Государство крепко задумалось о последствиях

Валерий Горегляд: "Не стоит политизировать тему приватизации. Тем более сам президент сказал, что пересмотра ее итогов не будет. Конечно, если речь не идет о нарушениях закона"

Отношения собственности, приватизация и национализация, ситуация, сложившаяся в российской банковской системе, а также на рынке недвижимости – на эти и другие актуальные темы "Yтро" беседует сегодня с аудитором Счетной палаты Валерием Гореглядом.

"Yтро": Несколько дней назад представитель "Единой России" Олег Морозов заявил о возможности выдвижения законодательной инициативы, предполагающей национализацию предприятий ввиду неэффективности их деятельности. Как бы вы прокомментировали данное заявление?

Валерий Горегляд: Я не знаю пока всех нюансов юридической конструкции предполагаемого законопроекта, а также его экономической сущности, чтобы выносить окончательный вердикт по этому поводу и давать законченное суждение. Но в целом такая постановка вопроса, сами идеи подобного рода, звучащие сегодня из уст различных политиков, меня пугают. Такого рода заявления не создают благоприятного делового климата. Все это отпугивает инвесторов, ибо пока в стране нет гарантии прав собственности, в ней невозможно вести долгосрочный, предсказуемый бизнес. С этим, возможно, как раз и связано то, что объем долгосрочности инвестиций в российскую экономику не столь велик, как нам хотелось бы.




Вместе с тем, изменение формы собственности в зависимости от эффективности деятельности того или иного предприятия – один из самых эффективных элементов рыночного регулирования. Мы должны расчищать нашу экономику от неэффективных предприятий, помощь которым тяжким бременем ложится на государство. Более того, государство, чтобы поддержать деятельность подобных предприятий, часто стремится законодательно создать для них некие преференции, разрушая тем самым конкурентную среду и, опять-таки, препятствуя возможности прихода инвесторов. Поэтому процедура банкротства, целью которой является получение эффективного собственника, – это нормальный рыночный институт. И пока этот институт не начнет действовать в России, говорить о каких-то успешных реформах и долгосрочном устойчивом экономическом развитии достаточно сложно. Однако определять, эффективно предприятие или нет и нуждается ли оно в смене собственника, должен рынок и рыночные институты, а не чиновники. Если разработчики закона о национализации говорят о том, что некие государственные бюрократические структуры должны сами определять, эффективно предприятие или нет и на основе этого принимать решение о национализации, тогда никакого успеха в экономике у нас не будет. И никакого удвоения ВВП мы в соответствующие сроки не получим. Но надо смотреть текст закона – может не все так страшно, как то, о чем мы говорим.

"Y": Между просто банкротством неэффективной компании и национализацией есть существенная разница. Национализация – это передача объекта из частной собственности в собственность государства. А государство, как показывает опыт, собственник не такой уж и эффективный...

В.Г.: У нас по конституции формы собственности равны. Частная, государственная, любая другая. Если в результате процедуры банкротства контрольный пакет переходит государству, причем в результате аукциона, на конкурентных началах с частными собственниками, – ну что ж здесь плохого? Почему мы должны заранее выносить приговор государственной форме собственности? Приватизация, национализация – это взаимно сопряженные этапы, которые мы часто наблюдаем в экономиках разных стран. Взять Великобританию: там все это происходило волнами. Сначала один этап – приватизация, потом, через какое-то время, ситуация меняется – происходит национализация. Это нормально, не надо в этом видеть политику. Нормальный элемент экономического регулирования. Экономика имеет разные стадии развития – спад, подъем; она циклична. И для того, чтобы на той или иной стадии правильно решать экономические проблемы, надо пользоваться всевозможными инструментариями. Иногда национализация и передача в государственные руки – это вполне эффективно.

"Y": Все таки, кто же будет решать, эффективно предприятие или нет?

