Оппозиция объединяется "ментально"

Представители самых разных оппозиционных сил начали согласовывать стратегию на будущее. Задача сместить к 2008 г. нынешнюю власть заставляет оппозиционеров презреть былую разобщенность и искать компромиссы




Вчера представители левых и правых партий в рамках научно-практической конференции "Действия ответственной оппозиции в революционных условиях", организованной Институтом проблем глобализации, обсуждали наболевшее и рассуждали о том, как выжить в новых политических реалиях. Дискутировали представители "Родины", СПС, "Яблока", КПРФ. Выступил и лидер нацболов Эдуард Лимонов, призвавший "не бояться революции". Остальные участники были менее радикальны, высказываясь, в основном, за конституционные способы смены власти, но не упускали и случая припомнить ей все свои обиды.

По словам Дмитрия Рогозина, у "Родины" есть "большие основания усилить давление на власть", которая не желает диалога с оппозицией. Недавнее нападение "Наших" на приемную КПРФ, где проходило совещание "лимоновцев" с представителями других левых молодежных сил, - тому подтверждение и "провокация будущего экстремистского сценария". Некие силы, отметил Рогозин, "незаметно от президента" провоцируют в стране серьезный конфликт, чтобы потом, когда разразится кризис, упросить Путина остаться на своей должности. "Когда ситуация накалится, кто-то, кто все это раскачивает, скажет президенту: "Придется вам, батюшка, остаться! И нам при вас!", - цитирует лидера "Родины" "Росбалт".

Впрочем, Путин может снова прийти к власти и совершенно легитимным путем - через срыв явки на президентских выборах 2008 года. "Обычно вся явка обеспечивается местными властями и губернаторами - расклеиваются агитплакаты и прочее, если же этого не сделать, то явка будет точно меньше 50%, и выборы будут признаны несостоявшимися", - считает Рогозин. – "В этом случае все участвовавшие кандидаты снимаются, и власть временно переходит к премьер-министру, затем Путин снова может участвовать в выборах, и это будет совершенно легитимно".

Рогозин констатировал, что все оппозиционные партии постоянно подвергаются клевете. "Весной мы вдруг стали крутыми антисемитами, правая оппозиция поголовно готовит "оранжевую революцию" на американские деньги, а левые тоже сплошь антисемиты и сидят в подвалах", - возмущался лидер "Родины". В этих условиях представителям российской оппозиции нужно быть терпимее и мудрее по отношению друг к другу: "наши разногласия ничто по сравнению с тем, что делает власть" - и подумать о том, как мобилизовать "большие массы людей, готовых выйти на улицу" в случае фальсификации предстоящих парламентских выборов.

"Одной лишь дискуссии в политической оппозиции недостаточно, на власть производит впечатление лишь большое скопление людей. Сейчас мы выводим на улицы лишь 10 тыс. человек, но когда в Москве выйдут 100 тыс., многие задумаются, стоит ли фальсифицировать выборы", - сказал Рогозин. Он призвал и правых, и левых коллег к созданию мощной идеологической машины, действующей против нынешней власти.

Впрочем, о том, что "Родине" пора становиться партией уличного типа, ее члены заявляли и раньше. В частности, по мнению депутата от фракции "Родина" в ГД Олега Шеина, Кремль находится на колоссальном минном поле, связанном с принятыми непопулярными законами, поэтому успех будут иметь организации, агрессивно атакующие Путина, Кремль, правительство и "Единую Россию". Как заявлял Шеин "Yтру", "нужны будут практические действия, а не их имитация и не некие лозунги", а потому партии уличного типа, одной из которых намерена стать "Родина", окажутся наиболее востребованными.

Секретарь Федерального политсовета СПС Иван Стариков, в свою очередь, вчера призвал бойкотировать парламентские выборы 2007 года. Бойкот, по мнению Старикова, приведет к их нелегитимности (в том, что выборы будут фальсифицированы, оппозиционеры не сомневаются). Роль же нынешнего парламента, по определению Ивана Старикова, сегодня низведена до простого статиста при исполнительной власти. "При Ельцине госаппарат представлял собой систему идеологических феодов, но с 2002 г. стало очевидно, что этот ресурс исчерпан, и теперь туда набирают просто исполнительных", - отметил Стариков. Оппозиционные лидеры не имеют более доступа к телеэфиру, да и вообще с 2003 г. в России произошел "тихий конституционный переворот без идеологической нагрузки". "Нынешние спецслужбы превратились в государственные коммерческие бригады и утратили адекватность. Дальнейшее нахождение нынешнего режима у власти ведет к дезинтеграции страны как государства", - констатировал Стариков.

