Россия – страна мазохистов

В последние годы в стране остаются неизменными две вещи: угроза терроризма и высокий рейтинг Владимира Владимировича Путина. Последнему феномену есть много объяснений, в том числе и озвученных психиатрами


Художник: Шон Перри



Отечественные социологи после Беслана в очередной раз констатировали: никакие катаклизмы не способны повлиять на любовь россиян к президенту. Согласно данным ведущих социологических служб, всякий раз после крупных терактов (будь то "Норд-Ост", взрывы самолетов в августе этого года или захват заложников в Северной Осетии) рейтинг Путина начинает расти. Парадокс заключается в том, что при этом конкретные действия власти в условиях того или иного кризиса оцениваются согражданами весьма негативно.

Справедливости ради стоит отметить, что консолидация общества вокруг лидера в экстремальных ситуациях – явление естественное. Вспомним рейтинг Буша, подскочивший до 91% после его обращения к нации в связи с терактами в США. Впрочем, остается лишь гадать, как отреагировал бы американский народ на красноречие главы государства, если бы повод для подобного красноречия возникал у него по несколько раз в год.

Россияне же готовы доверять Путину невзирая ни на что. "Вывод о том, что традиционно высокий рейтинг президента после крупных терактов растет, можно сделать на примере известных событий последних лет, – считает Дмитрий Поликанов, директор по международным и общественным связям ВЦИОМ. – Это хорошо показала Дубровка. После "Норд-Оста" рейтинг Путина вырос чуть ли не на 5%. Такую же тенденцию мы наблюдали после взрывов самолетов. У нас есть вопрос об одобрении деятельности президента. Так вот, если в середине июля у Путина было 70%, то в конце августа, после самолетов, 74%".

Судя по данным опросов, вина за недавние события возлагается гражданами на кого угодно – спецслужбы, "плохих бояр", но только не на самого президента. "Если в стране нет никого, кому можно верить, если остается одна-единственная фигура, которая хоть что-то делает и что-то обещает, то при любом раскладе граждане придумают десять тысяч психологических объяснений, почему случилось именно так, а не иначе, – говорит представитель ВЦИОМ. – Исполнители помешали, обстоятельства не так сложились, чеченские террористы виноваты... Кто угодно, только не президент. Отсюда – и рост его рейтинга. Путин по-прежнему остается "президентом надежд", и для того, чтобы его рейтинг изменился катастрофически, нужна либо революция, либо серьезный экономический кризис, который ударил бы непосредственно по каждому россиянину". Теракты в российском сознании пока не ассоциируются с такого рода проблемами. "Американцы после 11 сентября осознали, что началась война, что они должны мобилизоваться перед лицом реальной угрозы. В нашей стране угрозу терроризма назовут одной из первых, но для рядового россиянина эта угроза, тем не менее, достаточно абстрактна, – говорит Поликанов. – Граждане пока не воспринимают эти угрозы как нечто, способное отразиться непосредственно на их жизни. Пока гром не грянет у них непосредственно, ничего не произойдет. Приедет к ним шахидка-смертница или не приедет – большой вопрос. В конце концов, эта бригада шахидок у Басаева не такая уж и большая, говорили, что он навербовал человек тридцать-сорок... Вероятность встретиться с ней, как думают люди, невелика".

Стабильные симпатии россиян к Владимиру Путину в значительной степени объясняются еще и отсутствием реальных конкурентов нынешнему президенту. Электоральные рейтинги с вопросом о том, за кого проголосовали бы граждане, если бы выборы президента состоялись в ближайшее воскресенье, демонстрируют колоссальный отрыв нынешнего главы государства от вероятных "конкурентов". По словам Поликанова, "в то время как другие кандидаты могу рассчитывать максимум на 5% голосов избирателей, Путин при любых раскладах наберет более половины". 28-29 августа, сразу же после истории с самолетами, но еще до событий у метро "Рижская" и в Беслане, ВЦИОМ в ходе соответствующего опроса получил следующие цифры: за Путина отдали бы свои голоса 59% избирателей. Следующим по популярности был бы кандидат "против всех" – 5%. Владимир Жириновский мог бы претендовать на 2,4%, Сергей Глазьев на 2,2%, Геннадий Зюганов – на 1,76%. "Отсутствие конкуренции – первое и вполне логичное объяснение этой ситуации. Феномена в этом нет: вместо того, чтобы всех обвинять и ругать, как испанцы, наши люди, наоборот, ищут единственного, вокруг кого они могут сплотиться и кому они пока еще доверяют", - утверждает Поликанов.

Не секрет, что к данным социологических опросов часть общества относится настороженно, полагая, что данные службы, работающие "не иначе как под колпаком Кремля", с большой натяжкой могут считаться рупором народных масс. Еще одна легенда: после терактов социологи опрашивают "специально подобранную публику", которая традиционно голосует за Путина и проголосует за него даже в том случае, если шахидка взорвется у них во дворе.

