Киргизии никуда не деться от России

Ни один из кланов, борющихся за власть в Киргизии, не видит для своей страны ориентира, альтернативного России. Поэтому вкладывать деньги в "желтую революцию" - бесперспективно. И это понимают все, включая "спонсоров" бархатных революций




После выборов в Джогорку-Кенеш, киргизский парламент, стало ясно: никакой "желтой революции" в этой республике не предвидится. Предвыборный период и сам ход голосования показали: никакие радикальные изменения киргизскому обществу просто не нужны. Да и местная оппозиция на это, мягко говоря, совсем не рассчитана.

Революции, подобные украинской и грузинской, должны быть востребованы самим обществом, должны служить механизмом достижения неких целей - например, вступлению в Евросоюз, причем не "когда-то", а в обозримом будущем. Но серьезнейшее изменение основных общественных ценностей, которое требуется для такого шага, недостижимо за короткое время. И Грузия, и Украина в этом скоро убедятся.

В Киргизии же задачу "обняться с Европой" не ставят ни политики, ни население. И дело не только в том, что в Киргизии совершенно другой уклад жизни, другие культурно-исторические ценности. Евросоюз - это защита от неких, по большей части, мифических угроз. Перед Киргизией стоит опасность реальная. Еще недавно боевики исламских радикалов во главе с Джумой Намангани планировали войти с триумфом в ферганскую долину, поставить под угрозу существование Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, уничтожить в этих странах светские режимы, вернуть эти государства в средневековое мракобесие. Этого никто не хочет.

Конечно, после катастрофы со Всемирным торговым центром американцы провели в Афганистане показательную порку талибов. Тем не менее, исламские радикалы для американцев - террористы, а не угроза существованию их страны. И, кстати, победа в Афганистане не была бы достигнута, если бы не страна, которая вооружила Северный Альянс, поддержала его продовольствием и боеприпасами, разведданными и технической помощью.

Эта страна - Россия. И защитит Киргизию в случае опасности только она. Никому другому это просто не нужно. Те же США, арендуя в среднеазиатских республиках аэродромы, заботились о себе. Россия тоже заботится о себе, но с существенной разницей: для нее жизненно важны не взлетные полосы для временного пребывания самолетов, а наличие стабильных и благополучных соседей на юге.

Кто бы ни пришел к власти в Киргизии, он будет считаться с Россией. Но не только в силу вышеозначенных причин. Для простых киргизов Россия - мечта, к которой стремятся. Киргизские специалисты обучаются в российских вузах. Вся техническая документация в Киргизии составлена на русском языке. Для кодификации киргизского языка нужно перевести на него такие простые понятия, как "карбюратор", "скальпель", "страхование" - слова изначально не русские, но уж в киргизском языке точно не имеющие аналога. В Киргизии большая часть интеллигенции - русские. Русский язык в этой республике является вторым государственным. Именно при помощи России в Киргизии появилась своя национальная интеллигенция. Нигде в мире нет такого количества почитателей киргизской культуры, как в России. Чингиз Айтматов никогда не стал бы писателем мировой величины, если бы у него не было русской аудитории. В Киргизии это понимают не только политики - а буквально каждый.

И нет никакого смысла ломать привычный уклад жизни ради стремления туда, где тебя просто не ждут. Одно дело - допустить на свои аэродромы американские самолеты (если это не противоречит интересам могущественного, но при этом предельно доброжелательного соседа), другое - пойти на конфронтацию с этим соседом, зная, что его никто не заменит. Ни Оксфорд, ни Бэркли, ни Сорбонна не будут обучать киргизских специалистов в таком количестве и за такие деньги.

Конечно, политический строй Киргизии не совершенен, а политическая жизнь - не безоблачна. Совершенство в этой области - скорее, утопия - о какой бы стране не шла речь. Даже в рядах оппозиции единство условное: несмотря на то что объединиться им удалось и несколько лидеров оппозиции прошли в Джогорку-Кенеш после первого тура, одних интересует политическая судьба своего клана, другие мечтают о достижении доступного уровня вестернизации, об укреплении внутреннего демократизма. Возможны и острые столкновения, и общественные дискуссии. Но ни один из кланов, борющихся за власть в Киргизии, не видит для своей страны ориентира, альтернативного России. Поэтому вкладывать деньги в "желтую революцию" - бесперспективно. Для нее просто нет внутренних предпосылок. И это понимают все, включая "спонсоров" бархатных революций.

Ответить:

Выбор читателей