Киев заставит Москву играть по "незалежным" правилам

Вся история торговых отношений России и Украины после 1991 г. – это история перманентных торговых войн. И вопрос, кто кого обойдет в забеге на сдачу норм ВТО, представляет не только спортивный интерес




Не успели смолкнуть фанфары по поводу "очередного исторического" саммита президентов России, Украины, Белоруссии и Казахстана, конструирующих нечто под названием ЕЭП (Единое экономическое пространство), как в Киеве заиграли "Отбой". На встрече в Ялте президенты договорились, в частности, "согласовывать" и "синхронизировать" процессы вступления своих стран во Всемирную торговую организацию. Однако на днях замглавы администрации украинского президента Василий Базив прямо заявил, что никаких консультаций с другими членами интеграционной четверки по поводу условий своего присоединения к ВТО Украина проводить не будет, и вообще: "Главное не то, чтобы вступить вместе или отдельно, а то, чтобы вступить как можно быстрее".

По вопросу допустимых пределов интеграции с Россией в украинских верхах существуют известные противоречия: противники сближения группируются в основном в политическом блоке власти, сторонники – в экономическом. К последним следует отнести прежде всего вице-премьера Николая Азарова, представляющего Украину в Группе высокого уровня по формированию ЕЭП, и, пожалуй, самого премьера Виктора Януковича. В частности, глава украинского кабинета не раз говорил о том, что Украине и России "необходимо гармонизировать вступление в ВТО", а не мчаться к этой цели наперегонки.

Тем не менее, в целом не будет преувеличением сказать, что в ЕЭП, прошлогодние соглашения о создании которого Кучма подписал с существенными оговорками, Украина привычно играет ту роль "крота-терминатора", которую она исполняла и в других интеграционных начинаниях в СНГ с участием России. Как известно, войти в ЕЭП Украина согласилась не от хорошей жизни и без особого удовольствия – просто в Европу не пускают, а существовать как-то надо. Пресловутая "многовекторность" ее внешних политических и экономических устремлений имеет четкие приоритеты: Запад (ЕС, НАТО) – это, согласно официальным декларациям, "стратегический выбор", а Восток (ЕЭП) – тактический. От проекта ЕЭП Киеву нужна только зона свободной торговли с Россией без изъятий и ограничений (кстати, двусторонний протокол о поэтапном переходе к такому торговому режиму может быть подписан уже через месяц). Это ускорит развитие украинской экономики и облегчит общее подтягивание страны к стандартам ЕС. Когда же вопрос о вступлении в Евросоюз перейдет в практическую плоскость, партнеров по ЕЭП можно будет кинуть – в прямом и переносном смысле этого слова. Главное – не связывать себя в рамках ЕЭП более тесными, чем беспошлинная торговля и свободное перемещение рабочей силы, интеграционными узами. Такова вкратце превалирующая в Киеве концепция, которая отнюдь не является каким-то секретом. А вот почему Россия так жаждет расширить формируемое экономическое пространство за счет территории, где "единые" правила все равно будут подменяться "незалежными", – это действительно государственная тайна.

Между тем, даже при ограничении интеграции образованием зоны свободной торговли, все равно требуется согласование внешнеэкономической политики и в первую очередь – торговых режимов с третьими странами. К примеру, если на каком-то участке внешних границ зоны убираются таможенные барьеры, то существование их на других участках просто теряет смысл. Всерьез заниматься координацией таможенной политики не хочет, на самом деле, не только Киев, но и Москва. Во всяком случае, перед недавним подписанием соглашения с ЕС, давшего "зеленый свет" вступлению России в ВТО, никаких консультаций с партнерами по ЕЭП не проводилось. Это, между прочим, дает украинским противникам ЕЭП основания утверждать, что, призывая к согласованию переговорных позиций по проблематике ВТО, коварные москали хотят лишь одного – притормозить процесс вступления Украины в эту организацию, чтобы успеть туда первыми.

Что бы ни говорил Янукович по поводу "гармонизации", но на практике Украина движется в ВТО, руководствуясь принципом, который озвучил Базив: главное – как можно быстрее, пусть даже ценой значительных торговых уступок. Может статься, украинский рынок окажется в итоге настолько открытым, что превратится в "проходной двор", и вопрос о создании между Россией и Украиной зоны свободной торговли отпадет сам собой. В отличие от российских переговорщиков, пытающихся, насколько возможно, защитить "отечественного производителя", украинские представители на переговорах со странами-членами рабочей группы по вступлению Украины в ВТО особо не упорствуют и подписывают протоколы о доступе на рынки, сдавая одну позицию за другой. Так, соответствующее соглашение с Евросоюзом Украина заключила в прошлом году, не добившись даже признания за собой статуса страны с рыночной экономикой (вероятно, такой статус ей все-таки будет предоставлен на июльском саммите ЕС).

На сегодняшний день Украина собрала половину из 46 необходимых протоколов. Определенные трудности ожидаются на переговорах с США (соглашение готово чуть ли не на 99%, но камнем преткновения стали меры против производителей пиратских компакт-дисков, которые американцы считают на Украине недостаточными), Японией (вопросы сертификации бытовой техники), Австралией (требование увеличить квоту на ввоз тростникового сахара-сырца), Китаем, Турцией, Аргентиной. Скорее всего, задача, поставленная Кучмой перед правительством, – вступить в ВТО до конца текущего года, – выполнена не будет. В Минэкономики Украины сейчас осторожно говорят о "начале 2005 года", но и это, наверное, слишком оптимистично. По всей видимости, Украина и Россия придут к финишу примерно в одни и те же сроки. (Планы российского правительства относительно вхождения в ВТО – 2005-2006 гг., однако американский и китайский барьер, возможно, придется преодолевать с не меньшим трудом, чем европейский). Если Украине все же удастся вырваться вперед и попасть в рабочую группу по вступлению России в ВТО, то теоретически она может воспользоваться этим для решения своих проблем в двусторонних экономических отношениях, причем, не исключено, даже с большей эффективностью, чем добиваясь того же в рамках зоны свободной торговли (например, что касается уплаты НДС на энергоносители в стране назначения товара).

Украина для России – третий по значимости торговый партнер (после Германии и Белоруссии), Россия для Украины – первый, причем как по импорту (40% поставок), так и по экспорту (16%). В I квартале текущего года взаимный товарооборот достиг почти $3,9 миллиарда. Вместе с тем, за исключением нефтегазовой сферы, российская и украинская экономики во многом однотипны и не только дополняют, но и в значительной степени конкурируют друг с другом. Вся история торговых отношений России и Украины после 1991 г. – это история перманентных торговых войн. И вопрос, кто кого "обойдет на круг" в забеге на сдачу норм ВТО, представляет не только спортивный интерес.

Ответить:

Выбор читателей