"Невидимый враг" остается неопознанным

После визита главы Минобороны Грузии в Цхинвали опасаются возможного наступления грузинских подразделений. Визит традиционно сопровождался провокационными действиями со стороны "третьей силы"




Новые тревожные сообщения поступают из Южной Осетии – по данным Комитета информации и печати правительства непризнанной республики, недавний визит в зону грузино-осетинского конфликта министра обороны Грузии Георгия Барамидзе является "рекогносцировкой на случай возможного наступления грузинских подразделений". Напомним, глава военного ведомства посетил несколько южноосетинских сел 22 октября, инспектируя блокпосты грузинского миротворческого батальона. В Южной Осетии он провел всего одну ночь и заявил, что в случае провокаций грузинские миротворцы, которые "до этого не проявляли высокой активности на случаи открытия огня в зоне конфликта, дадут достойный ответ вооруженным формированиям".

Барамидзе провел опрос военных, а также проверил вооружение, инженерные сооружения и технику грузинских подразделений в селах Ачабети, Тамарашени и Курта. По некоторым данным, в случае возобновления боевых действий в Тбилиси рассчитывают, что именно миротворцы грузинского батальона будут использованы на начальном этапе, до переброски в зону конфликта частей Минобороны и внутренних войск.

Как сообщили "Yтру" источники в администрации ЮО, во время участившихся визитов грузинских силовиков в непризнанной республике по странному совпадению активизируется т.н. "третья сила". Так произошло и в минувшие выходные: вскоре после появления на территории Южной Осетии министра обороны Грузии была зафиксирована стрельба в ряде населенных пунктов. Как сообщили в администрации региона Шида Картли, по грузинским селам Лиахвского ущелья был открыт огонь. По данным администрации, в селе Ачабели был взорван один дом и повреждены несколько строений; жертв нет. Жители села вчера перекрыли автомобильную дорогу Цхинвали – Джава в зоне конфликта, требуя вывода незаконных формирований с территории, контролируемой южноосетинской стороной. В этой акции принял участие губернатор региона Михаил Карели. В Ачабели прибыл командующий миротворческими силами генерал-майор Марат Кулахметов, которому сельчане заявили, что осетины "терроризируют население грузинских сел", чтобы выжить их из собственных домов, и пригрозили ответными мерами: "Мы долго не намерены терпеть обстрелы своих домов. Подождем несколько дней, и потом тоже начнем стрелять в направлении Цхинвали". Российский генерал на это ответил, что никто не вынуждает грузин покидать места проживания: "Я могу сказать точно, что с осетинской стороны нет такого стремления – выжить вас отсюда и сделать все, чтобы вы отсюда ушли".

Но и после этой встречи без ответа остается все тот же вопрос – кто же открывает огонь, как правило, в обе стороны, стараясь развязать боевые действия? "Третья сила", пугающая как осетинское, так и грузинское население, по-прежнему не опознана. Командование Смешанных миротворческих сил под незаконными формированиями подразумевало людей министра внутренних дел Грузии Иракли Окруашвили. Именно они минувшим летом напали на колонну российских миротворцев, а глава МВД Грузии, лично стрелявший из автомата, затем угнал российский грузовик в Гори. Официальный Тбилиси называл "третьей силой" формирования добровольцев с Северного Кавказа и казачьи подразделения, переброшенные из России. Дальше всех пошел Михаил Саакашвили, сообщивший, что в период августовского обострения обстановки грузинским военным на высотах под Цхинвали противостоял спецназ ГРУ, применивший оружие с приборами ночного видения. Этим, мол, и объяснилось то, что грузинские военные были вынуждены оставить ключевые позиции, в том числе и высоту "Паук" под столицей Южной Осетии.

В самом же грузинском миротворческом батальоне до недавнего времени решали проблемы иного плана. Здесь долго не могли выяснить, какому ведомству принадлежит это подразделение – Минобороны или МВД, по поводу чего этими ведомствами было сломано немало копий. Осенью было объявлено, что внутренние войска переходят в управление МО, а в зоне конфликта стал появляться глава военного ведомства г-н Барамидзе, который ранее недолгое время исполнял обязанности министра внутренних дел.

Между тем власти Южной Осетии подчеркивают, что, наращивая в регионе военное присутствие, Грузия "через свои СМИ продолжает убеждать общественность в необходимости решения вопроса военным путем и пытается создать из осетинского народа образ сепаратиста". Нынешнее обострение обстановки совпало с известием о том, что запланированная, но откладывавшаяся несколько раз встреча главы Южной Осетии Эдуарда Кокойты и премьер-министра Грузии Зураба Жвания может состояться 7 ноября в Сочи. Договоренность об этом была достигнута во время состоявшегося в Тбилиси заседания Смешанной контрольной комиссии по урегулированию конфликта. Главной темой переговоров должна стать демилитаризация и освоение реабилитационных проектов Еврокомиссии и ОБСЕ на сумму 2,5 млн евро. Но основное требование Тбилиси, без которого все проекты будут заморожены, уже известно: Южная Осетия должна войти в состав Грузии.

Ответить:

Выбор читателей