В.Г.: Это должны решать соответствующие рыночные институты. И на то есть соответствующие процедуры – может, они не совсем отработаны законодательно, но, тем не менее, они понятны. Если предприятие не в состоянии выполнять взятые на себя обязательства, расплачиваться с бюджетом, если у него задолженность перед поставщиками, невозвращенные кредиты и т.д. – вот вам основание, чтобы ставить вопрос о смене собственника. Через соответствующие процедуры. И все, и не надо ничего изобретать, никаких дополнительных законов о национализации.

"Y": Можете ли вы дать оценку последнему посланию президента Федеральному собранию?

В.Г.: Думаю, что в речи президента 26 мая реализован замысел послания, а именно – его ориентация на первый год второго президентского срока Путина. То есть, концепция послания, во-первых, ставит оперативные и тактические задачи, во-вторых, раскрывает стратегию на 2004-2008 годы. Отличие этого послания от других я вижу в конкретизации президентом задач на ближайшую перспективу. По ряду отраслей он фактически дал план действий правительству. Соответственно, выполнение нынешнего послания легко контролируемо.

С точки зрения политической стратегии, в период первого срока усилия президента были направлены преимущественно на установление стабильности (экономической, политической, социальной). Эта задача в основном выполнена. Второй же срок будет наполнен теми преобразованиями, с которыми Путин планирует войти в историю.

Очевидно желание президента, чтобы эти преобразования имели максимально возможный позитивный результат для народа России. Вероятно, поэтому акцент в послании сделан на социальной проблематике. Это особенно импонирует мне как аудитору Счетной палаты, курирующему социальное направление, в том числе здравоохранение и образование, которые названы в послании приоритетными.

Вполне закономерно прозвучала тема развития человеческого потенциала страны, она непосредственно связана с задачами, озвученными президентом в прошлом году. Ведь когда мы добиваемся увеличения темпов экономического роста, делаем Россию конкурентоспособной страной, создаем современную армию, неизменно возникает вопрос: кто будет выполнять эти задачи и кто будет пользоваться их плодами? Сформировать полноценное гражданское общество невозможно без преодоления демографического спада, без образованных людей, здоровых физически и нравственно. В послании выражено понимание того, что экономическая мощь и социально-политическая стабильность основываются на человеческом потенциале страны, на благополучии ее жителей.

Примечательно, что призыв главы государства к развитию гражданского общества прозвучал в контексте стартовавшей административной реформы. Из этого следует, что для обеспечения России достойного места в XXI веке государство стремится использовать не только бюрократический аппарат, но и энергию и инициативу граждан страны.

"Y": Намерена ли Счетная палата принять участие в расследовании "дела "Содбизнесбанка" и "Кредиттраста", а также ряда других кредитных организаций, оказавшихся в подобной ситуации? Не кажется ли вам, что происходящее может серьезно сказаться на репутации банковской системы страны?

В.Г.: Комментируя ситуацию вокруг "Содбизнесбанка", я не могу выступать от лица Счетной палаты. Это прерогатива коллегии и председателя. К тому же среди аудиторов не принято комментировать те сферы, которые курируют их коллеги. Могу лишь сказать, что на сегодняшний день коллегией Счетной палаты не принято решение относительно данной ситуации.

Однако как экономист, имеющий опыт законодательного регулирования банковской сферы, могу сказать, что любой криминальный сюжет, связанный с банком, безусловно негативно сказывается на репутации банковской системы. В то же время, для восстановления этой репутации необходимо, чтобы нарушения закона выявлялись и чтобы в связи с этим происходили определенные законодательством действия правоохранительных и судебных органов.

Предметно комментировать ситуацию вокруг "Содбизнесбанка" до завершения следственных и судебных действий некорректно. Тем не менее, очевидно, что подобные проблемы, которые негативно сказываются на репутации не только банковской системы, но и российской экономики в целом, уходят корнями в начало-середину 90-х гг., когда несовершенство законодательной и политической системы не могло предоставить всех необходимых условий для формирования по-настоящему легитимного и юридически непротиворечивого института собственности.

