Алханов: Зря Кадырова представляют каким-то демоном

Выступая перед журналистами, Алу Алханов рассказал, что происходит в республике после ликвидации Масхадова. Была затронута также тема взаимоотношений президента и первого вице-премьера Чечни


Фото: vesti.ru



– Что происходит в республике после ликвидации Аслана Масхадова?

Алу Алханов: Есть Масхадов или нет его, уже не важно, ведь путь, который выбрал наш народ, неизменен, как и политический курс, определенный Ахмадом Кадыровым и поддерживаемый руководством России. Мы не сойдем с этого пути.

– Тем не менее, сегодня очень многие говорят, что Масхадов был чуть ли не единственным человеком, с которым можно было вести переговоры. Так ли это на самом деле?

А.А.: Интересно, а те, кто это утверждает, знают ситуацию в Чечне и мнение простых людей? Масхадов являлся олицетворением террора и непрекращающихся противозаконных действий, от которых страдал его собственный народ. И этот человек, обрекший жителей Чечни на долгие страдания, предлагал условия мира? Кому он их предлагал? Кроме Масхадова, Басаева и тех, кто за ними стоит, никто не объявлял войны чеченскому народу. Других сил, противостоящих народу, кроме них, нет. Когда Масхадов выступил с так называемыми "мирными" инициативами, на самом деле все было просто и ясно. Сценарий был таков: предложения Масхадова возникли перед "круглым столом" в Страсбурге. Они отвергаются, и в течение месяца в республике совершаются крупные теракты и бандитские вылазки. Если конкретно, то с окончанием масхадовских инициатив они планировали начать теракты в ночь 23 февраля. Только на одну эту ночь они запланировали шесть крупных акций в Чечне. Этот зловещий план был сорван благодаря упреждающим действиям федеральных и местных силовых и правоохранительных структур. Масхадовская схема, по которой его делали единственной силой для переговоров, не сработала. Не получилось у них сейчас и не получится в будущем. Народ определился четко: ему не нужны война и террор. Народ хочет жить и процветать, детей растить.

– Позвольте привести слова одного из российских журналистов, который в конце прошлого года пытался нарисовать объективную, на его взгляд, картину: несмотря на титанические усилия России, в Чечне действуют порядка 1000-1500 боевиков, а поддерживают их, как минимум, 12 тыс. жителей. Причем приток в банды происходит из-за похищений людей, в которых обвиняют силовые структуры, которые в Чечне принято называть "кадыровцами". Вы согласны, что на активность бандформирований влияют случаи исчезновения людей?

А.А.: Никто не отрицает тот факт, что в республике похищаются люди. Но таких случаев стало гораздо меньше. Но при какой власти это стало возможно? Во время правления Масхадова стали красть и убивать представителей СМИ. Тогда же узаконили работорговлю и стали насаждать ваххабизм. Разве выборы, которые прошли, были законными, если от 250 до 300 тыс. чеченцев были вынуждены покинуть республику из-за репрессий боевиков, преследования масхадовских структур и угрозы жизни своей и близких?

Я не отрицаю, что 10-12 тыс. человек из 1 млн 200 тыс. жителей республики могут сочувствовать Масхадову. Это глупо отрицать. Кто-то из них сотрудничает с преступниками из страха, родственных чувств и т.д. Но цивилизованное демократическое общество исходит из мнения большинства. А в Чечне народ требует мира, стабильности и развития. Это и предлагает руководство республики. Меня иногда возмущает, когда начинают говорить, что кроме Масхадова не с кем говорить о мирных переговорах. Это натуральное кощунство над чеченским народом. По-другому я не могу назвать это. Ведь на самом деле не так трудно разобраться, кто не дает нам спокойно жить и кто вовлек народ в эту войну, в результате которой пострадали десятки тысяч людей.

