Неестественный отбор в борьбе за льготные лекарства

Отмена льгот приведет к росту цен на медикаменты, а также к продвижению определенных марок и наименований. Уже сейчас стоят огромные очереди на приобретение лекарств. Государству придется этот процесс лимитировать




Затихшие на какое-то время страсти вокруг монетизации льгот начинают разгораться снова. Люди начинают ощущать на себе, что означает отмена льгот в таких сферах жизни, как лекарственное обеспечение и ЖКХ. Своим видением ситуации с монетизацией льгот на получение лекарств с "Yтром" поделилась депутат Госдумы, член Комитета по бюджету и налогам Оксана Дмитриева.

"Yтро": Серьезная проблема с транспортным обеспечением льготников – далеко не единственная проблема, вызванная к жизни реализацией 122-го закона. Проблемы наблюдаются и с обеспечением льготников лекарствами. Во что, на ваш взгляд, может вылиться ситуация на рынке лекарств для льготников?

Оксана Дмитриева: В отличие от транспортных льгот, лекарства ранее не предоставлялись по умолчанию, в автоматическом режиме. То есть это та льгота, которая ранее предоставлялась 20-30% льготников, имевшим на это право. Почему люди так остро отреагировали на ситуацию с транспортом? Потому что льгота реально была, ей все пользовались, а потом ее вдруг не стало.

Недовольство на почве изменений ситуации с обеспечением лекарствами может возникнуть только по одной причине: сейчас власть провоцирует социальные ожидания именно вокруг лекарств. Сегодня она уверяет всех в том, что человек может пойти и получить лекарства в зависимости от своих потребностей. На самом деле это совершенно не так, этого не может быть, потому что в среднем на одного льготника приходится 350 рублей. Страховые принципы тут не работают, потому что в страховании принято считать, что здоровые платят за больных, а молодые – за старых. Поэтому, если бы со всех собирали бы по 350 руб., то на 10 здоровых был бы 1 больной и льготник мог бы получать 3,5 тыс. руб., а может, и еще больше. У нас же страховой принцип не проходит. У нас есть инвалиды 1-й, 2-й и 3-й групп, им всем нужны лекарства, потому что чаще всего у них имеются какие-то хронические заболевания, которое требует постоянного медикаментозного лечения. Также есть люди очень преклонного возраста, участники войны, вдовы погибших на войне, те, кто пережил блокаду Ленинграда, если они даже и не имеют инвалидность, то определенно нуждаются в постоянном лекарственном обеспечении. Поэтому реальные потребности составляют значительно больше чем 350 руб. на одного человека. А дать невозможно. Если сейчас кому-то выпишут больше – значит другим не хватит. Сейчас пока рецепты выписываются без ограничений. Поступает информация, что можно выписывать сразу на 2-3 тысячи. Я думаю, что в этой ситуации кризис неминуем.

Уже сейчас стоят огромные очереди на приобретение лекарств. Государству придется этот процесс лимитировать. И в итоге льготные лекарства получат только те, кто в состоянии пройти тяжелейшую процедуру. Существует несколько разных вариантов таких процедур; вот что известно мне: допустим, вы хронически больной – диабетик. Вам выписали льготное лекарство в диабетическом центре. Как правило, в крупных городах идет профилизация поликлиник, то есть диабетический центр в районе может быть только один на базе какой-то поликлиники. Там вам доктор рекомендует лекарство, но по его направлению вы не можете получить этот препарат. Вы должны пойти к своему участковому врачу, выстоять очередь и получить направление на это лекарство. При этом врач должен удостовериться, значитесь ли вы в реестре льготников, "пробив" вас по компьютеру (в большинстве поликлиник компьютеров нет вообще или имеется одна машина на все учреждение). Затем вы должны отправиться в т.н. уполномоченную аптеку, где тоже должны убедиться, что вы есть в реестре. Одним словом, это крайне длительная и изнурительная процедура, выдержать которую могут отнюдь не все. Как быть, скажем, инвалидам или одиноким пенсионерам? Получается, что реальными получателями льготных лекарств могут быть относительно здоровые люди. В этом случае многие просто откажутся от таких льгот сами, потому что может выйти себе дороже.

"Y": Получается своего рода "естественный отбор", при котором выживает сильнейший?

О.Д.: Не совсем естественный. Те, кто реально мог себе это позволить, те и раньше не получали, и сейчас не получат, никто им все равно не выпишет эти лекарства. Я могу пример привести: у меня отец – инвалид 2-й группы, перенес несколько инфарктов. Месячная стоимость лекарств, без которых он не может жить, – 1,5 тыс. рублей. Это специальные, очень дорогие препараты, которые из-за их дороговизны сейчас никто не выписывает.

"Y": Так стоило ли монетизировать льготы по лекарствам? Пока получается, что если руководствоваться принципом "всем понемногу", то не достанется никому.

О.Д.: Как раз эти льготы и надо было монетизировать. Потому что по страховому принципу они работать не могут. Надо было честно доплатить и пойти по тому пути, как это делали субъекты федерации. То есть, в каждом из них сложился определенный список болезней, для лечения которых выдавались бесплатные лекарства. Правда, при этом, например, по Санкт-Петербургу норма была невелика – 45 руб. в месяц на одного льготника. Это, конечно, мизер, но при этом онкологические больные, диабетики и прочие люди с хроническими заболеваниями обеспечивались соответствующими лекарствами. То есть создается перечень первоочередных болезней и лекарств, которые в соответствии с ним предоставляются. Конечно, это должны быть дорогие, качественные и эффективные лекарства. У нас же почему-то начинается предоставление дешевых лекарств. Между тем, дешевые лекарства льготники могут купить и сами.

