Над миром взойдет новая звезда Востока

Если дело не дойдет до силовой акции со стороны США в отношении Ирана, то скоро геополитикам придется считаться с еще одним "полюсом силы" в Евразии – Тегераном




Когда мир узнал о том, что на президентских выборах в Иране победил Махмуд Ахмадинежад, многие эксперты и политики насторожились: что-то теперь будет? Ведь новый президент ИРИ, еще будучи мэром Тегерана, прослыл "ультраконсерватором", ведя борьбу с сетями закусочных и развлекательных заведений западного образца, а также следя за моральным и внешним обликом горожан. Западное экспертное сообщество единодушно прогнозировало ухудшение отношений Ирана с Европой и США, а также свертывание тех робких реформ, которые проводил президент Хатами.

"Певец окраин" – такое прозвище получил Ахмадинежад в ходе предвыборной борьбы: он выступил выразителем чаяний иранской провинции, которую более не вдохновляли идеи "исламской демократии" и раздражала коррупция в стране. И вот новый президент заявил о том, что его правительство "подчинится чистым идеям исламской культуры и, принимая во внимание общие требования, постарается использовать все имеющиеся возможности для распространения справедливости на всех уровнях". Взят курс на "внутреннее самообновление государства и общества", который подразумевает дальнейшую самоизоляцию Ирана от Запада, сопротивление тлетворному влиянию вездесущей демократии и пресечение любых попыток навязывания руководству страны чьей-либо воли извне. Конечно, такой подход не сулит ничего хорошего и без того натянутым отношениям Тегерана с США и Европой.

Приход к власти нового президента ознаменовался возобновлением работ в Исфахане, где идет производство тяжелой воды для ядерных реакторов. Как известно, Иран настаивает на том, что имеет право развивать ядерную энергетику, но Запад против: он опасается того, что это теократическое мусульманское государство обзаведется ядерным оружием. Теперь, очевидно, Тегеран будет отстаивать свой мирный атом еще жестче. Выступая в субботу на Генеральной ассамблее ООН, президент Ирана снова заявил, что его страна имеет неотъемлемое право на производство ядерной энергии, подчеркнув при этом, что ядерная угроза тут ни при чем, поскольку "ислам воспрещает Ирану иметь собственное оружие массового поражения", а посему критика США неуместна. А незадолго до этого иранские власти заявили о том, что не считают себя связанными какими-либо обязательствами перед Западом в этой области, поскольку США и ЕС "обманули рядовых иранцев", так и не отменив санкции.

Другой тенденцией, которая, по всей видимости, усилится при новом президенте, будет стремление Ирана к региональному доминированию и более активному участию в жизни всего "третьего мира". Иранские государственные программы помощи, а также бизнес, распространяют влияние Тегерана на соседние Афганистан, Таджикистан, Армению, Туркмению и даже Ирак. Пожалуй, только с Азербайджаном отношения у Ирана в последнее время несколько натянутые: тут сказывается и западный уклон в политике Баку, и противоречия по части дележа Каспийского моря. Но главное: Азербайджан, чувствуя покровительство США, тоже претендует на роль регионального лидера. Естественно, возникает конкуренция с Ираном.

Впрочем, у Ирана очень хорошие шансы в борьбе за региональное лидерство. Страна располагает одними из крупнейших в мире запасами нефти и газа (по запасам газа занимает 2-е место после России), что в нынешних условиях постоянного роста цен на углеводороды гарантирует ей безбедное существование и возможность использовать финансовые рычаги в международной политике. Кроме того, выгодное географическое расположение позволяет ИРИ контролировать значительную долю транзита между Западом и Востоком, а также между Севером и Югом Евразии. Что касается экономического развития страны, то о нем трудно сказать что-либо определенное, поскольку Тегеран не любит афишировать свои достижения и неудачи. Однако в прошлогоднем докладе МВФ сообщалось о "весьма заметном" экономическом росте, притоке инвестиций и оживлении в частном секторе. Указывалось также на сокращение безработицы и внешней задолженности. Так что президент Хатами, сдавая дела, не без гордости сообщил духовному лидеру страны аятолле Али Хаменеи: "Сегодня, когда мы передаем бразды правления новому правительству, перспектива 20-летнего развития Ирана уже разработана и подтверждена правительством на основе четвертого Плана развития страны...". Согласно этому плану, к концу пятилетки предполагается выйти на стабильный 8%-ный экономический рост. Есть основания полагать, что новый президент и новый кабинет продолжат экономический курс Хатами. По сведениям местных обозревателей, Ахмадинежад даже приблизил к власти ряд фигур "реформистского" толка взамен сторонников усиления влияния государства на экономику.

В конце концов, сильная экономика поможет Ирану противостоять враждебному Западу и привлекать на свою сторону новых союзников. Еще Хатами в начале этого года с удовлетворением констатировал тот факт, что иранские компании успешно конкурируют с западными на тендерах по проектам сооружения нефтегазовых, мелиоративных и инфраструктурных объектов в развивающихся странах. Причем рассказывал он это в Зимбабве – что уже говорит о широте интересов его страны. Стремясь расширить свое влияние в мире, Иран даже оказывает помощь тем, кто победнее (и поинтереснее). Так, новый Кабинет министров недавно заявил о выделении $10 млн финансовой помощи семи странам мира: $2,5 млн - Таджикистану, $2 млн - Ираку, $1,5 млн - Нигеру, $1,5 млн - Гвинее, $1,5 млн - Мали и по $500 тыс. - Армении и Грузии. Финансовая помощь будет направлена в основном на реализацию конкретных социально-экономических и инфраструктурных проектов в этих странах: на завершение строительства Анзобского тоннеля в Армении, реконструкцию газопровода из Ирана в Грузию, а также в Фонд восстановления Ирака. Конечно, масштабы иранской помощи более чем скромны, но зато это альтернатива западной помощи, которая, как известно, ко многому обязывает...

Кроме того, надо полагать, что, продолжая "изолироваться" от Запада, Иран при Ахмадинежаде будет активно развивать отношения с северными и восточными соседями, то есть прежде всего с Россией, центральноазиатскими республиками СНГ, с Китаем и Индией. В частности, с РФ его прочно связывает тема мирного атома (в планы Тегерана входит строительство по крайней мере шести энергоблоков, аналогичных тому, что сейчас достраивается в Бушере), а также транспортный коридор "Север – Юг". Республики Центральной Азии – это территория, на которую Иран хотел бы распространить свое влияние, т.е. потенциальные сателлиты. А Китай – крупнейший торговый партнер, готовый, кажется, хоть залпом выпить всю иранскую нефть... Если, конечно, ему в этом не помешает Индия: она, кроме того, планирует строить газопровод, чтобы снабжаться иранским газом. Несмотря на негодование Запада, Иран постепенно входит в круг общения "азиатов", например, недавно он получил статус наблюдателя в ШОС.

Таким образом, Иран при новой власти будет более активным игроком на мировой арене, хотя (во многом из-за этого) его отношения с Западом станут еще напряженнее. И если дело не дойдет до силовой акции со стороны США (на что уже намекал Буш), то скоро геополитикам придется считаться с еще одним "полюсом силы" в Евразии – Тегераном.


Ответить:

Выбор читателей