Трудно быть американским богом...

Присутствие американских войск в Ираке – реальный факт, с которым уже ничего не поделать. Требовать их вывода оттуда – значит обречь себя на еще более жестокий виток террора, который неизбежно последует за признанием США своего поражения


Фото AP



Несмотря на серьезные трудности, с которыми в эти дни сталкиваются США в Ираке, американская политическая элита, как и в прошлом, не позволяет себе принципиального размежевания в вопросах, затрагивающих престиж Соединенных Штатов как сверхдержавы. Синхронно прозвучавшие программные тезисы Джорджа Буша и его оппонента от демократов Джона Керри показывают, что даже видеокадры чудовищной расправы над американскими гражданами в Ираке не стали поводом усомниться в стратегической правильности всего, что делает Вашингтон в этом регионе.

"На прошлой неделе ситуация в Ираке самым драматическим образом изменилась к худшему. Американцев, каких бы политических убеждений они ни придерживались, объединяет одно – решимость одержать победу. Экстремисты, нападающие на наших солдат, должны знать: им не удастся расколоть Америку, или поколебать решимость американцев, или вынудить США вывести войска раньше срока. Наша страна взяла на себя обязательство помочь иракцам в построении стабильного, мирного и плюралистического общества. Кто бы ни был избран президентом США в ноябре, мы будем неуклонно выполнять эту задачу". Это слова вполне произнести Буш, хотя сказал их в интервью The Washington Post именно Джон Керри. В свою очередь, лидер демократов наверняка подписался бы под словами своего оппонента, сказанными Бушем на его большойпресс-конференции, посвященной событиям в Ираке: "В случае нашей неудачи в Ираке последствия будут просто невообразимыми. Если в этой стране появится новый тиран, все друзья Америки и свободного Ирака будут брошены в тюрьмы, обречены на пытки. Все враги Америки и свободного мира будут праздновать наше поражение, радоваться нашей слабости и нерешительности, используя эти доводы для вербовки нового поколения убийц".

Те, кто год назад с сожалениям и разочарованием следил за победной поступью американского сапога по иракской земле, сегодня воспрянули. И в Германии, и во Франции, и в России говорят одно и то же: то, что сегодня творится в Междуречье, можно было предвидеть заранее. "Ситуация в Ираке плоха настолько, насколько и предполагалось", – говорит миллиардер Джордж Сорос, закоренелый недруг своего американского тезки. Ситуация представляется тем более опасной, что мировое сообщество не вполне информировано о реальном положении дел в Ираке. Долгое время казалось, что военный контроль, осуществляемый оккупационными войсками на территории страны, мог быть недостаточным для того, чтобы не допустить проникновения на территорию стратегических объектов шахидов, но вполне приемлемым для удержания оперативной ситуации под контролем. События последних недель показали, что даже это не так. Похоже, что зашедший в тупик процесс поиска подходящих для будущего национального правительства Ирака людей с одной стороны, и трудности с налаживанием элементарного быта иракцев уже сегодня с другой, побудили экстремистов пойти на абордаж максимально широким фронтом. Апрельская вспышка массового насилия стала возможна хотя бы потому, что, пожалуй, впервые за год сплелись в единый клубок внешне разные процессы: шиитский экстремизм, саботаж суннитов, шахидский террор и обычный там, где нет твердой власти, бытовой бандитизм "улицы", скрывающийся под маской "национального сопротивления". Ко всему этому стоит прибавить и амбиции тех групп иракского общества, которые бояться остаться за бортом политического процесса, подготавливаемого американцами. Феномен шиитского лидера Муктады ас-Садра, которого умелые пиарщики уже провозгласили "вторым Хаменеи", состоит не в сакральности этой невыразительной даже при признанию самих шиитов фигуры, а в том, что он первым попытался силой внести свои правки в американский план по передаче власти национальному правительству. Вчера его люди передали американцам из осажденного Наджафа свой "план мирного урегулирования", детали которого не разглашаются. Именно так сегодня в Ираке выглядит политика. Впрочем, она почти всегда выглядит так там, где тон ей задают военные.

Однако ситуацию в Ираке не стоит и драматизировать. Американцы действительно несут потери, но год назад они тоже несли потери, которые в стратегическом плане никак не повлияли на расклад сил. Объективно у противников США в этом регионе нет сегодня достаточных сил для того, чтобы покончить с оккупацией. В мятеж вовлечены всего несколько городов, большая часть территории страны, по крайней мере сегодня, воспринимает присутствие американцев либо как вынужденное зло, либо положительно. Год назад в числе главных угроз, подстерегающих Соединенные Штаты в этом регионе, называлась угроза межэтнических конфликтов, в которую могли быть вовлечены шииты, сунниты и курды. Ничего подобного не произошло – и это стоит счесть большим успехом коалиционных сил.

Год назад на прямой вопрос о позиции России в отношении войны в Ираке Путин сказал: "Мы с самого начала считали неправильным развязывание США этой войны. Но уж коли это произошло, мы не можем и не должны желать Америке поражения, т.к. его последствия отразятся не только на ситуации в этом регионе, но во всем мире". Сегодня эта мысль едва ли не более актуальна, чем тогда. Присутствие американских войск в Ираке – реальный факт, с которым уже ничего не поделать. Желать или требовать их вывода оттуда – значит обречь себя на еще более жестокий виток террора, который неизбежно последует за признанием США своего поражения. Если 30 июня Вашингтон действительно предложит иракцам правительство, отвечающее интересам большинства населения, то, при поддержке со стороны ООН Белому дому, возможно, удастся если и не построить здесь "демократическое плюралистическое" государство, то хотя бы упредить укоренение на местной почве семян фундаментализма.

Читайте также

Ответить:

Выбор читателей