Победа Ющенко развяжет Москве руки

Главный вопрос, который должен быть решен на Украине, заключается в том, в какое экономическое пространство – европейское или российское – будет интегрироваться украинский рынок




В середине декабря в Минске как-то тихо и незаметно прошло 18-е заседание Группы высокого уровня по формированию Единого экономического пространства (ЕЭП) России, Украины, Казахстана и Белоруссии. Были согласованы 29 первоочередных соглашений, необходимых, прежде всего, для создания зоны свободной торговли (ЗСТ), которые теперь должны быть одобрены на встрече глав государств четверки. Между тем из-за ситуации на Украине сроки проведения такого саммита неясны.

Все страсти по поводу геополитического "зажима" России, с одной стороны, и воссоздания московской империи, с другой, – от лукавого. И вовсе не за торжество украинской демократии идет бой. Главный вопрос, который должен быть решен на Украине и окончательный ответ на который голосование 26 декабря, вне зависимости от его исхода, не даст, заключается в том, в какое экономическое пространство – европейское или российское – будет интегрироваться украинский рынок. Причем этот реальный выбор не связан с тем абстрактным "европейским выбором", который стал на Украине национальным идефиксом. Опять же вне зависимости от исхода нынешних и последующих политических баталий этот "европейский выбор" будет реализовываться, поскольку, так или иначе, но "евроремонт" страны неизбежен. Однако при любых возможных темпах ремонтных работ членство в ЕС в обозримой перспективе Украине не светит.

Альтернатива для Украины выглядит так: либо она реформируется при строгом пригляде Брюсселя, попутно открывая свой рынок для европейских товаров (но без адекватного допуска на рынок ЕС) и обрекая на умирание собственные высокотехнологичные производства; либо она реформируется, развивая дифференцированную экономику внутри ЕЭП, где конкурентные возможности участников примерно равны. Второй путь подразумевает создание в перспективе общего рынка ЕС – ЕЭП, причем Украина в таком объединенном пространстве может быть одновременно членом и того, и другого союза (если они к тому времени не сольются). Иначе говоря, в рамках ЕЭП украинская экономика получает возможность накачать мускулы, прежде чем переходить в высшую лигу конкуренции. Что касается членства в НАТО, то здесь основной вопрос в том, сохранит ли Украина собственный ВПК и будет ли развивать военно-техническое сотрудничество с РФ, или же западные оружейники получат еще один рынок сбыта.

Объективно Запад заинтересован в том, чтобы замуровать Украину, а тем более Россию, в той нише мировой экономики, которую они сегодня занимают: в нише поставщиков сырья и покупателей продукции с высокой добавленной стоимостью. Этим-то и объясняется неприкрытое давление на Киев с целью отвадить его от участия в ЕЭП. Ведь, учитывая общую численность населения, экономический потенциал и унаследованные от СССР кооперационные связи стран - членов ЕЭП, они действительно в состоянии создать самодостаточное объединение, ориентированное на производство и потребление собственной высокотехнологичной продукции. Но если Россия, в случае провала данного проекта, все-таки сохранит способность развивать, хотя и с большим напряжением, соответствующие производства, то у Украины возможностей в этом плане гораздо меньше. Конечно, не будут бездействовать машиностроительные мощности, обслуживающие местных производителей сырья и полуфабрикатов; также не утратят динамики некапиталоемкие секторы, замкнутые на внутренний, прежде всего потребительский, рынок; за счет иностранных инвестиций возникнут новые "отверточные" экспортные производства. Однако Украина слишком большая страна, чтобы удовлетвориться такой структурой несырьевого сектора своей экономики.

