Гадания о судьбе доллара все более противоречивы

Что будет с долларом, а что с евро, не знает никто. Некоторые эксперты не исключают движение к курсу ниже $1,10 за евро – среднему уровню между максимумом в декабре 2004 г. и минимумом в октябре 2000 года




На днях американский Минфин опубликовал данные о притоке портфельных инвестиций в экономику США в марте текущего года (данные за апрель выйдут в середине июня). Показатель нетто-притока оказался самым низким с октября 2003 г. – $45,7 млрд против $84,1 млрд в феврале и $92,4 млрд в январе. Если, по сравнению с февралем, отток капитала за счет вложений резидентов США в иностранные ценные бумаги практически не изменился (в марте американские инвесторы купили таких бумаг на $14,4 млрд больше, чем продали), то положительное сальдо по операциям нерезидентов с американскими ценными бумагами сократилось сразу на $38 млрд – с $98,1 млрд до $60,1 миллиарда.

Неужели интерес к американским активам действительно столь сильно упал? На поверку не все так просто. Резкое снижение указанного сальдо произошло за счет изменения настроений официальных зарубежных инвесторов (центральных банков и других структур иностранных государств). В 2004 г. приток капиталов в США за счет активности таких инвесторов составлял в среднем $19,5 млрд в месяц, в феврале с.г. – $18,7 млрд, тогда как в марте вместо притока произошел отток в размере 14,4 млрд долларов. Это свидетельствует о том, что процесс диверсификации центральными банками других стран своих резервов, то есть замены в них казначейских обязательств США недолларовыми активами, набирает обороты. Насколько интенсивно – пока еще рано судить, для этого надо будет проследить динамику в последующие месяцы. Тем не менее, то, что "процесс пошел", – это факт.

В то же время интерес к американским ценным бумагам со стороны негосударственных иностранных инвесторов не ослабевает: уменьшение в марте соответствующих вложений на $4,9 млрд по сравнению с февралем (до $74,5 млрд) находится в пределах их средних колебаний в последние месяцы. При этом особенно охотно приобретаются именно казначейские облигации США, объем нетто-покупок которых иностранцами-"частниками" увеличился в марте до $49,4 млрд против $42,1 млрд в феврале и $29,7 млрд в среднем в месяц в 2004 году. А вот показатель нетто-покупок указанными инвесторами корпоративных американских бумаг, возросший было в конце прошлого – начале нынешнего года, вернулся на прежний уровень ($25,1 млрд в марте с.г. против $26,1 млрд в среднем в месяц в 2004 года).

Казалось бы, сведения о почти обвальном падении суммарного нетто-притока портфельных инвестиций в американскую экономику должны были оказать существенное негативное влияние на динамику курса доллара, заметно укрепившегося в последнее время. Однако на деле этого не произошло – на прошлой неделе американская валюта "обжилась" на позициях $1,260-1,263 за евро по сравнению с историческим максимумом в $1,367 за евро в декабре прошлого года. Обустроиться на этих позициях доллару не помешали и обнародованные чуть раньше нерадостные данные о промышленном производстве в США за апрель. Напомним, кстати, что в I квартале текущего года темпы роста американского ВВП упали до 3,1% в годовом исчислении против 3,8% в IV квартале 2004 года. Это, правда, все равно заметно выше, чем в странах "еврозоны" (в целом на 2005 г. Еврокомиссия прогнозирует сейчас для этих стран прирост в 1,6%), но, тем не менее, не может не настораживать. В апреле же промышленное производство в США сократилось на 0,2% (притом что прогнозировался рост на те же 0,2%), а в марте, по уточненным данным, увеличение выпуска промышленной продукции составило не 0,3%, а всего 0,1%.

Многие эксперты валютного рынка заговорили о возрождении "тефлонового доллара", то есть о возращении к ситуации, когда все плохие новости для доллара просто-напросто игнорируются участниками рынка. Но, например, Барбара Рокфеллер из исследовательского центра Rockefeller Treasury Services уверена, что дело не в "тефлоновой защите", а в "менее истеричной окружающей среде".

Действительно, наряду с информацией о негативных для доллара тенденциях, поступают и данные совершенно противоположного характера. Скажем, о том, что торговый дефицит США уменьшился в марте до $55 млрд (полугодовой минимум) против $60,6 млрд в феврале. При этом экспорт вырос по сравнению с предыдущим месяцем на 1,5% до рекордных $102,2 млрд, а импорт снизился на 2,5% до $157,2 млрд, главным образом, за счет сокращения закупок из Китая. К этому нужно добавить, что в апреле федеральный бюджет США был исполнен с профицитом в размере $57,7 миллиарда. Сам по себе профицит в апреле – дело обычное, поскольку на середину этого месяца приходится крайний срок уплаты налогов за предыдущий год. Однако "good news" заключается в том, что апрельский профицит 2005 г. оказался на 40 млрд больше, чем год назад (доходы по сравнению с апрелем 2004 г. выросли на 26%, а расходы – лишь на 9%).

Кроме того, на фоне сокращения в апреле промышленного производства объемы нового жилищного строительства в США подскочили в том же месяце на 11,0% (!). А общее число рабочих мест в народном хозяйстве увеличилось на 274 тысячи. Иначе говоря, сохраняются серьезные предпосылки для нового ускорения темпов экономического роста. Прежде всего, именно гораздо более радужные перспективы американской экономики по сравнению с фактически стагнирующей экономикой стран "еврозоны" заставляют сомневаться в прогнозах тех экспертов, которые по-прежнему рассуждают о возможности падения курса доллара ниже отметки $1,4 за евро.

Конечно, помимо "традиционных" опасений по поводу торгового и бюджетного дефицитов США, для доллара существуют и дополнительные риски, вроде возможности новой волны повышения цен на нефть. К тому же, деловая активность в США будет сдерживаться вследствие планомерного увеличения учетной ставки Федеральной резервной системой, что, в свою очередь, предопределено четко обозначившейся инфляционной угрозой. При этом аналитики не ожидают, что такая политика ФРС сама по себе приведет к заметному повышению доходности казначейских облигаций. А если доходность 10-летних бумаг (как основного инструмента на этом рынке) сохранится на нынешнем уровне (порядка 4,25% годовых), это серьезно ограничит потенциал дальнейшего укрепления доллара.

Вместе с тем, бум на американском рынке жилья во многом связан как раз с относительно низкой доходностью 10-летних казначейских облигаций, служащей в США ориентиром для всего рынка долгосрочного, в том числе ипотечного кредита. Средняя ставка 30-летнего ипотечного кредита составила в первой половине мая текущего года 5,77% против 6,32% год назад. Таким образом, невысокая доходность казначейских облигаций, с одной стороны, снижает интерес к этим активам со стороны иностранных инвесторов, но с другой, в значительной степени "смазывает" негативный эффект от повышения ФРС учетной ставки. Так что итоговая "картинка" в смысле перспектив для доллара получается весьма противоречивой.

Что будет с долларом, а что с евро – на самом деле не знает никто. Однако некоторые эксперты – в частности, упоминавшаяся уже Барбара Рокфеллер – не исключают движение к курсу ниже $1,10 за евро (к отметке $1,095 – среднему уровню между максимумом в декабре прошлого года и минимумом в $0,824 в октябре 2000 года).

Ответить:

Выбор читателей