За Родину. Против Сталина

Советскую власть мы дискредитировали, уверенно вступили в капитализм, но та самая "национальная идея", без которой ни одна крупная держава с амбициями существовать не хочет, – потерялась безвозвратно




Наше государство живет по библейскому принципу – левая рука не должна знать, что делает правая. В Писании, правда, речь шла о творящем милостыню, мы же поговорим о некоторых культурных инициативах родного правительства и его отдельных представителей.

Пока президент страны отдувается в Польше за депутатский запрос по поводу запрета еврейских религиозных организаций, который инициировали 20 антисемитов из Госдумы (правда после начальственного окрика из Кремля тут же, поджавши хвост, его отозвали – но визг поднялся), – пока наш президент, повторяю, извиняется прилюдно за этот бред воспаленного сознания г-на бывшего ведущего программы "Русский дом" Крутова со товарищи перед узниками Освенцима, в столице планируется установить памятник участникам Ялтинской конференции.

Безусловно, Сталин, Рузвельт и Черчилль вписали себя в историю борьбы с гитлеризмом, слова из песни, как говорится, не выкинуть. И я бы не стал охать и возмущаться по этому поводу в стиле общества "Мемориал", мол, как же так, память о миллионах загубленных тираном жизней не позволит потомкам репрессированных ходить теперь на Поклонную гору без того, чтобы не плюнуть в усатого персонажа ялтинской троицы... Действительно, тут есть проблема, но она касается вовсе не возрождающегося, как птица Феникс, культа личности этого кровопийцы.

Никто, на самом деле, конечно, в Сталина не верит, кроме совсем уж отмороженных думцев, которые готовы запретить одну из мировых религий, не то что какой-то памятник "отцу народов" поставить. Таким образом кинут кость остаткам ветеранов – нате вам, вместо льгот на лекарства, любимый символ Великой Отечественной – генералиссимуса с трубкой. Может, не будете бастовать перед Парадом Победы и шантажировать правительство, которое ночи не спит, все о вас заботится, отказом от памятных медалей.

Речь идет не о том. На мой взгляд, нынешняя власть в поисках "национальной идеи" решила главный для себя вопрос: кому она наследует свою, так сказать, историческую и духовную легитимность и чья она преемница.

Вариантов после краха СССР было немного. Поначалу, особенно на волне антикоммунистической эйфории, вполне реально стоял вопрос о духовном наследии новой демократической президентской республики... Российской империи. Символом этого стал Храм Христа Спасителя, хоть и воссозданный при помощи современных технологий, но на месте историческом и в полный рост.

Все 90-е шла ожесточенная борьба с советскими пережитками, и, наконец, за Рождеством закрепился статус официального праздника. Железного Феликса на Лубянке, после продолжительной полемики, было решено все же не восстанавливать. В общем и целом была проделана огромная работа по дискредитации 70-летнего социалистического прошлого, унесшего в виде военных потерь и репрессий больше половины населения страны.

Но вдруг оказалось, что разрушать – не строить. Советскую власть мы дискредитировали, уверенно вступили в капитализм, но та самая "национальная идея", без которой ни одна крупная держава с амбициями существовать не хочет, – потерялась безвозвратно. Ну в самом деле – верующими теперь себя называют 90% населения по переписи, а как крестить правильно лоб, забыли. В церковь ходят два раза в год – на Крещение за водой и на Пасху куличи святить, остальное смотрят по телевизору. Царя пока пропихнуть через парламент проблематично: Конституцию надо менять, а у нас главный человек в стране – ее гарант.

Что же остается? А, Отечество. Нет, вот так: ОТЕЧЕСТВО.

А у нашего ОТЕЧЕСТВА в массовом сознании за последние 100 лет основные достижения какие: выигранная великая война да первый человек в космосе. Последнее сейчас практически нивелировалось американскими успехами на фоне наших провалов, а вот военную историю у нас не отнять.

Поиск самоидентификации на этой шаткой основе привел к естественному выводу: всё, что касается ВОВ, – наше святое наследие. Тут можно обойтись без Ленина и избежать упреков в возврате к прошлому, но уж без Сталина – никак. Поэтому и Волгоград нет-нет, да грозятся переименовать (и, уверен, переименуют), и надписи на могиле Неизвестного солдата уже переписали, и вот – памятники победителям будут устанавливать всё новые.

Какие выводы? С одной стороны, я думаю, нам не стоит пугаться памятника "дяде Джо", как его звали коллеги по Ялте, – это памятник не Иосифу Джугашвили, а исторической победе советского народа над фашизмом. Ну, противно видеть эти усы, особенно как подумаешь обо всех исторических обстоятельствах, приведших к войне, и о миллионах невинных жертв. Но без Сталина и победы бы не было, и это медицинский факт. Только тирания в те времена могла победить не менее ужасную тиранию, и радоваться надо, что выиграли мы.

С другой стороны, и это мне представляется куда более важным выводом, стала очевидна политика кремлевских технологов, по крайней мере на обозримую перспективу. Населению навязывают очень ясную мысль: духовно Россия – преемница наиболее близкого в историческом плане государственного устройства, но – важно! – очищенного от коммунистической идеологии. Вот такой оксюморон. То есть мы как бы остаемся наследниками "великих завоеваний революции", но без марксистско-ленинской идеологии. Почему без? А потому, что тогда непонятно, что делать с рынком, с открытыми границами и кооперацией с остальным миром, особенно с тем, что воюет против исламского терроризма.

Зато остаются достижения в борьбе "россиян" за "свободу". "Весь мир насилья мы разрушим до основанья..." – и гордимся этим историческим фактом, "а затем..." – уж что построили, то построили. Давайте улучшать нашу систему, доставшуюся нам в наследство от "великих предшественников", в том числе и от Сталина. Возьмем оттуда все лучшее: сильные органы госбезопасности, мощнейшую вертикаль власти, полный контроль государства над природными монополиями, а все худшее оставим предкам. Добавим в этот коктейль немного дореволюционного позитива (дружбу с Русской православной церковью в первую очередь) и найдем, наконец, себя.

И вот последние лет пять ищем, ищем – а натыкаемся на стену недопонимания. Народ никак не может сплотиться вокруг родного правительства, а иногда даже его ругательски ругает. Почему? Да просто все, что осталось действительно великого от предшественников, после того как вера и царь канули в Лету, – это русская культура, ее великое историческое наследие. Поэтому именно туда, на эти шаткие рельсы тужится ступить убогое чиновничье сознание. Поэтому и памятники эти идиотские в ход идут, и муляжи святой Руси по всей стране раскидываются, которые турки строят в полчаса, как поет БГ.

К чему приведет поиск самоидентификации в этом ключе? Из великой державы мы превратимся (многие считают, что уже превратились) в сырьевой придаток Запада. Но об этом говорить можно до хрипоты.

Стоит серьезно сказать вот о чем. А может, давайте, как немцы со своим Гитлером и нацизмом, покроем забвением достижения СССР и Сталина, даже если они и есть, и попробуем стать преемниками России до 17-го года? Сначала хотя бы до периода между февралем и октябрем, а там, глядишь... Если хорошо приглядеться, там полно военачальников, чьи памятники ждут своего ваятеля.

И тогда главным начальникам нашей страны не придется одновременно просить прощения у узников нацизма за высказывания подчиненных и возводить монументы людям, которые преуспели в строительстве концлагерей на родине. И правая рука будет знать, что делает левая.

Ответить:

Выбор читателей