СМИ: Галкин переехал к Пугачевой

Максим Галкин снял номер в отеле "Балчуг", где уже три года живет Алла Пугачева. Артист чаще остальных друзей Примадонны бывает у нее на даче. Пока Киркоров на гастролях, они вместе проводят время




Сегодня, как обычно, "Yтро" представляет обзор прессы. Следите за обновлениями.

Максим Галкин снял номер в гостинице "Балчуг", где последние три года проживает Алла Пугачева. Об этом сообщает газета "Жизнь". Апартаменты, которые выбрал себе артист, намного скромнее, нежели номер "люкс" Примадонны с видом на Красную площадь. Как стало известно газете, шоумен чаще остальных друзей Пугачевой бывает у нее на даче, которая находится на Истре. Пока Филипп Киркоров на гастролях, они все свободное время проводят вместе: ужинают в ресторанах, посещают тусовки, заезжают в казино и вместе возвращаются в гостиницу. Алла Борисовна вызвалась сопровождать Максима в Санкт-Петербург, где у него должны состояться два сольных концерта в "Октябрьском". Они сняли номера по соседству в отеле "Европа". Пугачева забронировала для себя классический "люкс", который стоит €917 в сутки. Такой же номер занял и Галкин. В первый же вечер Алла Борисовна отправилась на концерт вместе с Максимом, правда, в зале она не появилась, просидев все это время в кабинете директора БКЗ "Октябрьский" Эммы Лавринович.

Искрометный темперамент председателя итальянского правительства Сильвио Берлускони оценили все его европейские коллеги, отмечает "Комсомольская правда". Известно, что Сильвио недурно поет, выпустил сборник своих песен, а вот теперь решил увековечить себя и в жанре анекдота, в котором тоже знает толк. Сборник под названием "Анекдоты от кавалера", содержащий около сотни любимых шуток и приколов премьера, записанных с его слов, уже обещает стать бестселлером. Крупный бизнесмен и неординарный политик, Берлускони часто старается своим обаянием загладить дипломатические неловкости. Даже если ему это не всегда удается, имидж весельчака и "своего парня" позволяет перешагнуть сухую грань протокола, внося свежую струю во все саммиты. А хорошо поданный Берлускони анекдот, бывало, выводил из тупика и безнадежные переговоры. Правда, веселье первых лиц обычно вызывает легкую грусть у видавших виды избирателей. Но Италия - страна демократичная: не хочешь травить проправительственные анекдоты, не покупай книгу с улыбающимся до ушей политиком. Ведь шуток про самого Берлускони ходит не меньше.

Яйца Фаберже будут не единственной жертвой, принесенной олигархами на алтарь российской культуры, пишет "МК". Сегодня в России свыше 70 тыс. памятников федерального значения, большинство из них — в ужасающем состоянии. Государство готово поделиться этой собственностью с бизнесменами. На одном из последних заседаний Кабинета министров Герман Греф однозначно дал понять, что, как только правительство разберется с пакетом социальных реформ, сразу же займется приватизацией — в частности, приватизацией так называемых федеральных памятников. Аргументы сторонников этой меры просты и наглядны: "Вот стоит дом, ему — 200 лет. В ближайшие два года он либо сам рухнет, предварительно искалечив пару-тройку ни в чем не повинных граждан, либо ему помогут. В бюджете денег на его восстановление нет. Зато они есть у частников — крупных корпораций, банков, представительств западных фирм". Для начала нужно договориться, что кому принадлежит. В Москве или Питере борьба идет даже не за здания — за каждый лестничный пролет. Принадлежность столичных памятников московские власти пытались определить с Минкультуры в течение пяти лет. Результат: 30 объектов так и остались в спорной части списка. Во-вторых, предстоит подготовить и утвердить список непродаваемого культурного наследия. На сегодняшний день в нем несколько десятков тысяч памятников по всей России. Подготовить такой объект к продаже — это тоже большая и, прямо скажем, дорогостоящая работа. С имущественной точки зрения приватизация памятников — не что иное, как очередной передел собственности. Это все уже поняли, внутренне пережили и смирились. Теперь общественность задается другим, более важным вопросом: "Выиграет ли от этого передела российская культура?" Сможет ли государство договориться с собственниками таким образом, чтобы Звенигород с его пушкинскими местами и дворянскими гнездами стал русской Швейцарией не только на словах, но и на деле? Или нас ждет новая волна сносов — жестокая и беспощадная?

