За отказ от нашей территории Китай требует нашу нефть

Перед РФ стоит вопрос не кого первыми "кинуть" – китайцев или японцев, а кого в первую очередь удовлетворить российской нефтью. КНР "проявил добрую волю в вопросе о границе", и теперь ждет благодарности в виде углеводородов




Среди вороха подписанных в ходе визита Владимира Путина в КНР соглашений не оказалось самого важного для китайцев – о строительстве нефтепровода из Иркутской области на северо-восток Китая, в Дацин. Бурно развивающейся экономике Китая позарез нужна нефть, и российское "черное золото" пришлось бы как нельзя кстати, тем более что за десятилетия активной эксплуатации месторождения в районе Дацина, который называют "китайским Баку", были исчерпаны и расположенные здесь нефтехимические предприятия остро нуждаются в сырье. К тому же, от Дацина отходят нефтепроводы в основные промышленные районы КНР. "В настоящее время в Китае ощущается дефицит энергоносителей, поэтому мы очень заинтересованы в скорейшем строительстве нефтепровода из Ангарска в Дацин", – говорит сопредседатель Российско-китайского делового совета Ху Вэньминь. И добавляет: "Мы проявили добрую волю в вопросе о границе, и теперь ждем ответного шага". (Китайцы считают серьезной уступкой свое согласие взять меньше российской земли, чем им хотелось бы.)

"Ответным шагом" может стать решение российского руководства о выборе маршрута восточного нефтепровода до Находки, то есть маршрута, конкурентного направлению на Дацин. 19 октября глава "Транснефти" Семен Вайншток подтвердил, что окончательное решение правительства РФ по вопросу строительства нефтепровода Тайшет – Находка будет принято в декабре. Напомним, что в Энергетической стратегии России до 2020 г. предусмотрено строительство нефтепровода на Находку с ответвлением на Дацин. Оба первоначальных конкурирующих проекта: Ангарск – Находка (стоимость – $6 млрд, пропускная способность системы – 50 млн т нефти в год) и Ангарск – Дацин ($2,8 млрд и 30 млн т), лоббировавшихся, соответственно, "Транснефтью" и "ЮКОСом", – были забракованы по экологическим соображениям. Еще в прошлом году "Транснефть" частично пересмотрела трассу трубопровода до Находки, отодвинув ее в районе Байкала приблизительно на 100 км на север (в первом варианте трасса проходила в 50 км от берега озера), и в марте с.г. этот скорректированный вариант был одобрен экспертной комиссией Минприроды.

В конце июля "Транснефть" направила на государственную экспертизу проект строительства нефтепровода к тихоокеанскому побережью по маршруту Тайшет – Казачинское – Сковородино – Хабаровск – бухта Перевозная (Находка) протяженностью 4,2 тыс километров. Кроме самой трубы, проект предусматривает сооружение 44-х нефтеперекачивающих станций, терминала в бухте Перевозная с причалами и береговыми объектами, а также резервуарных парков суммарной емкостью 4,3 млн кубометров. Общая стоимость проекта оценена теперь в $16,22 миллиарда. Его сырьевую базу должны составить ежегодные поставки 24 млн т нефти с действующих месторождений в Западной Сибири и 56 млн т – с еще неразработанных месторождений в Восточной Сибири и Якутии; на круг – 80 млн т нефти в год. При этом никакого ответвления в Китай ТЭО проекта не содержит.

Именно по данному проекту правительство должно принять через два месяца решение, включая определение источников финансирования. По мнению главы Минпромэнерго Виктора Христенко, средства можно взять, в частности, из стабилизационного фонда. Вообще, предложений, где и как достать деньги, – масса. По словам Вайнштока, итоговая схема финансирования, скорее всего, будет представлять собой некий "симбиоз решений".

Кстати, еще год назад Япония, активно ратующая за проект нефтепровода в российское Приморье, пообещала предоставить на его строительство и освоение месторождений в Восточной Сибири $7 млрд в виде льготных кредитов и инвестиций. Деньги нужны не только для того, чтобы транспортировать нефть, но и чтобы сначала ее "взять". По оценкам Института геологии нефти и газа Сибирского отделения РАН, в геологоразведку в восточных районах РФ потребуется инвестировать порядка $14 миллиардов. Правда, как отмечает директор института Алексей Конторович, "это составляет 2-3% стоимости реализации нефти, в то время как зарубежные компании тратят на эти цели до 10%". Совокупные нефтяные запасы Восточной Сибири, Якутии и Дальнего Востока, по прикидкам, превышают 19 млрд т, из которых на Восточную Сибирь приходится не менее 10 млрд тонн.