Впрочем, анализируя данные опросов, приходишь к другому выводу. Граждане по-прежнему любят критиковать власть, охотно рассуждают, кого бы лучше отправить в отставку, и выражают сомнения в том, что президент и спецслужбы способны защитить их от террора в будущем. Так, по данным аналитического центра Юрия Левады, полученным в ходе опроса 7-8 сентября, лишь 19% респондентов выражают уверенность в том, что власти способны обеспечить безопасность граждан и предотвратить новые теракты, а подавляющее большинство – 77% – заявили, что в это не верят. От 61 до 74% опрошенных россиян при этом назвали результаты по освобождению заложников в Беслане "неудовлетворительными".

При этом, согласно опросам ФОМ, замеры степени "доверия" президенту со стороны населения выглядят так. 21-22 августа доверие Путину высказали 33% опрошенных. 28-29 августа (после авиатерактов) – 32%, 11-12 сентября – 31%. Казалось бы, такая тенденция вполне логична – но в то же время, убывало (хотя практически незаметно) и число не доверяющих Путину. 21-22 августа ему не доверяли 4% граждан, эта цифра не изменилась 28-29 августа, а вот 11-12 сентября с недоверием к Путину относились 3%. Получается, что незначительное сокращение рядов тех, кто Путину доверяет, и тех, кто Путину не доверяет, происходит синхронно.

Если сравнивать реакцию граждан на обращения президента после Беслана и после захвата "Норд-Оста", получается следующая картина. Обращение после захвата школы народ оценил гораздо более сдержано, нежели аналогичное обращение после Дубровки. Тогда, в 2002 году, 57% опрошенных определили свое впечатление от этого выступления как положительное и 4% как отрицательное. В этом году соотношение было иным – 48% против 9%.

Вопрос о том, как в целом граждане оценивают действия Путина во время событий с захватом заложников – положительно или отрицательно, показал следующие результаты. В 2002 г. положительно оценивал действия президента 81% граждан, отрицательно – 7%. Сейчас – 61% против 16%. В ходе опроса ФОМ от 11-12 сентября чаще других отрицательные оценки действиям Путина выставляли те, кто на прошедших президентских выборах голосовал не за него, а за иных кандидатов (31%), жители Москвы (28%) и городов с населением до 1 млн человек (22%), респонденты с высшим образованием (27%), мужчины (22%) и социально адаптированные люди (21%). Кроме того, критически настроенных заметно больше, чем в среднем по выборке, среди жителей Южного и Дальневосточного федеральных округов (24% и 21% соответственно).

О том, что российские спецслужбы и силовые структуры после захвата заложников в Беслане действовали профессионально, заявили 43% опрошенных. На непрофессионализме настаивали 29% респондентов.

По данным аналитического центра Юрия Левады, полученным во время блиц-опроса москвичей 7-8 сентября, "очень положительно/скорее положительно" действия президента во время событий в Беслане оценивали 59% опрошенных (в 2002 г. – 85%), "скорее отрицательно/резко отрицательно" – 28% (в 2002 г. – 10%). Так же "скорее положительно" на сей раз оценивали и действия спецслужб – 52% против 38%. Что, впрочем, не помешало 84% опрошенных высказаться за то, чтобы руководство МВД, ФСБ и других спецслужб понесло ответственность за беспрепятственные перемещения террористов с оружием по стране и захват ими заложников. А вот результаты по освобождению заложников в Беслане называют "успешными" всего 2% опрошенных, "в целом удовлетворительными" 17%, "неудовлетворительными" – 74%.

Характерно, что 10-13 сентября "Левада-центр" опрашивал уже россиян по всей стране (предыдущий опрос, напомним, проводился среди москвичей). Результаты операции по освобождению заложников в Беслане оценивались более оптимистично, чем показал московский опрос. Так, "успешными" результаты назвали аж 4%, неудовлетворительными – 61%. В целом удовлетворительными – 30%.

За отставку в связи с событиями в Беслане директора ФСБ Николая Патрушева высказались 10-13 сентября 39% опрошенных, за отставку главы МВД Рашида Нургалиева – 38%, министра обороны Сергея Иванова – 25%, за отставку Владимира Путина – 16% .

Тем не менее, критиковать власть и осуждать в той или иной степени ее действия граждане готовы лишь на словах. "Еще в апреле мы провели опрос – готовы ли люди участвовать в демонстрациях, – рассказал Дмитрий Поликанов. – Две трети сказали, что ни на какие демонстрации не пойдут. И только 25% сказали, что готовы участвовать. Граждане очень пассивны. В ноябре прошлого года мы спрашивали о том, принимали ли они участие в каких-либо общественных мероприятиях – манифестациях, митингах, сборах подписей. 76% говорили о том, что за последние два года они ничего подобного не делали". Опрос, проведенный Фондом "Общественное мнение" 11-12 сентября, подтвердил эту тенденцию. В пользу проведения митингов против террора высказалась ровно половина опрошенных граждан, четверть сказала о том, что митинги не нужны. Однако лично участвовали в подобных мероприятиях всего 3% опрошенных.