"Литературная газета" анализирует понятие правового и социального государства на примере реформ, идущих в Германии. Когда-то западногерманское социальное государство было самым образцовым – ибо призвано было служить не только своим гражданам, но и целям идеологической борьбы. Радужная сторона, которой государство это было обращено к идеологическому фронту, являла собой преимущества цивилизованного капитализма. Там не было голодающих, капиталист жил в "социальном мире" с трудящимся, рабочее время сокращалось, зарплата росла, а прилавки ломились от изобилия. Теперь же правящая коалиция принимает целый пакет реформ, наводящих критиков на мысль о демонтаже самих принципов социальной государственности, главным из которых является, как известно, общественная солидарность. Первой – уже с начала января 2004 г. – вступила в силу реформа системы здравоохранения, которая ударила как по кошельку пациента, обязанного теперь раз в квартал, приходя к врачам, платить €10 налога за "врачебную практику", так и по его здоровью, ибо отныне страховые кассы оплачивают по рецептам только самые дешевые медикаменты. Ныне социальное государство не может позволить себе три года (ибо именно с этого года ребенок может претендовать на место в детском саду) содержать на пособии неработающих матерей-одиночек. В стране уже более 4 млн безработных – тяжкий балласт для беднеющего социального государства. Рабочих мест вообще-то хватает, но это не те рабочие места, где хотят – или могут – работать безработные. Нельзя по существующему праву заставлять безработного принимать рабочее место, на дорогу к которому он тратит более трех часов. Нельзя требовать от инженера работать мусорщиком. Поэтому квалифицированные безработные ожидают от биржи труда соответствующих предложений или курсов переквалификации, получая при этом пособия по безработице, которые, во всяком случае, выше, чем социальная помощь. Такой роскоши нынешнее социальное государство себе позволить уже не может, и поэтому важнейшей частью его "обновления" становятся реформы политики занятости и преобразования рынка труда.

По опубликованным в понедельник вечером данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ, за первое полугодие 2004 г. импорт легковых автомобилей в Россию вырос в 2,7 раза. Как отмечают "Новые Известия", динамика ввоза значительно опережает рост производства отечественных машин. Таким образом, российский автопром проиграл рынок иностранным концернам практически вчистую. За шесть месяцев в Россию ввезли 215,2 тыс. машин на сумму $2,183 миллиарда. Как уточнил специалист по связям с общественностью ФТС Алексей Савенков, эти данные касаются только новых автомобилей, ввозимых юридическими лицами, в том числе автосалонами. Подсчеты по подержанным иномаркам еще не закончены. Тем не менее уже можно проследить предпочтения россиян. По данным "RBC-рейтинг", самыми популярными по продаже в России в первом полугодии 2004 г. были автомобили Toyotа (19,4 тыс. авто), Hyundai (18,21 тыс.) и Ford (16,57 тысячи). Ненамного от лидеров отстал концерн Daewoo (15,95 тысячи). По мнению аналитика консалтинговой фирмы Boston Consulting Group Анастасии Варечкиной, рост импорта связан со вполне очевидными рыночными факторами: на рынке наблюдается активный дефицит иномарок. "Машину можно заказать с ожиданием в три-четыре месяца, – рассказала она. – Кроме того, практически все зарубежные автоконцерны провели акции с целью стимулирования продаж: скидки, дополнительное оборудование. Отсюда и спрос, который по всем показателям будет только расти, потому что у нас примерно в пять раз ниже обеспеченность автомобилями на душу населения, чем во всем мире".