Проблема для Брюсселя в его отношениях с Киевом в том, что, по меньшей мере, в среднесрочной, а то и более отдаленной перспективе ничего столь же экономически привлекательного, как проект ЕЭП, он предложить не может. В случае своей победы Ющенко наверняка получит со стороны Запада не только вербальную, но и конкретную поддержку. В то же время изобилия натуральных экономических пряников не предвидится. По всей видимости, в качестве награды Украину без волокиты примут в ВТО (что и так произошло бы в 2005 г.) и, плюс к тому, предоставят статус страны с рыночной экономикой, позабыв прежние доводы, почему этого нельзя пока делать (главным образом, ввиду масштабов и характера господдержки производства). Вспомним, что предоставление данного статуса России мало что изменило в антидемпинговых преследованиях российских экспортеров. Почему бы, в самом деле, не сделать подобный жест и в отношении Украины? Можно ожидать и других красивых жестов, практически не снижающих уровень торговых барьеров. Так, может быть удовлетворена просьба Украины о повышении годовой квоты на экспорт в Евросоюз металлопродукции до 1 млн т в год, однако это лишь восстановит, да и то не в полной мере, статус-кво, существовавший до расширения ЕС. "Новички" Евросоюза импортировали из Украины 870 тыс. т металлопродукции в год, однако в мае с.г. Еврокомиссия согласилась увеличить квоту, действовавшую в рамках ЕС-15, лишь на 422,3 тыс. т – со 184,5 до 606,8 тыс. тонн.

Металлопродукция – основная экспортная статья Украины, обеспечивающая до 40% валютных поступлений. Исключительно благоприятная ситуация на мировом рынке черных и цветных металлов, а также минерального сырья повлекла стремительный рост украинского экспорта (на 48% в январе-июле с.г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, или до $18,3 млрд), что, в свою очередь, вызвало в стране экономический бум (в январе-октябре ВВП увеличился на 12,7%). Естественно, что украинские металлурги весьма заинтересованы в доступе на рынок ЕС. Впрочем, многие из них переориентировались с европейского и российского на другие регионы (Юго-Восточная Азия, Ближний Восток). Примечательно, что именно среди металлургов отношение к ЕЭП неоднозначно. Так, украинские трубопрокатчики спят и видят, чтобы Россия прекратила квотировать их экспорт. А вот главные интересы экспортеров полуфабрикатов – давно за пределами СНГ.

В разгар политического кризиса на Украине консорциум "Индустриальная группа", объединяющий крупнейшие горно-металлургические предприятия в Луганской, Донецкой, Днепропетровской областях, выступил с заявлением против действий политиков, "ведущих к разделению украинского общества". Как пояснил вице-президент консорциума Александр Пилипенко, "в случае автономии, суверенизации Восточной Украины мы потеряли бы европейские рынки сбыта; нам важно, не кто победит на выборах, а то, чтобы Запад признал их легитимность, – если бы западные страны закрылись для нас, это очень сильно ударило бы по нашей компании". Скептически отозвавшись о проекте ЕЭП, Пилипенко заметил, что "если говорить о металлургии, то нет никакого смысла интегрироваться с Россией, у которой собственное металлургическое производство, а мы только создаем ненужную конкуренцию".

Безусловно, с точки зрения указанных бизнес-интересов интеграция с Евросоюзом гораздо предпочтительнее, чем с Россией, тем более что после своего расширения ЕС стал крупнейшим торговым партнерам Украины. По итогам I полугодия с.г., доля ЕС-25 в торговле Украины товарами и услугами составила 34% ($10,9 млрд) против 29% ($9,2 млрд) у РФ. Кстати, по сравнению с прошлым годом удельные показатели и ЕС-25 и России сократились вследствие резкого наращивания экспорта украинского сырья на новые рынки. Главное место в импорте Украины из европейских стран (свыше 30% от его общего объема) занимает высокотехнологичная продукция, а встречные поставки представлены традиционными товарами украинского экспорта: кроме металлов это еще минеральные продукты, электроэнергия, текстиль, удобрения, сельхозпродукция. В этом смысле Европа – хотя и очень привлекательный, но по товарной номенклатуре "обычный" для Украины рынок сбыта. Отказ от ЕЭП в пользу интеграции с Евросоюзом был бы по-своему оправдан, но такой политический выбор означает укоренение сырьевой модели украинской экономики.

