, не менее государственными, – это вообще удивительное и беспрецедентное природное явление. Под влиянием этого атмосферного курьеза позитивность "Сургутнефтегаза" упала на десять позиций (до 20-го места, КПД - 0,65), а "Роснефти" - на шесть (до 15-го, КПД - 1,5). Не в лучшем положении и г-да Богданчиков и Богданов, особенно последний, опустившийся в рейтинге позитивности на самое нижнее 15-е место, с коэффициентом информационной эффективности в 0,5. Вот к чему приводят внутривидовая конкуренция и междоусобная рознь – говорят, великий Восточносибирский консорциум может вообще не состояться, что ставит под сомнение всю богатую идею пришествия патриотических промышленников на территорию, очищенную от юкосовских космополитов, или, как сейчас принято выражаться, "людей воздуха".

Обратимся теперь к другому, более успешному, примеру бизнес-патриотизма. ГМК "Норильский никель" объявила о приобретении через свою лондонскую "дочку", компанию Norimet, около 20% акций южноафриканской золотодобывающей компании Gold Fields Ltd за $1,16 миллиарда. Это самое крупное зарубежное вложение, когда-либо сделанное российским бизнесом. Владимир Потанин таким образом затмил не только "ЛУКОЙЛ" с его заправками Getty или "Северсталь" с заводом Rouge, но и Романа Абрамовича с "Челси", не говоря уж о разной мелочи вроде яиц Вексельберга. Одно дело – приобрести для Родины какую-то приятную финтифлюшку, и совсем другое – целое работающее предприятие, над которым в скором времени можно будет водрузить гордый российский триколор. Особенно благородно смотрится начинание Владимира Олеговича на фоне вышеупомянутых компрадоров, которые так и норовят продать наворованные ими общенародные недра каким-нибудь зарубежным империалистам. Конечно, скептики могут сказать, что 20% акций – вовсе не контрольный пакет, и, таким образом, операция Golden Fields Forever представляет собою изящно закамуфлированный вывод капиталов за границу. Но мы не будем прислушиваться к голосам очернителей, в то время как Владимир Потанин улучшает свой информационный результат сразу на девять баллов, достигая одним мощным рывком третьего места в рейтинге позитивности. По упоминаемости владелец "Интерроса" на шестом месте, КПД его составляет 2,55. Озолотившийся "Норильский никель", вложивший в эти копи царя Соломона чуть не всю свою годовую выручку, в награду получает 12-е место по позитивности среди компаний, 19-е по упоминаемости и КПД - 2,61. Упоминаемость и позитивность холдинга "Интеррос", наоборот, несколько снизилась, как будто он тут ни при чем – очередное свидетельство неизлечимой поверхностности, свойственной нашей прессе.

Ответить:

Выбор читателей