Налоги снизят. Репрессии ужесточат

Премьер-министр настаивает на снижении НДС, причем довольно резко – с 18% до 13%. Ему возражают, что для бизнеса гораздо важнее упорядочивание сбора существующих налогов, нежели уменьшение ставок




Несколько дней назад в Москве состоялось заседание Совета по предпринимательству и конкурентоспособности при правительстве РФ. Вопрос обсуждали архиважный – о том, как снизить налоговую нагрузку на экономику. По поводу того, что снижать надо, разногласий нет, но вот каким образом и насколько – на этот счет разгорелись жаркие дискуссии. Еще 4 года назад правительство обещало облегчать налоговое бремя не менее чем на 1% ВВП ежегодно и в целом держит слово: по данным министра финансов Алексея Кудрина, с 2001 г. налоговая нагрузка сократилась на 3,5% ВВП. Обязательный минимум в 1% ВВП на следующий год эквивалентен 225 млрд рублей. Эту сумму полностью покрывают уже одобренные на заседании меры по оптимизации налогообложения. Речь идет об ускоренном возмещении НДС при капитальных вложениях, а также послаблениях при исчислении налога на прибыль – введении "амортизационной премии" при установке нового оборудования (10% его стоимости можно будет вычитать из налогооблагаемой базы), снятии ограничений по переносу убытков на будущий период и отнесении к расходом всех затрат по НИОКР. Кроме того, на заседании Совета договорились о либерализации налогового администрирования, иначе говоря, об упорядочивании налоговых проверок.

Перечисленные выше меры Минфин, а вслед за ним и Минэкономразвития считают первоочередными. По подсчетам минфиновских экспертов, это приведет к потерям бюджета в 2006 г. в размере 232 млрд рублей. Большего сокращения фискальных поступлений бюджет уже не выдержит, а следовательно, другие меры по снижению налоговой нагрузки должны быть отсрочены. Под другими мерами подразумевается уменьшение собственно ставок всех трех "ключевых" налогов – НДС, налога на прибыль и единого социального налога (ЕСН). Последние два почти наверняка трогать пока не будут, тем более что базовая (она же максимальная) ставка ЕСН с 1 января с.г. и так уже снижена с 35,6% до 26%, и прежде чем двигаться дальше вниз, надо, по словам Кудрина, "оценить результаты". В то же время на снижении НДС, причем довольно резко – с 18% до 13%, – настаивает лично премьер-министр Михаил Фрадков.

Автором идеи опустить уже в следующем году ставку НДС на 5 процентных пунктов является замглавы аппарата правительства Михаил Копейкин, который еще в январе направил Фрадкову соответствующую записку. Выступил он и на заседании Совета по предпринимательству и конкурентоспособности. По подсчетам Копейкина, это будет стоить бюджету 300-330 млрд рублей. В Минфине называют более высокую цифру – 362 млрд руб.; таким образом, вкупе с изменениями в порядке взимания НДС и налога на прибыль суммарные потери бюджета составят около 600 миллиардов. Однако Копейкин, а с его подачи и Фрадков, убежден, что снижение НДС необходимо для поддержки высокотехнологичного сектора и в целом обрабатывающих отраслей промышленности. Это, дескать, обеспечит дополнительный экономический рост на 0,5 процентных пункта, расширяя налогооблагаемую базу. Увеличение же собираемости данного налога позволит возместить до половины бюджетных потерь от уменьшения его ставки. В итоге, по уверениям Копейкина, такие потери составят 100-150 млрд руб. или даже того меньше и могут быть компенсированы за счет средств Стабилизационного фонда (в части, превышающей лимит в 500 млрд рублей).

Согласованную позицию Минфина и МЭРТ против идеи Копейкина – Фрадкова, несколько неожиданно для премьера, поддержали от лица бизнеса сопредседатель рабочей группы Совета, готовившей предложения по налоговым новациям, Александр Шохин (сопредседателем со стороны правительства является Кудрин) и вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Олег Киселев. Правда, как выяснилось, с ними согласны далеко не все представители бизнес-сообщества. Тем не менее, Шохин в своем выступлении упирал на то, для бизнеса гораздо важнее упорядочивание сбора существующих налогов, и прежде всего "нейтрализация" НДС, нежели уменьшение ставок. Кстати, Шохин предложил уже в 2006 г. ввести ускоренное возмещение НДС не только при капвложениях, но и при экспорте (в планах Минфина это отнесено на 2007 год). Разумеется, идеальный вариант – это одновременно и улучшение налогового администрирования, и сокращение ставок, но такое едва ли возможно, поэтому, отметил Шохин, приходится выбирать, соблюдая определенную очередность: "Бизнес, конечно, не против снижения ставок, и если правительство готово все меры осуществить одновременно, мы будем аплодировать, кричать громко "ура" до тех пор, пока не придет налоговая проверка. Поскольку трудно поверить, что, снизив НДС до 13%, правительство пойдет на либерализацию налогового администрирования. Скорее всего, оно будет ужесточено, и меры по защите прав налогоплательщиков могут быть отодвинуты на более позднее время... Поэтому нам хотелось бы, чтобы была очередность задач, и очередность эта – либерализация налогового администрирования, нейтрализация НДС и меры по налогу на прибыль", тогда как уменьшение НДС можно отложить до 2007 года.

Об опасности ужесточения налогового администрирования говорил на заседании и Кудрин. Он постарался развенчать иллюзии премьера по поводу того, что сокращение ставок автоматически ведет к увеличению собираемости налогов. А раз сие не так, то, чтобы компенсировать посредством улучшения собираемости НДС выпадающие бюджетные доходы, неизбежно придется прибегнуть к репрессивному администрированию. Кудрина поддержал Герман Греф, констатировавший, что воровать путем незаконного возврата НДС будут при любых ставках – будь то 18, 13 или 6 процентов. Поэтому, надо прежде всего озаботиться законодательным уничтожением мошеннических схем, причем самое лучшее решение – полностью переписать всю вторую часть Налогового кодекса. Только после наведения порядка со сбором НДС, отметил глава МЭРТ, можно будет унифицировать ставку данного налога, то есть отменить льготы, а затем снизить эту ставку на 2 процентных пункта (впрочем, по мнению Грефа, унифицированную ставку можно оставить и на прежнем уровне – более важным для бизнеса министр считает сокращение налога на прибыль). Что же касается увеличения собираемости налогов за счет административных мер, то, конечно, "можно "раскочегарить" машину налоговой службы, чтобы она собрала дополнительно 300 и даже 500 миллиардов", однако расплачиваться за это придется торможениям экономического роста.

Глава кабинета поспешил успокоить своих фрондирующих подчиненных, заверив, что репрессивные меры не планируются. В результате же вопрос о том, каким образом возмещать снижение НДС, остался открытым. "Решим это на заседании бюджетной комиссии!" – уверенно заявил Фрадков.

Со стороны вся эта катавасия выглядит как бунт технократов против волюнтаризма "политического руководства". Некоторые наблюдатели полагают, что компромиссным решением может стать сокращение НДС до 16%. Ведь, по словам премьера, у него осталось "непреодолимое желание снизить НДС". А как заметил Оскар Уайльд, "единственный способ избавиться от искушения – это поддаться ему".

Ответить:

Выбор читателей