Лекарство от Басаева – засады, засады, засады

В эксклюзивном интервью "Yтру" глава МВД Чечни Руслан Алханов обозначил самые тяжелые проблемы и насущные задачи, которые приходится решать сегодня его ведомству


Фото Юрия Тутова



Эксклюзивное интервью с министром внутренних дел Чечни, подполковником милиции Русланом Алхановым.

"Yтро": В начале ноября силами МВД в Введенском районе республики была проведена одна из самых эффективных за последнее время операций. Как удалось во время ожесточенного боя в селе избежать жертв среди мирного населения?

Руслан Алханов: Люди не пострадали, потому что наши действия были тщательно спланированы. Мы отрабатывали оперативную информацию, группы действовали четко и слаженно, потери среди населения были исключены, потому что мы контролировали все подходы и подступы на этом участке. Бандиты заходили и раньше в село Шамиль-Хутор в Веденском районе, не раз появлялись в конкретных домах. Когда они снова зашли в село, то выставили с одной стороны свое охранение. Всего в этом районе находилась банда из 150 человек. Наши зашли с тыла; четырех террористов уничтожила штурмовая группа из 9 бойцов. Накрыли их плотным огнем, да так, что они даже не успели позвать на помощь. Уничтожены четыре главаря и несколько рядовых боевиков. Убитые "амиры" – из ближайшего окружения Басаева.

Примеров нормальной работы за последнее время достаточно. Хорошо отработали по Грозненскому (сельскому) району, где взяли одного боевика с оружием, а потом по его информации арестовали еще 12 бандитов, которые участвовали в акции в Грозном 21 и 22 августа. Это боевики Доку Умарова и Юнади Турчаева. Расследование вылазки августовской вылазки в Грозном продолжается. Из тех, кто участвовал в этой акции, уничтожены около 40 человек. Например, известно, что в Старопромысловский район зашла тогда группа "Миди" Майтукаева – половину ее мы ликвидировали. Первоначально мы прорабатывали версию, что эти теракты организовал еще один главарь - Машугов, но установили, что он в это время отсиживался в Ингушетии.

"Y": Из личного общения с чеченскими милиционерами можно сделать вывод, что сейчас идет чистка рядов МВД. Это действительно так?

Р.А.: Борьбу с "оборотнями" я вел, и когда был командиром ОМОН, и когда исполнял обязанности министра. Сейчас мы только усилились в этом направлении. Мы доверяем нашему УСБ и требуем от них результат. Я сказал им: "Ребята, работаем днем и ночью. Задача – обезглавить агентуру боевиков и выявить людей, которые могут нам стрелять в спины". За три месяца этого года по подозрению в пособничестве бандитам нами задержано 46 сотрудников МВД республики. По части из них возбуждены уголовные дела. Есть еще сотрудники, которых мы уволили, потому что сомневались в их порядочности, и те, кому отказано в приеме на работу в органы внутренних дел. Скажу, что сейчас мы пожинаем плоды того, что, видимо, в 1999-2000 гг. были проблемы с кадрами при наборе в МВД и у нас оказалось много "лишних" людей. Сегодня мы акцентируем внимание на мероприятиях за чистоту рядов. Мы же видим, что происходило в Ингушетии – там вообще Басаева возил по улицам милиционер, да еще при этом сотрудник УСБ! Во время нападения на Ингушетию были "сотрудники", которые стреляли по своим же коллегам. Это и есть оборотни. Так что внутренние враги опаснее всего. И пощады они от нас не дождутся.

"Y": К сожалению, МВД Чечни держит пальму первенства по числу потерь в борьбе с бандитами среди управлений и министерств внутренних дел регионов России...

Р.А.: За 10 месяц этого года мы потеряли 117 сотрудников убитыми, еще 190 человек были ранены в боях с бандитами. Наиболее значимые потери понес полк ППСМ №2 в Ножай-Юртовском районе, когда за несколько суток он пять раз вступал в боестолкновения с мощной группой Авдорханова. Тогда у нас погиб командир роты Рамзан Юнусов. В тех столкновениях милицейский спецназ уничтожил 18 боевиков. Авдорханов был ранен.

"Y": Каким образом в конце четвертого года всей операции в Чечне главарям террористов удается скрываться? Какова система их конспирации?