В условиях высокой стоимости проекта Тайшет – бухта Перевозная и недостаточности для него имеющейся на сегодняшний день сырьевой базы "Транснефть" намерена осуществлять задуманное поэтапно. На первом этапе, реализация которого займет 3-4 года, предполагается построить участок нефтепровода от Тайшета до Сковородина, а также нефтеналивной терминал на побережье. От Сковородина до Находки нефть (те самые 24 млн т из Западной Сибири) будет перевозиться цистернами по железной дороге – "Транснефть" уже договорилась с ОАО "Российские железные дороги" об использовании участков БАМа. Затем можно будет постепенно достраивать трубопровод с востока и запада.

Ну а как, все же, быть с Китаем? В принципе, проект "Транснефти" не исключает китайского "ответвления", хотя оно и не расписано в ТЭО. Сопровождавший Путина во время его визита в Пекин глава Минэкономразвития Герман Греф туманно пообещал китайцам рассмотреть данный вариант, заявив, что после утверждения представленного "Транснефтью" проекта нефтепровода "можно будет определиться со строительством ветки на Дацин". Эту ветку предполагается тянуть от того же Сковородина – ближайшего на трассе Тайшет – Находка пункта к китайской границе.

Вопрос, таким образом, не в том, кого "кинуть" – китайцев или японцев, – а в том, кого удовлетворить в первую очередь. В конце концов, нефти действительно хватит на всех, только наступит эта прекрасная пора лет через двадцать, а то и более. По оценке директора якутского Института проблем нефти и газа Александра Сафронова, нефтедобыча в Восточной Сибири и Якутии составит к 2010 г. всего 5-10 млн т в год (сейчас – менее 0,5 млн т), а на уровень 55-60 млн т выйдет не раньше 2020 года. Причем существенная часть этого прироста будет "съедена" внутренним потреблением в регионе (включая Дальний Восток), которое возрастет с 15 млн т в 2003 г. до 35-40 млн т в 2030 году.

Некоторые эксперты уверены, что в проекте нефтепровода до Находки "больше политики, чем экономики", имея в виду стремление США ограничить доступ Китая к нефти и тем самым сдержать его экономический рост. Высказывается мнение, что и японцы не столько жаждут нашей нефти, сколько выполняют политический заказ из-за океана. Думается, однако, что если в колебаниях российского руководства по вопросу выбора маршрута восточного нефтепровода и присутствует политика, то это выражается, скорее, не в предпочтениях в пользу варианта Находки, а в отсутствии смелости прямо сказать китайцам, чтобы они пока губы не раскатывали.

Упорство, с которым "Транснефть" отстаивает северный маршрут нефтепровода, определяется сугубо прагматическими соображениями, а именно – нежеланием замыкаться на монопольного потребителя, который получил бы возможность диктовать свои ценовые условия. Российские переговорщики уже столкнулись с этим при обсуждении проектов поставок в Китай природного газа и электроэнергии. В то же время экспорт через Находку открывает широкие возможности на всем азиатско-тихоокеанском рынке, где рост потребления нефти прогнозируется на период до 2030 г. с 1,05 млрд до 2,3-2,5 млрд тонн в год. Как в свое время отмечал вице-президент "Транснефти" Сергей Григорьев, "главная идея прокладки нефтепровода до Находки состоит в том, что мы не хотим ограничивать себя одним рынком сбыта: это не будет нефтепровод в Японию – будет нефтепровод во все страны АТР".

Разумеется, обижать китайских товарищей очень не хочется. Пока с ними договорились об увеличении нефтяных поставок по железной дороге (до 10 млн т в 2005 г. и 15 млн т в 2006 году). В среднесрочной перспективе рост импортных потребностей КНР в "черном золоте", вероятно, сможет удовлетворить Казахстан. Ну а там, глядишь, и восточносибирская нефть для Дацина поспеет.

Ответить:

Выбор читателей