По словам Поликанова, нынешний высокий рейтинг президента вполне может измениться через месяц-другой, когда с населением поработает оппозиция. "Информационная кампания, работа с общественным мнением и со стороны власти, и со стороны оппозиции после Беслана фактически только началась, поэтому говорить о каких-либо сенсационных изменениях рейтингов руководства страны пока рано, – заявил он. – К концу года, если наши граждане окончательно убедятся в том, что на территории страны идет война, а жестких мер по борьбе с терроризмом не принято, будут другие результаты опросов".

Впрочем в "Левада-Центре" считают иначе. Руководитель Центра Юрий Левада заявил "Yтру", что в течение этого года рейтинг президента постепенно сползал вниз (примерно на 2% каждый месяц): "В декабре прошлого года этот рейтинг составлял 86%, на настоящий момент, уже после бесланских событий, он составляет 66%. После Беслана рейтинг Путина упал на 2%, но при этом все равно остался довольно высоким". Юрий Левада также констатировал, что после событий на Дубровке "этот рейтинг резко подскочил на 5%, а сейчас все-таки клонится вниз". "Но, повторяю, в пределах высоких значений. Поэтому ни о каком резком падении говорить не приходится", – отметил он.

В прогнозах Левада осторожен. "Я не вижу причин для резких скачков ни вверх, ни вниз. Возможно, есть предпосылки для сползания рейтинга вниз, но не для скачков", – сказал он. Тем не менее, полагает г-н Левада (и в этом он солидарен с коллегами), "у нас нет другого ориентира для людей, кроме господина президента. Это то обстоятельство, которое его пока что держит на высоком плаву, если так можно выразиться. Все "альтернативы" господина Путина завяли, выдернуты, вырублены или еще не выросли".

Петр Бавин, старший специалист аналитического отдела Фонда "Общественное мнение", со своей стороны отметил, что после событий в Беслане, так же как во время и до них, рейтинг Путина остается стабильным и на сегодняшний день составляет 49%. До Беслана, впрочем, рейтинг составлял 47%. "Предсказать, как будет меняться рейтинг президента в ближайшее время, сложно, – сказал он. – Предполагать можно все, что угодно, но пока что мы видим: никакие потрясения на рейтинг Путина никак не влияют. Очевидно, что решимость людей поддерживать Путина достаточно высока". Прогнозами касательно того, будет ли меняться рейтинг президента в ту или иную сторону, в ФОМе предпочитают не заниматься. "Многое зависит от того, что президент будет делать в течение этого времени, – считает Бавин. – Поскольку достоверно предсказать, что именно заявит или сделает Путин в течение ближайшего времени, не возьмется никто, то и прогнозы по поводу рейтинга – весьма сомнительное занятие".

Поскольку любовь – материя тонкая, а в данном случае еще и логически труднообъяснимая, "Yтро" обратилось за комментарием к специалисту узкого профиля. По мнению врача-психиатра Института им. Сербского, попросившего не назвать его имени в печати, его личные наблюдения несколько отличаются от данных социологических опросов. "Мне кажется, рейтинг Путина упал после его речи 4 сентября, когда он выглядел очень беспомощным, жалким и загнанным в угол президентом большой страны, который не знал, что делает. Отсюда такие нелепые заявления о превентивных ударах, об ограничении демократических свобод. После этого был шквал звонков нашим специалистам. Людям совершенно разных профессий и прослоек, звонивших нам, передалась эта неуверенность президента, и во многом они были разочарованы. Люди звонили поделиться своими ощущениями – почему президент выглядел так жалко и беспомощно".

На вопрос о том, почему же рейтинг президента при этом незыблем как скала и демонстрирует даже тенденцию к росту, врач ответил так: "Не секрет, что среднее образование в России – пять классов... Слабоумие в нашей стране процветает. Нация вырождается, что, в первую очередь, бьет по интеллекту. Каждый третий в стране сидел, огромен процент людей с легкой степенью дебильности. В России психические заболевания вообще выходят на третье место – люди пьют, дерутся, получают сотрясения головного мозга... На первый план выходят органические расстройства личности. Эти расстройства развиваются не так быстро, как, например, шизофрения, но человек уже может не осознавать и не контролировать свои действия. И решения он принимает не вполне адекватные. Возможно также, что людьми движет страх – поменяем президента, придет новый, еще хуже... Люди боятся менять обстановку и предпочитают верить тому, кто все еще обещает навести порядок".

Ответить:

Выбор читателей