Путин берет право руля

Выступая с ежегодным посланием, президент трижды позволил себе опереться на авторитет российских государственников прошлого. Он цитировал дореволюционного профессора, философа и царского министра финансов




Текст ежегодного Послания президента обеим палатам российского парламента обычно представляет собой результат компромисса между образностью и конкретикой – когда первое лицо государства начинает свой доклад с обращения к "уважаемому Федеральному Собранию" и "уважаемым гражданам России", иного не дано. С уважаемым собранием Путин – и как президент, и как юрист – обязан говорить на языке права. Что не только не обязательно, но и вредно при обращении к миллионам рядовых граждан, в силу понятных причин плохо разбирающихся в тонкостях "последствий недействительности ничтожных сделок" или в "гражданском обороте". Противоречивость такого формата отчетности всегда порождала завышенные ожидания и у тех, кто непосредственно слушает речь президента в Мраморном зале Кремля, и у тех, кто ее анализирует после. Послание, как правило, готовят сразу несколько "команд" референтов. Это – одно из нескольких таинств "кремлевской кухни", к которому имеет доступ лишь ограниченное число людей из ближайшего круга президента. Текст правят вплоть до ранних Yтренних часов, предшествующих оглашению послания, и от этих последних "штришков" подчас зависят карьеры чиновников или присутствие в тексте амбициозных задач, над которыми после весь год ломает голову правительство, Дума, чиновники и народ.

Нынешнее послание – уже шестое в правление Владимира Путина – отличалось не только повышенной секретностью на стадии подготовки, но и беспрецедентной для нынешней власти либеральной риторикой. Именно в этом – его главный "сюрприз".

Посыл оказался столь однозначным, столь концентрированным, что даже видавший виды оппозиционный депутат Владимир Рыжков был после речи главы государства явно обескуражен. Действительно: президент ничего не сказал о "вертикали власти", не обмолвился об удвоении ВВП, да и модную нынче тему "консолидации элит" во имя "сохранения России в ее нынешних границах" никак не затронул. Напротив: чиновники были заклеймены "надменной кастой", а в перезревшей стабильности Путин разглядел (хотя и далеко не первым) признаки стагнации. По сути большая часть речи российского лидера – апелляция к факту "естественности" выбора народом демократии. Причем не сегодня, и даже не в 1991 г., а 300 лет назад – начиная с Петра I и "рука об руку" с Европой.

При всем при этом "разметка" текста послания обнаруживает некоторую неряшливость авторов, его готовивших. Это и "спонтанность" вступления, и неоправданные повторы (редкое в практике публичных речей выражение "гражданский оборот" – аж три раза), и логическая незавершенность некоторых пассажей. Работа над документом шла давно, однако его обнародование именно в прошедший понедельник оказалось полной неожиданностью даже для парламентариев, которые уже стали разъезжаться на майские каникулы: ожидалось, что В.Путин отложит свой доклад по меньшей мере до 10-12 мая.

По информации "Yтра", спешка с президентским посланием была связана с желанием озвучить его до приезда в Москву Джорджа Буша и других западных лидеров, приглашенных в Россию на торжества в честь 60-летия Победы. Ясный либеральный посыл Путина должен стать весомым подспорьем для американской администрации в деле дальнейшего игнорирования призывов своих оппонентов быть пожестче с "авторитарным" кремлевским режимом. Источник "Yтра", близкий к администрации президента, так комментирует ситуацию: "Владимир Путин дал понять западным партнерам свое твердое желание в полном объеме обеспечить демократичность смены власти в 2007-м и особенно в 2008 гг. С их стороны требуется гарантия невмешательства в процессы, отказ в отношении России от практики, имевшей место на Украине. Недвусмысленные ориентиры, включенные в послание – часть "джентльменского соглашения", которое должно быть заключено между лидерами великих держав 9 мая".

В президентском послании нет имен или названий. Но оно – не обезличено. В одном ряду с "корыстной бюрократией" упомянута бюрократия партийная. Спустя два дня после "зачистки" партийной верхушки "Единой России" и спущенных ей сверху директив определиться с идеологией эти слова не кажутся случайными.

Путин применяет глагол совершенного вида ("не защитили"), говоря о гонениях госчиновников на телевизионные каналы, прежде принадлежавшие "олигархам" – о ком, как не о НТВ или ТВ-6 идет речь? Путин особо отмечает хорошие перспективы Северо-Кавказкого региона, выделяя тем самым роль ответственного за реализацию этих перспектив Дмитрия Козака, которого считают одним из немногих либералов-государственников в окружении президента. Путин не произнес слово "революция", говоря о недавних событиях на постсоветском пространстве, но эту тему он затронул, причем довольно неожиданным образом. "Мы заинтересованы в развитии экономики и укреплении международного авторитета государств – наших ближайших соседей, заинтересованы в синхронизации темпов и параметров реформаторских процессов в России и государствах Содружества и готовы перенимать действительно полезный опыт наших соседей, а также делиться с ними своими идеями и своими результатами в работе", – заявил президент. И мы, и "они", по словам Путина, вместе идем одним путем: дорогой "европейской цивилизации"; слово "Украина" не произнесено, но оно на поверхности. Путин призывает предоставлять равный эфир всем фракциям Госдумы – это о КПРФ и "Родине", присутствие которых в "ящике" до сих пор Константин Эрнст и Олег Добродеев тщательно дозировали. Наконец, в пассаже о "нравственных стандартах" для бизнеса (тема социальной ответственности опять же не затронута) улавливается отголосок обсуждения в обществе темы причастности не постороннего России Р.Абрамовича к спортивным и финансовым успехам чуждого нам "Челси".

Кстати, укоряя (а не обличая, как было прежде) российский бизнес за "неэтическое" поведение, президент цитирует известного дореволюционного цивилиста профессора Льва Петражицкого – некогда профессора родного ему Санкт-Петербургского университета. Вообще в этот раз Путин трижды позволил себе опереться на авторитет российских государственников прошлого. Он привел длинную цитату философа Ильина из написанной тем в 1950 г. статьи "Основная задача грядущей России": цитата касалась невмешательства государства в частную жизнь (кстати, Ильин в этой работе также называет "ведущий слой" – т.е. чиновничью бюрократию – "кастой").

Кроме Петражицкого и Ильина, президент процитировал С.Витте: "Государство не столь созидает, сколь восполняет, истинными же созидателями являются все граждане... Не налагать руку на самостоятельность, а развивать ее и всячески помогать ей". Менее известна другая фраза тогдашнего министра финансов: "Россия пребывает в совершенно некультурном или полудиком виде, и громадная часть населения с экономической точки зрения представляет не единицы, а полу- и даже четверти единиц".

Эта фраза не прозвучала. Наверное, потому, что спешащим референтам она показалась уже не актуальной.

Ответить:

Выбор читателей