"Свои" среди "чужих"

В конкурсе ММКФ показали фильм Дмитрия Месхиева "Свои". Пожалуй, это первая в отечественном кинематографе попытка разобраться в том, что происходило во время Великой Отечественной на оккупированных территориях




"Свои" (Конкурсная программа)
Россия
Режиссер: Дмитрий Месхиев
В ролях: Сергей Гармаш, Константин Хабенский, Богдан Ступка, Михаил Евланов

1941 год. Красная Армия, рассыпаясь на клочки, стремительно откатывается от границ в глубь страны. В немецком тылу остаются трое – еврей-политрук, энкавэдэшник и рядовой солдат. На удачу рядовой оказался местным уроженцем и вывел всех троих к родной избе, где их встретил отец солдата – он же, по совместительству, еще и назначенный немцами староста деревни.

Пожалуй, это первая в отечественном кинематографе попытка разобраться в том, что происходило во время войны на оккупированных территориях. Причем немцы в картине присутствуют почти номинально, в качестве статистов – не в них дело. Главный конфликт – между русскими и русскими, между теми, кто за коммунистов, теми, кто против (не за немцев, а именно против "красных"), и теми, кто просто за себя и своих родных. У героев очень разные взгляды на то, кто такие "свои". Для кого-то это русские, для кого-то – большевики, а для кого-то – только его семья, и все, кто покушается на жизнь родных и близких – враги, будь они сколь угодно "своими" по национальности или месту жительства. В "Своих" Великая Отечественная война, вторжение немцев – лишь фон, повод для того, чтобы понять насколько разрушительна была для России война гражданская, которая расколола народ, и раскол этот кровоточил долгие годы.

Молодой солдат Красной Армии, орденоносец, откапывает в сарае обрез, чтобы идти убивать полицая. На все это смотрит чекист:
– Давно это у тебя?
– Всегда!
– Мы такие называли "кулацкая радость".
– Правильно называли, – улыбается солдат.

Вот и пойми, кто тут свои. Еще два десятилетия назад этот народ воевал сам с собою, а потом победители добивали побежденных. Счетов накопилось. Потому непросто героям найти общий язык, а иногда и невозможно.

Пожалуй, этому фильму можно ставить сплошные плюсы. Плюс – всему актерскому ансамблю, прежде всего Богдану Ступке, великолепно сыгравшему старосту. Неожидан в роли полицмейстера и оттого еще более интересен Федор Бондарчук. Хороши Хабенский, Гармаш и молодой Михаил Евланов. Огромный плюс оператору: картина решена в приглушенной цветовой гамме, иногда уходящей почти в монохром, и смотрится очень цельно. И, конечно, браво Дмитрию Месхиеву.


"Национальная бомба" (Конкурсная программа)
Азербайджан – Россия
Режиссер: Вагиф Мустафаев
В ролях: Афтандил Махарадзе, Яшар Нури, Саида Кулиева, Нурия Ахмедова

Приятный сюрприз из солнечного Азербайджана – по-настоящему веселая, старательно и изобретательно придуманная абсурдистская комедия. Любой пересказ сюжета будет убогим, поскольку "Национальная бомба" – это непрерывная цепь гэгов, количество которых быстро переходит в качество. Тем не менее, позволю себе вкратце ввести вас в курс дела.

Главный герой фильма – старый монтажер, доработавший до сорокалетнего юбилея творческой жизни и тут же уволенный с киностудии. У героя есть безумно флегматичная жена, мать, которая, начав рыдать после смерти мужа, так и не смогла остановиться и теперь трудится профессиональной плакальщицей (поэтому все члены семьи, разговаривая с ней, плачут, чтобы не сбить старушку с рабочего настроения), и сын, который работает над созданием национальной бомбы. О бомбе надо сказать отдельно: по проекту, сбросить ее азербайджанцы предполагают на себя, в профилактических целях, поэтому бомба должна быть экологически чистой, чтобы не пострадали сопредельные страны, особенно Армения. Еще у героя есть приятель режиссер. Они вместе работали над последним фильмом и вместе оказались на улице. Сначала режиссер хотел наложить на себя руки и с камнем на шее бросился в самую глубокую реку, но река пересохла, режиссер отвязал камень, и теперь приятели снова трудятся над фильмом. Только мысленно, без пленки.

Помимо всего вышеперечисленного, в картине еще много чего есть. Главное – в ней есть оригинальный киноязык. В первые минуты фильм кажется всего лишь в меру остроумным стебом, полностью построенным на методе декламации полной ахинеи с абсолютно серьезными лицами. Но количество, повторюсь, переходит в качество. Режиссер сумел установить в созданном им мире причудливые, но точные правила игры, поэтому постепенно начинаешь верить в реальность его героев, в их слова и поступки, начинаешь проникаться сказочной, притчевой атмосферой фильма.

Я не слишком знаком с политической ситуацией в Азербайджане, но похоже, что "Национальная бомба" – это еще и политическая сатира. Не все, наверное, ладно в закавказском королевстве, если в фильме появляется одетый в немецкую форму директор киностудии, устроивший костер из кинопленок, а главный герой, приехав выступать на радио с установкой "я им все скажу и камня на камне не оставлю", в итоге выступает лишь с танцем. Согласитесь, танец по радио – это оригинально. Пахнет эзоповым языком. Особенно это заметно на фоне не слишком политкоректных высказываний на национальную тему: "Я обращаюсь к вам, господа евреи, на русском языке. Слава русскому народу, активно претворяющему в жизнь еврейские идеи!". На грани фола, не правда ли?


"Иная лояльность" (Конкурсная программа)
США – Канада – Великобритания
Режиссер: Марек Каневска
В ролях: Шарон Стоун, Руперт Эверетт, Марк Рендалл

Фильм про шпионов и женскую долю. Дело происходит в 60-е годы прошлого века, в самый разгар "холодной войны". Руперт Эверетт играет красавца-англичанина Лео, Шарон Стоун – его возлюбленную, а впоследствии и жену Салли. Они счастливо проживают в Бейруте в окружении детей (не общих) и друзей, пока в один прекрасный день Лео не уходит из дома, чтобы через некоторое время оказаться в Москве. Так Салли узнает, что все это время была счастлива с агентом КГБ.

Дальше начинается драма. Несчастная женщина оказывается меж жерновами противоборствующих разведок. Общественное мнение тоже не жалует жену предателя и его детей. Но Салли не сдается и пытается вытащить Лео из Москвы с упорством жены алкоголика, возвращающей заблудшего мужа к трезвой жизни. К ее несчастью, Лео шпион идейный, верит в светлое коммунистическое завтра и возвращаться в стан врага не желает. Понять его нельзя, ибо Москва, конечно, ужасна, все западные перебежчики в ней сразу спиваются и заболевают, и даже вид на Храм Христа Спасителя (sic!) из окон московской квартиры Лео не радует глаз.

В каком-то смысле "Иная лояльность" перекликается со "Своими" Месхиева. Герою Руперта Эверетта тоже приходится выбирать, кто для него "свои", кто ему дороже – любимая женщина и семья или его идеи и, соответственно, люди, эти идеи отстаивающие. Очередной раунд соревнования женщин с самолетами в сердце мужчины. Вопрос, правда, стоит жестко – не "первым делом" и "потом", а "или – или".

Ответить:

Выбор читателей