Среди отдельных государств Россия остается ведущим торговым партнером Украины, причем как по экспорту, так и по импорту. В январе-июле по сравнению с аналогичным периодом 2003 г. двусторонний товарооборот вырос на треть. При этом на РФ пришлось 18% украинского экспорта ($3,3 млрд) и 40,5% ($6,4 млрд) импорта. Показатели следующей на втором месте Германии гораздо ниже – соответственно 7,5 и 9,3%. Как видим, у России внушительное положительное сальдо, однако без учета энергоносителей взаимные товарные поставки практически сбалансированы. Основные статьи украинского импорта из РФ – это природный газ (35%), сырая нефть (свыше 18%), машинно-техническая продукция (около 17%), металлы и изделия из них (6%). А вот главная позиция в экспорте в Россию – машины, оборудование и транспортные средства (около 38%) при существенно меньшей доле металлопродукции (более 22%). Важными экспортными статьями являются также химические товары и сельхозпродукция. Отметим, что в I полугодии динамика взаимных поставок машинно-технической продукции заметно опережала динамику товарооборота в целом: в стоимостном выражении такие поставки из России на Украину возросли на 45%, а с Украины в РФ – на 50,5%.

Значительная часть как сырьевой, так и обрабатывающей промышленности Украины завязана на российский рынок. Промышленный подъем в России стимулировал рост украинской тяжелой индустрии, во многом обслуживающей интересы российских нефтяников и газовиков. Не может полноценно развиваться без российского рынка и украинский АПК. Нельзя не вспомнить также, какое огромное значение для Украины имеет экспорт в Россию рабочей силы. Словом, экономическая интеграция с РФ сулит Киеву немалые выгоды, причем с сегодня на завтра, а не в прекрасном, но туманном далеке. Инкорпорация украинского рынка в российский обеспечит не только количественное, но и качественное развитие экономики.

Вместе с тем не исключено, что большей частью эти выгоды Украина может получить в рамках ЗСТ, определенной в качестве первого этапа формирования ЕЭП. Собственно говоря, Кучма никогда и не обещал, что Украина согласится на нечто большее. Наоборот, не уставал повторять, что ни о каком участии его страны в валютно-таможенном союзе с партнерами по "четверке" и передаче части суверенитета наднациональному органу и речи быть не может. Осуществить такую передачу Украина готова только наднациональному органу в Брюсселе, но никак не в Москве и даже не в Киеве.

Между тем от устранения торговых барьеров без перспективы более глубокой интеграции Россия понесет сплошные убытки. Это и прямые потери бюджета вследствие перехода на принцип уплаты НДС при нефтегазовых поставках по стране назначения, и ущерб отечественным компаниям от экспансии украинских товаров. Российская и украинская экономики во многом однотипны и, в чем-то взаимно дополняя друг друга, вместе с тем в значительной степени друг с другом конкурируют. Конечно, при создании ЗСТ каждая сторона идет на какие-то жертвы в надежде на общий суммарный выигрыш. Но в данном случае российские жертвы неизмеримо выше украинских, а нетто-выигрыш не только для Украины, но и для России возможен лишь в долгосрочной перспективе в случае полной реализации идеи ЕЭП.

Вероятная победа Ющенко позволит Москве отбросить византийские манеры и предельно жестко отстаивать свои экономические интересы – не будет больше необходимости всячески умасливать Украину, идя на односторонние уступки. Можно будет поставить вопрос ребром: или-или – или вы по зрелом размышлении соглашаетесь на валютно-таможенный союз, или, извините, вы нам в ЕЭП не нужны, интегрируйтесь с кем-нибудь другим. Как заметил Путин на встрече с испанским премьером, мы будем только рады, если ЕС примет Украину в свои ряды. В конце концов, европейцы столько сделали для торжества "оранжевой" справедливости, им теперь и отвечать. А уж что лучше – коченеть, ожидая приглашения, у европейского крыльца, либо "поступиться принципами" и обустраиваться в другом доме – Киев пусть сам решает.

Ответить:

Выбор читателей