Действия правоохранительных и судебных органов, поскольку они направлены на установление законности в банковской сфере, в конечном итоге должны укрепить доверие клиентов к банкам. Вкладчики должны быть уверены в том, что государство способно контролировать исполнение кредитными организациями закона, в том числе, в части ответственности банков перед партнерами.

"Y": Некоторое время назад премьер Фрадков и глава ФАС Артемьев заявили о том, что цены на рынке недвижимости необоснованно завышены, а московский жилищно-строительный рынок монополизирован двумя-тремя структурами. Нет ли в связи с этим у Счетной палаты намерений заняться изучением ситуации на столичном рынке недвижимости? Насколько, по-вашему, обоснованны предположения о возможном кризисе?

В.Г.: Очевидно, что цены на рынке жилья завышены. Рынок перегрет, и тому есть несколько причин. Возможно, что одна из основных – действия монополистов. Рост цен в Москве существенно превышает общероссийский показатель: в 2003 г. он составил 45% против 26% в среднем по России. Понятно, что во многом это обусловлено активностью перекупщиков жилья. Однако им необходимо учитывать, что высокая доходность должна быть экономически оправданна. Высокие доходы, как правило, связаны с высокими рисками. И в данном случае анализ ситуации заставляет нас быть осторожными пессимистами. Это означает, что цены снизятся, но вряд ли это будет обвал.

"Y": В конце мая на пленарном заседании Госдумы Сергей Степашин заявил о том, что в начале июля на заседании коллегии Счетной палаты будут рассмотрены итоги приватизации за последние 10 лет. По его словам, СП направила запросы в соответствующие министерства и ведомства для получения необходимой информации. Для чего впоследствии будут использованы полученные данные? Создается впечатление, что для пересмотра итогов приватизации все почти готово. Так ли это?

В.Г.: Рассмотрение итогов приватизации не означает их пересмотра. Но желание государства провести анализ экономических последствий приватизации вполне оправданно. Это необходимо при формировании статистической и аналитической базы для подготовки дальнейших решений в области экономической политики. Счетная палата – орган, при помощи которого осуществляется обратная связь между субъектом управления – государством, и объектом – государственными финансами. Не стоит политизировать тему приватизации. Тем более сам президент сказал, что пересмотра ее итогов не будет. Конечно, если речь не идет о нарушениях закона.

"Y": Министр финансов РФ Алексей Кудрин считает, что конфликт вокруг "ЮКОСа" должен разрешиться в суде, а не путем переговоров компании с правительством. При этом Арбитражный суд, как известно, умудрился рассмотреть сложнейшее дело МНС к нефтяной компании (состоящее из 342 томов) за 3 дня, что само по себе нонсенс. Можно ли в связи с этим считать, что государство откажет "ЮКОСу" в рассрочке выплаты требуемой суммы и не предоставит компании возможность реализовать часть собственных активов для получения недостающих средств?

В.Г.: Поскольку Россия является правовым государством, ситуации, подобные тяжбе между "ЮКОСом" и МНС, должны разрешаться в суде, а не келейным порядком. Внесудебное решение данного вопроса нежелательно хотя бы потому, что может показаться обществу теневым. Это создаст нехороший прецедент и негативно скажется на формировании налоговой культуры в России. Что касается сроков рассмотрения материалов в суде, то комментарии по этой теме – прерогатива профессиональных юристов.

"Y": Можете ли вы прокомментировать заявления того же Алексея Кудрина о том, что "государство намерено преследовать тех граждан, которые нарушали закон при накоплении своих капиталов, даже если с этого момента прошло уже более трех-пяти лет"?

В.Г.: Уверен, что действия, связанные с нарушением закона, следует квалифицировать строго с точки зрения действующего в стране законодательства, которое, помимо всего прочего, определяет и сроки давности ответственности за преступления.

Ответить:

Выбор читателей