Путин – Западу: Ругай меня нежно

Непривычно удачное выражение Буша объясняет бардак мнений Запада насчет России. Градус наших взаимоотношений – вроде средней температуры по больнице: если в одной палате она зашкаливает, то в покоях для выздоравливающих – 36,6




Градус отношений между Западом и Россией – нечто вроде средней температуры по больнице: если в одной палате она зашкаливает и близка к критической, то в покоях для выздоравливающих – который день 36,6. В то время как европейская и американская пресса продолжает задаваться главными вопросами современности – любит ли Путин Сталина (в связи со 125-летием "отца народов"), лежит ли путь к душе российского президента через "окошко Лубянки" (в связи с гонениями на "ЮКОС") и становится ли Россия неоимперией (в свете украинских выборов), официальные Брюссель, Берлин и Вашингтон в лучших традициях двойных стандартов укрепляют свою дружбу с загадочным восточным партнером. Связать все это воедино весьма проблематично: по непривычно удачному выражению Джорджа Буша, речь идет "не о проблемах, а комплексных отношениях" – что, видимо, и предполагает царящий в западных умах бардак воззрений на наш счет.

Вот, к примеру, Брюссель, этот рассадник глубоко неприятных нам евростандартов (речь не о ремонте, а о демократии), устами своего министра иностранных дел Карела де Гюхта называет отношения с Россией "прекрасными как с экономической, так и с политической точек зрения". Гюхт, он, конечно, к нам неплохо относится – до того неплохо, что, как поговаривают, давеча чуть было не велел арестовать собиравшегося прибыть в Бельгию на переговоры с Комитетом солдатских матерей Ахмеда Закаева, чтобы затем экстрадировать его в Россию. Отдельно взятый факт борьбы с террором не удался, но уже сегодня Москва встретит бельгийского гостя с искренними симпатиями. Все же после той перепалки, которая недавно вывела отношения России и Евросоюза на новый уровень взаимной подозрительности и критиканства, визит политика, не боящегося декларировать "растущий интерес крупных, средних и малых бельгийских предприятий к России", – вроде луча света в темном царстве двойных стандартов. Недавно Гюхту было отказано в просьбе приобрести за счет средств МИД Бельгии внедорожник престижной марки. Эта трагическая история наверняка найдет в Москве сочувствующих слушателей из числа российских чиновников.

Глава МИД Бельгии, разумеется, чиновник не такой уж маленький, но тягаться с канцлером ФРГ Герхардом Шредером в политическом весе не может. Тот же, встречаясь вчера в Гамбурге со своим русским другом Владимиром Путиным, также не скупился на позитив. Он отметил, что переговоры на высшем уровне с Россией "всегда проходили прекрасно". Нынешняя тема переговоров как всегда нова, как всегда глубинна: сотрудничество в области торговли и молодежный обмен. Тут, несомненно, много подводных камней и взаимных каверз: ох, и сложные будут дискуссии... Одна надежда – на прекрасные традиции межгосударственных посиделок. Надо все же отдать должное российскому президенту: он взял да намекнул прессе, что говорить будут не только о беспечных школярах, но и о проблемах, связанных с Чечней. Шредер, мол, сделал от имени ЕС ему, Путину, кое-какое предложение в направлении "активизации участия в решении проблем" этого региона. Не зря, не зря Сергей Лавров ругался с их ОБСЕ и даже заморским Колином Пауэллом: теперь нас учат демократии не тет-а-тет, а через посредника Шредера. Видать, так спокойнее.

Последний мессидж метнул в сторону России продливший еще на четыре года мандат ее старого друга президент США Джордж Буш. Раз этак в двадцатый он пообещал принять нашу страну в ВТО. То, что в необходимости этого шага сама Россия уже сомневается, не важно: раз дал слово Путину поспособствовать – не успокоится, пока не примут.

Буш дал понять, что возникающие между США и Россией разногласия не помешают продолжению дальнейшего сотрудничества двух лидеров и двух стран. "Для России и США важно иметь такие взаимоотношения, при которых, если мы не соглашаемся с принимаемыми каждым из нас решениями, мы может делать это в дружеской и позитивной манере", – сказал глава Белого дома. Иначе говоря, Белый дом и впредь готов в "дружеской манере" журить Москву за излишний авторитаризм в экономике и в соблюдении гражданских свобод и надеется на "позитивный" подход в критике России, скажем, планов Вашингтона раздолбать вслед за Ираком уже порядком надоевший США Иран. Вот она, толерантность сильных мира сего: самое главное – безупречные манеры.

Правда затем Буш опрометчиво стал расшифровывать озвученный им тезис о взаимоотношениях двух держав. "Когда, например, Владимир принимал решение о том, избирать или назначать губернаторов, я сделал заявление, в котором отметил, что в свободном обществе, опирающемся на западные ценности, мы верим в правильное разделение властей", – указал Буш. "И мы тоже верим в правильное разделение властей!" – наверняка воскликнул бы Владимир Путин, будь он в этот момент не в Гамбурге, а в Вашингтоне.

В общем, для России не все так уж и плохо. К новому 2005 году Запад не то что не разобрался в загадочной русской душе – похоже, в своей собственной заблудился. Никак не может примирить горечь за поруганные демократические ценности и нужду в нефтегазовой подпитке. На том и стоим.

Ответить:

Выбор читателей