Цифровой Санта не вызывает доверия

Оцифрованный Том Хэнкс смахивает на Никиту Михалкова, полярный город Санта-Клауса - на Красную площадь, а фильм в целом – на рекламу "Кока-колы". При этом в нем нет ни капли рождественского духа

Полярный экспресс (Polar Express), США, 2004
Режиссер: Роберт Земекис
В ролях: Том Хэнкс, Лесли Хартер Земекис




Один маленький мальчик перестал верить в Санта-Клауса. Он больше не ждал подарков, не оставлял голодному старику молоко и хлеб в гостиной, но на всякий пожарный в последний раз решил проверить, что же случится ровно в полночь. За пять минут до двенадцати перед его домом затормозил поезд, и проводник с лицом Тома Хэнкса предложил мальчику прокатиться до Северного полюса.

Один из пионеров использования компьютерных спецэффектов в своих фильмах ("Назад и будущее" и "Форрест Гамп"), Роберт Земекис не только поставил, но стал продюсером и соавтором сценария фильма, основанного на детской книжке двадцатилетней давности. "Полярный экспресс" полностью нарисован на компьютере в технике трехмерной анимации за $150 миллионов. Да-да, и Том Хэнкс там тоже нарисованный. Если вы думаете, что это ужасно интересно, лучше найдите и прочитайте книжку – недаром же настоящий Том Хэнкс уже лет десять читает ее собственным детям перед Рождеством.

"Полярный экспресс" - удобный материал для упражнения в "кощунственном" неверии, иронии и даже сарказме. Можно заметить, что Том Хэнкс с усами смахивает на Никиту Михалкова, Санта-Клаус больше похож на Деда Мороза, его полярный город - на Красную площадь с точнейшей копией здания Исторического музея, а весь фильм в целом – на развернутую рекламу "Кока-колы".

Свалить же полное отсутствие истинно рождественского духа, которое на самом деле не вокруг, а у тебя в душе, не на кого. Кроме авторов, которые упражнялись в создании этого духа, но забыли сделать историю интересной. Поместили в нее пару приколов и шуточек, но из захватывающего оставили только пару симуляторов "американских горок" - специально для посетителей 3-D кинотеатров.

Пытаясь справиться с отсутствием в исходном материале хоть какого-то, выразимого в действии и изображении, конфликта, кроме неверия мальчика и перехода его к вере, создатели устраивают из поездки настоящий триллер. Есть тут вырывание стоп-крана, хождение по крыше движущегося поезда, разведение костра и привал с какао из грязных носков, катание по крыше на лыжах, кувырки в куче угля, ледяное озеро, по которому поезд сначала скользит, а затем чуть не тонет, и, наконец, апофеоз путешествия – "американские горки"! Кроме того, в изобразительный ряд добавили забавную, но затянутую перепевку классического мотива из "Форреста Гампа".

Роберт Земекис говорит о том, что история "Полярного экспресса" обращена к каждому из зрителей, но как прикажете представить себя этим сомневающимся мальчиком или хотя бы посопереживать ему, если у всех героев, за исключением второстепенного мальчика Билли, даже нет имен! То, что главный герой не верит в Санта-Клауса, а потом вдруг начинает верить в него, никак не мотивировано. На протяжении всего фильма он думает, что его приключение – только сон, но, увидев подарки, гномов и Санта-Клауса (так как ему было сообщено, что "увидеть значит поверить"), внезапно наполняется верой и истинным духом рождества, за что первым получает подарок. То, что мальчик обнаруживает наутро "потерянный" ночью бубенчик от сантаклаусовых саней, должно убедить не его, а зрителя.

Но зритель-то, для которого "увидеть значит поверить" дополнили противоположным: "иногда самые реальные вещи в мире – те, что мы не видим", знает, что Санта-Клаус - всего лишь собрание пикселей и диаграмм, апофеоз Матрицы.

Как обычно, Земекис снабжает свой фильм сладко-горькой конфеткой очередной банальной истины. В "Форрест-Гампе" она была забавной: "Жизнь похожа на коробку шоколадных конфет". В "Полярном экспрессе" истина торжественно-поучительна: режиссер многозначительно подмигивает зрителю старше школьного возраста, мол, мы-то понимаем, что Санты не существует, но история-то совсем не про то, это все Метафора!

Режиссер и художники пытались с помощью компьютерной графики создать состояние полудремы-полубодрствования, в котором невозможное возможно, а нереальное реально. В результате реальное подвергается сомнению, а нереальное отторгается. Трехмерные же герои фильма на самом деле оказываются вопиюще одномерны, и по-настоящему пугает это несоответствие, а не их жутковатые, неживые порой лица, которым только на секунды удается обмануть зрителя.


В кинотеатрах с начала школьных каникул

Ответить:

Выбор читателей