Не нужно никого обманывать, надо четко определиться, какие категории льгот нужно монетизировать, а остальным сказать, кому реально предоставляется бесплатное лекарство, а кому нет, каким категориям, каким болезням.

"Y": То есть вы предлагаете пересмотреть список, выбрав наиболее нуждающихся и наиболее необходимые лекарства?

О.Д.: Я предлагаю выдать эти 350 руб. людям на руки, плюс посмотреть, какой объем дополнительных средств можно выделить для обеспечения лекарствами по узкому перечню, для специфических больных.

"Y": А 350 руб. должны быть выплачены из федерального бюджета?

О.Д.: Да, отдать, вытащив из социального пакета.

"Y": А то, что нужно для специфических больных, взять из местных бюджетов?

О.Д.: Нет, я думаю, тоже из федерального. Субъекты федерации могут дать на своих льготников, а за федеральных пусть платит федеральный бюджет.

"Y": На рынке лекарств наблюдается ожидание того, что вот-вот сюда свалится много денег, цены уже сейчас поднимаются. Что будет дальше?

О.Д.: Безусловно, участники рынка будут работать на повышение. Цены может быть и снижались бы, если б государство проводило соответствующую политику. Но понятно было изначально, что с учетом того, зачем это все затевалось, будет как раз наоборот. Во-первых, здесь вводится новый посредник – страховая компания, которого раньше в "лекарственной" цепочке не было. Далее централизованные дистрибьюторы – поставщики фармацевтической продукции. Мы собираемся запрашивать данные, какие дистрибьюторы какую квоту получили. Дело в том, что это в общей сложности не более 5 основных поставщиков. Это, безусловно, монополизация рынка, ведущая к росту цен. Более того, это приводит к продвижению определенных марок и наименований лекарств. Врачи уже сейчас говорят, что очень много традиционных препаратов, к которым люди привыкли, заменены аналогичным, но с другими названиями. При этом явно прослеживается продвижение определенных марок. Это хорошо видно по перечню препаратов. Перечень такой большой – 1870 названий – не потому, что он такой расширенный. В нем одного только валидола 10 видов – в капсулах, еще в чем-то, корвалола – 2 вида. То есть одни и те же лекарства, только разные виды. Зато исключены некоторые важнейшие препараты для хронических больных, которые раньше реально давались.

"Y": Может настала пора для вмешательства антимонопольных служб?

О.Д.: Фармацевтические монополисты, обеспечивающие поставки льготных лекарств, скоро так деформируют рынок, что антимонопольный комитет уже просто не разберется. Льготные поставки провоцируют рост цен. Пока, на первой стадии, стоимость лекарства по льготной поставке и рыночной цене отличаются, но скоро розничная сеть подтянет стоимость лекарств и рынок стабилизируется на более высоком уровне цен.

"Y": Ну а депутаты – принимают какие-то меры, чтобы воспрепятствовать этому?

О.Д.: Я голосовала против этого закона со всеми его последствиями. Отладить, отрегулировать эту систему даже не нужно пытаться. Это совершенно бесполезно, она обречена. Каждый раз Зурабов изобретает вечный двигатель, который не работает, а потом предлагает всем придумать к нему какие-то усовершенствования, чтобы тот заработал. Что с пенсионной реформой так было, что со льготами, что с лекарствами. Это абсолютный провал.

"Y": То есть вы думаете, что закон на той стадии, на которой он есть, совершенствовать и переделывать бессмысленно?

О.Д.: Чтобы совершенствовать некоторые его части, от многого надо отказываться. Полностью отменить его уже невозможно, потому что нельзя ухудшить положение людей задним числом. У вас живут три бабушки в деревне Калиновка какой-то там области. Вдруг случайно они, как участницы войны, начинают получать денежную компенсацию. Раньше не получали, а тут вдруг начали получать. Сможете вы отобрать у них эти деньги? Не сможете.

Такие вот дедушки-бабушки – это вообще отдельный случай. Что касается сельской местности: я посмотрела данные по Красноярскому краю. Там всего 5 тыс. инвалидов войны. Но в Петербурге их, допустим, в 30 раз больше. У нас – под 200 тысяч. Так что очень многое зависит от региона. Одним словом, льготные категории в сельской местности, которым монетизация пошла на пользу, – это не больше 10% от общего числа.

"Y": Сейчас много говорят про возможность монетизации льгот госчиновникам, в том числе и депутатам. Как вы относитесь к этому?

О.Д.: С этих категорий надо было начинать. С монетизации льгот госчиновникам, судьям, прокуратуре. Если бы они так сделали, на себе поэкспериментировали, то сами бы поняли, что можно монетизировать, а что нельзя. Например, льготы на внутригородской транспорт можно спокойно монетизировать. А расходы на служебные междугородние поездки, на мой взгляд, невозможно. Потому что один на Дальний Восток едет, а другой в Подмосковье; один вообще в округе не появляется, а другой постоянно туда мотается, решает какие-то проблемы.

Что касается пенсий, то депутатам нужно сделать пенсии на общих основаниях – это совершенно точно. В общем-то, им было бы неплохо иметь такую же пенсию, которую они придумали для народа. Я думаю, и льготы по жилью тоже стоит монетизировать. Лучший вариант имел место во втором созыве: была взята стоимость стандартной двухкомнатной квартиры в новостройке, примерно равная стоимости проживания в гостинице в определенный период. В третьем созыве все стало значительно дороже: понастроили огромных дорогих квартир, затратив на это несколько миллиардов рублей.

Беседовал Максим Легуенко

Ответить:

Выбор читателей