"Собеседник" пишет о том, как охраняются российские государственные объекты. После захвата лимоновцами Министерства здравоохранения и социального развития в охране здания ровным счетом ничего не изменилось. Все тот же престарелый вахтер в очках с линзами толщиной в палец, все тот же жиденький турникет. Совсем иная картина в МВД: в этот дом на Житной улице без пропуска и досмотра не попадешь. Для начала надо пересечь КПП, находящийся в воротах массивного забора, у которого крутятся двое автоматчиков. В небольшой будочке пропускного пункта сидит еще один сотрудник правоохранительных органов и тоже при оружии. Учитывая размеры будки, можно предположить, что там есть еще несколько вооруженных охранников. Кроме того, по периметру вдоль забора блуждают некие люди в штатском с рациями. Плюс к этому кругом установлены видеокамеры. В соседнем с МВД Минюсте попроще: в само здание попасть можно, дальше - сложнее. На входе - двое охранников в форме внутренних войск, две рамки металлоискателей, одна из которых загорожена стульчиком, плюс рентген для просвечивания сумок. Впрочем, все это оборудование, судя по всему, не работало. По крайней мере, вошедших по удостоверениям двух мужчин с большими сумками охрана не просила поставить ручную кладь на ленту, да и металлоискатель ни разу не звенел. Однако от пытавшейся попасть на прием бабульки отбивались профессионально. В Министерстве экономического развития и торговли турникеты выглядели самыми солидными из всех, что есть в прочих министерствах. Свернуть такой, в отличие от хлипкого минздравовского, довольно проблематично. Перепрыгнуть, пожалуй, можно, но сразу за ними сидят четверо охранников при оружии. А вот рамки металлоискателей не работали - пока не подключили.

Во вторник Сенат Верховного суда Латвии направил на повторное рассмотрение в суде первой инстанции дело о выдворении из этой страны российских граждан Татьяны и Карины Сливенко, пишет издание "Газета". Таким образом, высшая инстанция сочла необоснованным принятое в 1998 г. Рижским окружным судом решение о лишении статуса постоянных жителей республики Татьяны и Карины Сливенко, на основании которого они были вынуждены покинуть страну. Верховный суд Латвии действовал, основываясь на решении Европейского суда по правам человека по делу "Сливенко против Латвии". Гражданка России Татьяна Сливенко долгие годы прожила в этом прибалтийском государстве, вышла замуж за офицера, в семье родилась дочь. Однако после провозглашения Латвией независимости в 1991 г. и заключения с Россией договора о выводе российских войск власти лишили Татьяну Сливенко статуса постоянного жителя и выслали ее семью на историческую родину. Сливенко предприняла многочисленные попытки оспорить в судах разных инстанций решение Управления по делам гражданства и миграции о лишении ее латвийского гражданства, но они не увенчались успехом.

Вчера в г. Макалистер (шт. Оклахома), закончился суд по делу Терри Николса, одного из двух (второй – Тимоти Маквей) организаторов теракта 1995 г. в Оклахома-Сити. Об этом – статья в "Коммерсанте". Присяжные усомнились в виновности подсудимого, и поэтому суд приговорил террориста не к смертной казни, а к 161 пожизненному заключению. 19 апреля 1995 г. в результате взрыва грузовика, припаркованного у правительственного здания им. Альфреда Мюррея, погибли 168 человек, а ранены были около 800 человек. В том помещении располагались оклахомские отделения всех федеральных агентств страны – от ФБР до почтовой службы США. Там же находился и детский сад для детей правительственных чиновников, от взрыва погибли 19 детей. На вчерашнем заседании перед вынесением приговора Терри Николс впервые за все время процесса произнес речь, обращенную к родственникам погибших и пострадавшим, прося у них прощения. По его словам, "Бог руководил этим процессом с самого первого дня. И именно Бог сделал так, что некоторые присяжные отказались голосовать за смертную казнь".

Тюремное заключение и штраф в $1000 ежедневно — так американский судья наказал журналиста за отказ раскрыть свои источники информации, пишут "Ведомости". 9 августа судья федерального суда округа Колумбия Томас Хоган постановил, что двое журналистов — обозреватель еженедельника Time Мэтью Купер и ведущий программы Meet the Press телеканала NBC Тим Рассерт — обязаны дать показания перед "большим жюри", расследующим дело об утечке информации из Белого дома о личности засекреченного агента ЦРУ. Прокурор Патрик Фицджеральд настаивал на том, чтобы журналисты раскрыли свои источники в администрации Джорджа Буша. Тем не менее Купер отказался дать показания и открыть, кто из правительственных чиновников передал ему конфиденциальную информацию. В ответ судья постановил, что работник СМИ должен отправиться в тюрьму, а редакция — выплачивать за него штраф в $1000 ежедневно. Пока решение судьи не вступило в законную силу. Рассерт, по информации NBC, согласился дать показания, был допрошен, однако интересующей прокуроров информации он не раскрыл.

Ответить:

Выбор читателей