ВИЧ-инфицированных детей не считают за людей

По закону никто не может отказать ребенку в обучении в любом образовательном учреждении на основании того, что он ВИЧ-положителен. На практике родители ВИЧ-инфицированных ребят скрывают диагноз ото всех и вся




Россия занимает одно из первых мест в мире по скорости распространения СПИДа. Из болезни наркоманов и проституток иммунодефицит постепенно становится общенациональной бедой. Официально в России зафиксировано около 300 тыс. носителей ВИЧ-инфекции; по неофициальным оценкам экспертов, число их уже перевалило за миллион. Количество заразившихся растет не по дням, а по часам, поэтому любые цифры остаются приблизительными, с тенденцией к увеличению. Под угрозой сегодня находятся все слои населения, включая детей.

Первый раз страшное словосочетание "СПИД и дети" прозвучало в нашей стране на излете советской эпохи, в 1988 году. Громом среди ясного неба стало заражение более 270 детей СПИДом в больницах Ростова, Элисты и Волгограда. Тогда не было ни специалистов, ни методик по борьбе с этим злом, а главное не было понимания того, что такое СПИД у детей. С тех пор прошло немало времени, но отношение к проблеме остается двойственным.

По прошествии 16 лет Министерством здравоохранения РФ так и не выработан единый непротиворечивый подход к новорожденным – потенциальным носителям ВИЧ. С одной стороны, Россия присоединилась ко всем международным пактам по СПИДу, принимает участие с специальных сессиях ООН по этому вопросу. Однако практика внутри страны остается совсем иной.

25% ВИЧ-положительных матерей отказываются от своих детей еще в роддомах. Как правило, это лица, постоянно употребляющие наркотики. Непонятно почему, но все их дети, в соответствии с нормативными документами, априори считаются носителями иммунодефицита. Их помещают в специализированные больничные учреждения, где они в закрытых боксах или одноместных палатах проводят 1,5 года своей жизни. Действительно, на ранних этапах вирус может и не обнаруживаться в крови ребенка (также и взрослого). Но даже если мать отказника не получала никакой антивирусной терапии во время беременности, риск передачи ВИЧ существует только в половине случаев. Поэтому остается непонятным, зачем маленького гражданина нашей большой страны заранее готовят в изгои.

Показательный пример – скандал с Иркутским интернатом для детей – носителей ВИЧ. В огромном и далеко не самом захудалом российском городе существует настоящая тюрьма для таких детей. Иркутские документалисты сумели снять о ней целый фильм, получившем премию на фестивале "Сталкер" в Москве. Примечательно, но ни одному из федеральных телеканалов не хватило духу его продемонстрировать. Оказалось, в Иркутском интернате дети содержатся в неких подобиях клеток, отсюда и название фильма – "Клетка". Никакого тепла и заботы они не получают, зато благодаря немыслимым ведомственным инструкциям содержатся там аж до 3 лет! В "камерах-одиночках"... И как минимум половина из них здоровы.

В России сейчас, пожалуй, только один детский центр ведет целенаправленную политику по возвращению ВИЧ-положительных ребят к полноценной жизни. Каждый год в Республиканском центре ВИЧ/СПИДа для детей и беременных женщин проводятся рождественские лагеря, где воспитанники чувствуют себя не пациентами больницы, а обычными детьми. Когда есть возможность, детей стараются вывозить в дома отдыха. Пока Центр единственное учреждение такого рода, где введены должности воспитателей. В 2002 г. было получено финансирование ЮНИСЕФ на учреждение корпуса из 10 воспитателей. Через полгода программа финансирования закончилось, а часть воспитателей все-таки осталась. Работают за зарплату, меньшую чем в обычном детском саду...

Детский республиканский центр ВИЧ/СПИДа для детей и беременных женщин был создан как раз после событий 1988 г. в Элисте, Ростове и Волгограде и размещен в поселке Усть-Ижора Ленинградской области. Сначала туда приезжали мамы с больными детьми из Элисты. Кстати, первой финансовую и иную помощь Центру начали оказывать не отечественные структуры, а далекая норвежская "Армия Спасения".

Сейчас в центре лечится уже второе поколение инфицированных детей. Около 100 детей получают антивирусную терапию в Усть-Ижоре, но это катастрофически маленькая цифра в масштабах страны.

Первым направлением деятельности центра стала помощь беременным женщинам с ВИЧ. Современная терапия позволяет снизить риск заражения плода с 50% до 0,1-0,5%. Проблема заключается в том, что больше половины пациенток – наркоманки со стажем, а они не заинтересованы в детях.

1996 год стал поворотным для борьбы со СПИДом в России. Во-первых, среди российских наркоманов началась эпидемия. Немного обуздать распространение ВИЧ-инфекции через общий шприц удалось только в Москве и Петербурге. В последнем даже издается специальный журнал по СПИДу. А у остальной России, как всегда, особенный путь. Путь со СПИДом в никуда…

С другой стороны, в середине 1996 г. в России появились новые антиретровирусные препараты, позволяющие задавить развитие СПИДа. Победить ВИЧ пока не удалось, но благодаря своевременному приему новых препаратов можно остановить развитие иммунодефицита. Особенно хорошие результаты дает терапия у детей. Детский организм обладает высокими компенсаторными возможностями, поэтому результаты лечения сравнительно лучше, чем у взрослых, и проявляются быстрее. Правда, стоит терапия недешево – от $4,5 тыс. в год на человека. Еще дороже детям обходится агрессивное отношение общества к ВИЧ-положительным.

По опросам все того же центра в Усть-Ижоре, в России 100% процентов родителей здоровых детей против их совместного обучения с ВИЧ-инфицированными. По закону никто не может отказать ребенку в обучении в любом образовательном учреждении на основании того, что он ВИЧ-положителен. На практике родители ВИЧ-инфицированных ребят скрывают диагноз ото всех и вся. Периодически в различных российских городах появляются проекты раздельного обучения здоровых и ВИЧ-инфицированных детей. В одном уральском городе пытались обосновать сегрегацию больных и здоровых по разным школам на основании просто фантастического довода – больные, оказывается, кусают здоровых и тем самым разносят СПИД.

Дискриминационных проявлений в отношении ВИЧ-положительных с течением времени в России меньше не становится. Сегодня, может, и не сжигают дома зараженных – а такой дикий случай был в конце 80-х с семьей инфицированного в Ростовской больнице мальчика. Однако основным страхом по мере взросления ВИЧ-положительного ребенка становится возможность разглашения диагноза для окружающих.

Ответить:

Выбор читателей