Все теракты направлены против Путина

Западные издания дают свои оценки целой череде трагических событий, потрясших Россию. Все комментарии очень разные, но всегда вращаются вокруг фигуры президента Путина и его политической судьбы




Теперь, когда люди, не успев отойти от шока последних авиакатастроф и теракта в Москве, следят за событиями в Северной Осетии, совсем не время искать виновных. Это если и будет сделано, то немного позже. Но уже сейчас появляются первые попытки понять, почему произошедшие трагедии стали возможны в России, которая всего несколько лет назад обрела долгожданную стабильность. Сегодня ряд зарубежных изданий попытались найти ответы на данный вопрос, и все эти ответы так или иначе касаются политики, проводимой российским президентом.

Как пишет Стивен Ли Майерс в своей статье "Земля под пьедесталом Путина все время дрожит" (полный ее перевод на сайте "ИноПресса"), если в России и существует консенсус по поводу президентства Владимира Путина, то он касается стабильности. Однако ее издержками являются проявления авторитаризма - это цена, которую граждане готовы платить. Но, утверждает издание, в последнее время репутация главы государства, касающаяся стабильности, дала трещину.

Вчерашний теракт в Москве (о событиях в Северной Осетии к моменту публикации статьи Майерса известно не было) – это своеобразный восклицательный знак, завершающий целую цепь событий, каждое из которых противоречит общепринятому представлению о том, что власть все держит под жестким контролем.

Точку зрения западных наблюдателей разделяет и Владимир Рыжков, которого издания называют "одним из немногих либералов, оставшихся в российском парламенте". Он сравнивает нынешнюю стабильность с эпохой брежневского застоя. Убийство Ахмада Кадырова, вылазки боевиков в Ингушетии и в Грозном, авиакатастрофы и теракты - в политическом смысле это очень чувствительно для Путина, считает Рыжков, – Россия становится все менее и менее безопасной. "Война в Чечне не имеет легких решений, - признает издание, - но президент был переизбран на волне общественного представления о том, что только он способен контролировать ситуацию в бурной жизни нынешней России". Сейчас же его рейтинг упал ниже 50%, что намного меньше 71% голосов, полученных им на выборах. В той ситуации, когда отсутствуют жизнеспособные политические конкуренты, и при политической системе, блокирующей их появление, у президента нет угрозы его власти, но репутация – это другое дело. "Президент является донором стабильности, но это не может длиться вечно", - цитирует NYT известного российского политолога Глеба Павловского.

Сегодня, когда стали известны подробности всех обстоятельств взрыва в Москве и новости о захвате боевиками школы в Северной Осетии, западные издания вновь опубликовали свои отзывы, и снова в центре внимания – российский президент. Но уже совсем в другом свете. Действия экстремистов направлены против Путина и против его политической судьбы, заявили иностранные наблюдатели. Враги его живут теперь не только в Гудермесе, но и в Москве. Кроме того, Путин, несмотря на похлопывания по плечу от его западных друзей, все больше олицетворяет силу России, которая не нравится даже Вашингтону.

Тут вспоминается Борис Березовский. В Москве, пишут издания, несомненно, немало тех, кто боится повторить судьбу лондонского беженца, если Путин продолжит действовать так, как действует. Или (что еще хуже) судьбу Ходорковского. Им поэтому было бы выгодно либо падение Путина, либо по крайней мере резкое изменение отношения к нему. Отсюда недалеко до предположения, что идет чрезвычайно опасная для Путина игра, в которой чеченцы работают не только на себя, но и на кого-то другого, и этот кто-то использует чеченцев в своих целях. "Со временем Путин может быть изнурен. Сейчас победить его невозможно. Но достаточно показать, что и он не может победить. Быть может, именно на это надеются Шамиль Басаев и его покровители, которые ведут смертников по улицам Москвы или велят им захватить театр или садиться на гражданские самолеты, полные невинных людей", - заключают наблюдатели.

Ответить:

Выбор читателей