Каких-то "банд Махно" в Чечне нет, кроме незаконных вооруженных формирований, которые совершают самые гнусные преступления, в том числе и похищения людей. Но мы сделаем так, чтобы этот вид преступлений перестал существовать в статистической отчетности Чеченской Республики. Тем более что ряды боевиков редеют. Еще первый президент ЧР при поддержке Владимира Путина проводил такую политику, когда людей вытягивали с "той стороны". Сегодня вместе с сотрудниками МВД Чеченской Республики и федеральными силовыми структурами они несут службу по охране общественного порядка, ведут борьбу с бандитами, теми, кто совершил нечеловеческие преступлений во времена Дудаева и Масхадова.

– Тема похищения людей является одной из основных в Чечне, и даже более того, стала своеобразной "визитной карточкой". Каков механизм этого явления и что нужно сделать для искоренения подобных фактов?

А.А.: Присутствие банд является основным фактором для похищения людей. Повторюсь, что это возникло и утвердилось при "миротворце" Масхадове. Оттуда ноги растут. Сегодня имеются факты грубейшего нарушения российского законодательства со стороны федеральных и республиканских силовых структур. Но за январь 2004 г. в Чечне похитили 35 человек, а за январь этого года – 8 человек, из которых один вернулся домой. Разница ощутима. Это преступление, к счастью, имеет тенденцию к сокращению. Но надо понимать, что две войны просто так не проходят. Война вообще не способствует добродетели, а учит убивать и совершать преступления. Наш народ выходит из страшных войн и уже определил свой путь в этом мире.

Сейчас продолжаются попытки перекрасить Масхадова в этакого "голубя мира". Но почему в августе 1999 г. он не осудил преступный акт, совершенный террористами в отношении народов Дагестана? Масхадов не захотел даже извиниться перед Дагестаном. Кстати, первым, кто это сделал, стал Ахмад Кадыров. Перед Масхадовым на одной чаше весов тогда был народ, а на другой – Басаев, который нес войну. И Масхадов выбрал сторону Басаева. Для меня как для бывшего главы МВД и президента не является секретом, что ВСЕ террористические акты, которые совершены в Чечне и России, совершались с ведома Масхадова. И после этого мы говорим о его миролюбии?

– Каким образом вы работаете и строите свои отношения с вице-премьером правительства республики Рамзаном Кадыровым?

А.А.: К сожалению, Рамзана Кадырова представляют каким-то демоном. Но это очень ошибочное мнение об этом человеке. Если есть срочная необходимость, я приглашаю Рамзана Кадырова к себе, ставлю конкретную задачу, ведь он, как первый вице-премьер, отвечает за силовой блок, за республиканские правоохранительные структуры. Кроме этого, он осуществляет общую координацию силовых и правоохранительных структур республики с федеральными. Сегодня Рамзан Кадыров принимает участие в организации и проведении сложных спецопераций. Он координирует всю силовую работу в Чечне. Как и любому министру, я ставлю ему задачи с учетом важности и сложности. Я не знаю, кому выгодно его демонизировать, он вполне правильный человек. Как и любой руководитель, он имеет достоинства, работает над исправлением недостатков, старается как можно быстрее сделать республику мирной и стабильной. Путь по консолидации общества и единению чеченского народа избрал Ахмад Кадыров, и сын продолжает дело отца.

– Вы заменили свою службу охраны, убрав из нее людей Рамзана Кадырова. Чем это вызвано?

А.А.: Для меня нет "преданных" и "непреданных" сотрудников Службы безопасности. То подразделение, которое формируется сегодня решением главы МВД, отвечает за мою безопасность за пределами Чеченской Республики. И она ни в коем разе не подменяет СБ, которая осуществляет охрану президента ЧР.

– Как вы прокомментируете слухи о том, что Масхадов был уничтожен кадыровцами еще 6 марта, а сама операция, якобы, послужила утверждению Кадырова-младшего?

А.А.: Я не обладаю такой информацией. Насколько я знаю, это не соответствует действительности. Операцию по Масхадову проводили федеральные структуры с известным результатом. Бывший президент Ичкерии, превратившийся в бандита, убит.

Ответить:

Выбор читателей