Р.А.: Они отсиживаются в горных селах. Вот так было и в Ножай-Юртовском районе, когда они вышли к селу, чтобы отдохнуть, отоспаться и пополнить продукты питания. Затем уходят обратно в горы. Лекарство от этого одно – засадные мероприятия. Если не будем их проводить, то главарей локализовать не удастся. Говорим много, а результата-то нет. Надо работать на получение информации упреждающего характера.

"Y": Можно ли говорить, что население лояльно к боевикам?

Р.А.: Это не так. Люди боятся. В горах ходят чужаки с оружием, диктуют свои условия. Запуган народ. Но все понимают, что мы будем жить в России. Сейчас нам необходимо показать и доказать, что власть действует, защищает людей, и тогда ситуация изменится. Проблем много: власть, я имею в виду и милицию, слабо работает в горных районах, почти не работает. Это касается и райотделов милиции, и военных комендатур, и администрации, и других структур. Это порой похоже на бездействие.

Мы знаем, что, пока живы Масхадов и Басаев, нормальной жизни народу не будет. Они не дадут нам спокойно работать, растить детей. Так что уничтожить их необходимо ради будущего.

"Y": Сейчас в МВД Чечни идет обновление кадров. На должности начальников райотделов назначаются молодые офицеры, например, проработавшие в ОМОНе, структурах РУБОП и других боевых подразделениях республиканской и российской милиции.

Р.А.: Начальником Сунженского РОВД мной был направлен командир роты ОМОНа Шамиль Куцаев – боевой и грамотный офицер, человек, располагающий оперативной информацией по тому району. Это проблемные места, приграничные с Ингушетией. Там постоянно перемещались боевики, уходили на отдых, возвращались в республику, устраивали тайники и перевалочные базы. Там работы непочатый край. Я знаю, что Куцаев не боится на себя брать ответственность и может идти вперед, повести за собой райотдел. Считаю, что все сделано правильно – после этого кадрового решения пошла конкретная работа, арестовано несколько знаковых фигур. Главное, что эти же бандиты сидели в райотделе. Куцаев часть "оборотней" убрал, часть задержал. А прежний начальник райотдела в звании полковника – со всеми ладил, жил нормально, по принципу "никто никого не трогает". Такого быть не должно – или мы, или они. Но лучше, чтобы мы... Куцаев принял райотдел во время подготовки выборов президента республики. В Сунженском районе боевики запланировали серию взрывов на избирательных участках, которые располагались в школах. Куцаев задержал бандитов, которые указали, в каких конкретно местах заложена взрывчатка. Тогда удалось избежать больших человеческих жертв. Мы не афишировали эту информацию во время проведения выборов, чтобы не нервировать людей. Теракты заказывал Доку Умаров, там работала его группа, костяк составляли бандиты из Серноводска. Группу мы задержали, уничтожив несколько человек. К операции привлекался и республиканский ОМОН. При задержании бандитов один сотрудник милиции погиб, еще один получил ранение.

После назначения нового начальника райотдел ожил и теперь может действительно называться РОВД. Люди из района говорят – спасибо, что милиция заработала по-настоящему. Так что обстановка изменилась в лучшую сторону. В Грозненском (сельском) районе начальником РОВД назначен бывший заместитель командира ОМОН Али Арсанукаев. И здесь перемены были необходимы. Там даже статистика была удивительная – за несколько лет во всем районе был уничтожен всего один участник НВФ. Начальник райотдела должен находиться всегда на месте, а не заскакивать на работу и убегать в 18:30 домой. Командир должен чувствовать поддержку всего личного состава, а этого не было. После назначения Арсанукаева тоже были задержаны пособники боевиков среди милиционеров.

Так что борьба с предателями идет. Меняется сама атмосфера. Для себя я сделал вывод, что в райотделах нужны не кабинетные работники, которые схемы и планы хорошо рисуют для комиссий. Нужны специалисты, работающие с населением, отрабатывающие информацию. И тогда люди будут верить начальнику райотдела, зная, что он не сбежит, когда в село войдет группа бандитов.

Зимой это важно вдвойне, ведь в это время бандиты выходят на равнину. Это шанс для нас, чтобы активнее использовать адресную работу. Перед начальниками милиции на местах и главами администраций поставлены конкретные задачи вице-премьером правительства республики Рамзаном Кадыровым. Не может быть так, чтобы глава администрации населенного пункта не знал, кто у него проживает в селе. Представители местных властей, проявляющие саботаж, будут уволены.

Ответить:

Выбор читателей