По словам директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, Россия вполне может обойтись без революции. Поскольку власть сама готовит контрреволюцию, главная задача оппозиции - препятствовать ее проведению. (О возможных революционных имитациях под руководством Кремля, кстати, недавно говорил и политолог Станислав Белковский). Рогозин согласился с Делягиным: цветные революции – явно не для России, которая "не Украина и не Грузия".

А вот лидер НБП Эдуард Лимонов считает, что пора перейти от разглагольствований к практическим действиям – например, создать оперативный штаб из представителей различных оппозиционных сил и "немедленно приступить к борьбе с режимом". Не так страшна, по словам Лимонова, революция (тем более что речь идет "о введении климата свободы в стране" ), как "жизнь в своей стране на коленях".

Директор Центра стратегических исследований, член Бюро партии "Яблоко" Андрей Пионтковский, в свою очередь, отметил, что его партия выступает за конституционные способы смены власти. Гораздо важнее выработать единую идеологическую базу для объединения разноликих оппозиционных сил, в основу которой могут быть заложены принципы свободы, патриотизма и социальной справедливости, подчеркнул Пионтковский.

"Когда я говорил об объединении, я подчеркивал, что речь идет не о каком-то объединении в единую организацию. Очень хорошо, что мы все разные: коммунисты, националисты, либералы, противостоящие режиму, и не превратимся в очередное сборище уродов." - заявил Пионтковский "Yтру". - "Скажем, коммунисты ставят во главу социальную справедливость, либералы – свободу, а державники - патриотизм. Надо понимать, что эти ценности не противостоят друг другу, а представляют собой неразрывное целое, взаимно дополняют друг друга. И отказ от одной из них уничтожает и другие. Например, есть люди, которые хотят во имя справедливости отбросить так называемые буржуазные свободы. Этот путь всегда приводит к ГУЛАГу. Свобода без социальной справедливости ведет к социальному детерминизму и бандитскому капитализму. Так что объединение должно быть ментальным. А наша политическая борьба не должна быть ориентирована на уничтожение друг друга".

Что до революции – она стране не грозит, а потому рассуждать о ней можно лишь теоретически, убежден эксперт. "Революция – это всегда кровь, грязь, мерзости. Мы против революций, тем более, что никакая революция нам не угрожает. Особенно "оранжевая" – она требует гораздо более высокого уровня развития гражданского общества, чем в России. А если обратиться к терминологии классика Ленина, "низы не хотят" - так вот, "низы" вполне могут переносить текущую ситуацию. Во-первых, потому, что люди уже наелись политикой и абсолютно в ней разочарованы, зомбированы телевидением, финансовое положение государства позволяет гасить какие-то локальные социальные вспышки. Поэтому в этом смысле революционной ситуации нет. А вот что нам действительно угрожает – глубочайший кризис "верхов". "Низы"-то, может быть, еще хотят, а "верхи" уже не могут. Они не имеют ни стратегической программы развития страны, они заняты переделом собственности, поглощены кризисом перехода власти в 2008 году. И они, кроме того, совершают глупость за глупостью. Вроде избиения молодых левых радикалов", - отметил Пионтковский.

Альтернатива революции в контексте вышесказанного в России есть. Оппозиции нужно лишь запастись терпением и необходимым планом действий. "Ни в феврале 1917 г., ни в августе 1991 тоже не было никакого революционного порыва масс. Власть обвалилась не в результате революции, а в результате собственной некомпетентности. Я очень боюсь, что это произойдет в третий раз в России, и очень скоро." - предположил Пионтковский. - "В следующем кризисе – а он будет нарастать – они будут искать, кому бы передать власть. И вот ответственная оппозиция должна иметь философию, программы и структуры, чтобы эту падающую власть подхватить".

Ответить:

Выбор читателей