Россия и Запад находятся на пороге "атомной войны"

Резкое увеличение количества ядерных реакторов не добавляет этому миру безопасности, однако оно неизбежно. Отношение к АЭС меняется в лучшую сторону, и на этом направлении ожидается обострение конкуренции




Мирный атом снова в моде. Недавно ему исполнилось 50 лет: полвека назад было положено начало коммерческому использованию достижений науки в области расщепления атома. В юбилейном докладе эксперты Международного агентства ООН по атомной энергии (МАГАТЭ) отметили, что сейчас примерно 1/6 электроэнергии, вырабатываемой в мире, производится на ядерных реакторах.

Всего в мире на данный момент насчитывается около 440 реакторов, которые расположены в более чем 30 странах. В частности, в России действуют 24 энергоблока на 10 АЭС. Но если для кого-то ядерная энергетика – экзотика или опасные игрушки, то есть и такие страны, где она давно стала важным (а то и основным) источником энергоснабжения. Например, если в Китае на АЭС приходится 2,3% всего производимого электричества, в США – 20%, в России – 16% (в западных регионах – до 40%), то во Франции – 78%.

В истории мирного атома были свои взлеты и падения. Самой печальной страницей стал 1986 год: чернобыльская катастрофа подтолкнула многие страны к сворачиванию проектов в области атомной энергетики, а то и полному отказу от нее. С тех пор европейские "зеленые" так и не дают толком развивать эту отрасль в большинстве стран ЕС и вынуждают вступающих в Евросоюз закрывать свои атомные предприятия (Игналинскую АЭС в Литве, Козлодуйскую в Болгарии).

Тем не менее, в последние годы отношение к мирному атому меняется. Во-первых, по мере развития технологий он становится более безопасным. Во-вторых, атомная энергетика – гораздо более "чистое" производство, чем традиционная тепловая, которая подразумевает сжигание органического топлива (нефти, газа, угля) и неизбежный выброс в атмосферу "букета" не самых полезных газов. Эксперты МАГАТЭ подсчитали, что если разом закрыть все существующие ныне АЭС, то их замещение тепловыми электростанциями привело бы к дополнительным выбросам в атмосферу 600 млн т углекислого газа в год. Теперь, кстати, на стороне атомной энергетики выступает международное право: вступивший в силу Киотский протокол, лимитируя выброс в атмосферу углекислого газа, фактически ставит ограничения на сжигание углеводородного топлива. Наконец, третий и, возможно, самый весомый аргумент в пользу развития атомной энергетики – чисто экономический. Все дело в себестоимости производимого электричества. Конечно, стоимость строительства АЭС (до миллиарда долларов) для многих стран неподъемна, но строят ее, как правило, в кредит, а эксплуатация реакторов оказывается гораздо выгоднее, чем сжигание мазута и газа на ТЭЦ. Сейчас, по мере удорожания нефти, эта разница становится все более ощутимой. Подсчитано, что если цена ядерного топлива вырастет в 2 раза, то стоимость электричества, вырабатываемого на АЭС, увеличится всего на 2-4%. А вот если удвоится цена природного газа или нефти, то цена "теплового" электричества скакнет аж на 70%!

Кстати о топливе. Нефть сейчас не только дорожает – она еще и кончается. Насколько скоро доступные месторождения будут исчерпаны – точно не скажет никто (но уже поговаривают, что крупные нефтяные концерны сознательно завышают размеры "остатков", чтобы кто не усомнился в их перспективности). В любом случае, чем дальше, тем дороже будет обходиться добыча нефти, а значит, дороже будет стоить и топливо. С газом дела пока обстоят лучше: его еще много, и особо дорожать он не собирается. Но все-таки и ему пора подыскивать альтернативу более дешевую и экологичную (Киотский протокол поощряет сжигание газа ничуть не больше, чем нефти). А вот как обстоят дела с топливом для АЭС, то есть с ураном? По мере строительства новых АЭС и его запасы истощаются – по крайней мере, те, что разрабатывались до сих пор. Надо сказать, что 90% мировой добычи урана приходится сейчас на 7 стран. Самые большие разведанные его запасы – в Канаде и Австралии, затем идут Казахстан, Нигер и Россия. Однако наша страна, несмотря на свое скромное пятое место, является мировым лидером по экспорту ядерного топлива (ее доля на мировом рынке составляет 40%). Это, конечно, почетно, но некоторые эксперты уже опасаются, что при таких темпах добычи через 20 лет Россия сама будет испытывать нехватку ядерного сырья... Впрочем, здесь речь может идти лишь об истощении разведанных запасов урана, тогда как во всем мире – особенно, если поискать – его еще много.

Конечно, можно обойтись и вовсе без топлива: давно существует так называемая альтернативная энергетика (использующая энергию ветра, солнца, течения реки и приливов, сжигание биомассы, а также водородные технологии). Но она развита пока слишком слабо, чтобы служить реальной альтернативой углеводородам и атому (ее доля в мировом энергетическом балансе оценивается в несколько процентов). В то же время за ее развитие ратуют уже не только экологи, но и правительства многих стран: даже Китай директивно обязал свои энергетические компании производить часть энергии "альтернативными" способами. В целом же эксперты полагают, что в обозримом будущем ни одна из "энергетик" не получит в мире решающего преимущества: углеводороды потеснятся, чтобы уступить сопоставимую долю рынка атому и возобновляемым источникам энергии.

По убеждению экспертов МАГАТЭ, доля мирного атома в энергетике будет неуклонно возрастать: к 2030 г. она должна составить уже не меньше 25%. Сейчас на АЭС делает ставку бурно развивающаяся Азия: из 31 реактора, введенного в строй в мире в последние годы, 22 – в Азии. Там же находятся 18 из 27 реакторов, сооружаемых в настоящее время. В числе последних – реакторы Бушерской АЭС в Иране – многострадальное детище российских атомщиков. Судьба иранского мирного атома по-прежнему под вопросом – все еще может закончиться войной с США, но сейчас, как полагают эксперты, между атомщиками России и Запада уже начинается настоящая битва (правда, мирная) за Китай, ведь совсем недавно Пекин обнародовал планы строительства в стране целых 40 энергоблоков в течение 15 лет.

Конечно, резкое увеличение количества ядерных реакторов не добавляет этому миру безопасности, однако оно неизбежно. Уж больно выгодное это дело. Вот один из последних примеров. В самом конце прошлого года был запущен в эксплуатацию третий энергоблок Калининской АЭС, расположенной в Тверской области. Этот объект, мощностью 1000 мегаватт, не только покроет дефицит мощности в энергосистеме центра Европейской части России, но и обеспечит поступление в казну дополнительных 600 млн руб. в год от налогов. Кроме того, в процессе строительства энергоблока концерн "Росэнергоатом" инвестировал в экономику и социальную сферу Тверской области более 1,5 млрд руб. (10% от размера инвестиционных вложений в атомный объект). До сих пор на Калининской АЭС действовали два энергоблока, суммарной мощностью 2000 мегаватт, которые за 20 лет работы выработали свыше 225 млрд кВтч электроэнергии (60% от общего ее производства в Тверской области). При этом на долю АЭС приходится 25% товарной продукции, производимой в области.

Все это звучит очень впечатляюще. Выгодно буквально всем. Но, конечно, нельзя забывать и о менее удачных примерах. Скоро 20 лет, как благодаря одной АЭС – Чернобыльской – целый город исчез с географической карты. Нельзя забывать и о проблеме утилизации отработанного ядерного топлива: то, как она решается у нас в стране, подрывает всякое доверие к мирному атому.

Ответить:

Выбор читателей