Басаева атаковала палочка Коха

О ситуации на Северном Кавказе с корреспондентом "Yтра" беседуют командир батальона "Запад" Минобороны РФ, Герой России Саид-Магомед Какиев и его заместитель Беслан Элимханов




Не исключено, что главари боевиков, противостоящих России на Северном Кавказе, попытаются вывести из игры Басаева. Кто займет его место? Чем все это обернется для российских силовых структур? Как в бандах непримиримых проходят "боевое крещение" 13-летние пацаны? На этот и другие вопросы в беседе с корреспондентом "Yтра" отвечают командир батальона "Запад" Минобороны РФ, Герой России Саид-Магомед Какиев и его заместитель Беслан Элимханов.

"Yтро": В чьих руках сосредоточена сегодня власть у боевиков?

Саид-Магомед Какиев: На "той стороне" власть сосредоточена у Басаева. Хотя все больше дают знать о себе его непонятные отношения с Доку Умаровым. Они все никак не поделят эту "власть" между собой. По нашей информации, их противоречия только растут. Ситуация складывается таким образом, что в последнее время делает все Умаров. И сейчас якобы стоит вопрос о замене Басаева Доку Умаровым. Вопрос пока не решен.

"Y": Но куда же тогда Басаеву деваться?

С.-М.К.: Наверное, второе место занимать. Или лечиться его отправят. А место Умарова займет Саид-Эмин Газиев. Сейчас же Басаев "крышует" "ичкерийского президента" Сайдуллаева. Басаев – такой серый кардинал.

"Y": А что можно сказать о Газиеве, который становится одним из лидеров в стане боевиков?

Беслан Элимханов: Это шаройский "амир".

"Y": Ваш "старый знакомый" – ведь военнослужащие батальона "Запад" действуют в Шаройском районе?

Б.Э.: Да. Еще год назад он был "амиром" невысокого ранга. Его группа насчитывала от 10 до 15 человек. Но за это короткое время Газиев стал самым приближенным к Умарову человеком, сумел себя показать. Лет ему 35-40.

"Y": Раньше говорили, что у Умарова какие-то проблемы со здоровьем?

С.-М.К.: Разговоров было много о его проблемах после ранения. О том, что у него чуть ли не заражение началось, но эта информация не подтвердилась. Сейчас поступают сведения об обострении туберкулеза у Басаева. Учитывая его образ жизни, это совершенно не исключено.

"Y": Столько раз его "хоронили", столько было уже сообщений о его гангрене и других болячках, что в информацию о туберкулезе не верится. Тем более, он имеет возможность передвигаться по Чечне и сопредельным республикам...

Б.Э.: У него есть свита. По нашей последней информации, не так давно он был в Ленинском районе Грозного – в поселке Старая Сунжа. Туда прибыли две серебристые "Жигули-99" серебристого цвета. Есть даже съемки камерой мобильного телефона, где Басаев запечатлен. Мы изъяли это. Это его стиль жизни – подполье.

"Y": Что-то не ладится в последнее время у полевых командиров Ичкерии: того и жди пули, или же свои подсыплют яду в стакан. Что можно сказать о смерти полевого командира Авдорханова?

С.-М.К.: Была информация, что его отравили, но подтверждения пока нет. Тела никто не видел.

"Y": Сегодняшнее затишье в Чечне объясняется тем, что бандформирования уже не обладают теми силами, которые позволяют проводить серьезные акции?

С.-М.К.: Затишье? Не совсем так. Они стараются вылазки проводить, что-то готовят. Но где-то силовые структуры их опережают.

Б.Э.: Помнишь наш разговор, когда речь шла о том, что мы опаздываем на шаг в некоторых моментах? С тех пор кое-что изменилось. Пошли улучшения по батальону "Запад". Мы стали работать эффективнее. В плане сбора информации появилось гораздо больше людей, которые хотят с нами сотрудничать. И теперь мы не только не опаздываем на шаг, но в большей степени можем предотвращать те акции, которые они готовят. В течение полугода мы предотвратили несколько очень серьезных мероприятий басаевцев. Я не хочу хвастаться, но это факт.

"Y": В то же время Басаев утверждает, что создал Кавказский фронт...

С.-М.К.: Вот произошло несколько взрывов в Ингушетии. По некоторым признакам, они были подготовлены непрофессионально. Все это говорит, что они набрали "новобранцев". И, возможно, в Ингушетии они как раз заявили о себе. В Чечне уровень и подготовка боевиков находятся на более высоком уровне; в Ингушетии они только начинают, но там их немало. Они сейчас проходят обучение и хотят заявить о себе громко. Не дай Бог, чтобы это произошло.

"Y": Насколько верно утверждение, что сейчас силовики на Северном Кавказе выбивают "мелкую рыбешку", а лидеры террористического подполья остаются неуязвимыми?

С.-М.К.: Разговоры всегда стоит отличать от настоящих дел. Если сократилось количество боестолкновений в горах, то только по одной причине – бандиты здесь, на равнине. В горах их осталось куда меньше, чем было раньше. В горах, как говорят, скрываются те, кто там находится давно. А сейчас большую опасность представляют те, кто выходит на равнину и пытается провести здесь нападения и взрывы.

"Ноги" – так они называют курьеров и связников – передают деньги и собирают из бандгрупп финансовые отчеты. Периодически нам удается перехватывать их документацию. Там такая строгая бухгалтерия, копейка к копейке, отчитываются за каждый ботинок и каждый шнурок.

"Y": Что можно сказать о численности бандформирований? Спрашиваю потому, что уже который год официальными лицами озвучивается примерно одно и то же число – около полутора тысяч...

Б.Э.: Определять какую-либо точную цифру сложно. Что бы ни говорили, у них идет естественная убыль. Сейчас в бандах делают ставку на молодежь. Ярким примером стал ожесточенный бой в селе Рошни-Чу, когда наша восьмая рота выбила оттуда боевиков. И после этого к нам в село пришли пацаны по 13-14 лет, которые участвовали в нападении! Они рассказали нам, как их неделю готовили к нападению на Рошни-Чу. Ваххабиты действуют так: если в каком-то доме сотрудники спецслужб, милиции задерживают человека по подозрению в участии в НВФ, то боевики приходят к соседям и начинают обрабатывать молодых: мол, не уйдете с нами, придут и за вами. Вот так и уводят молодежь в горы. Этих пацанов вели до Рошни-Чу, а в село вошли уже более подготовленные боевики. По планам главарей, они должны были пробыть в селе сутки, убить всех, кто выступает за мирную жизнь. А вечером банда собирались уйти. Вот был бы эффект: захватили на сутки целое село!

Наша рота спешилась, рассредоточилась и выбила бандитов в пешем порядке. После этого к нам и пришли двое пацанов, которые рассказали нам, как все было. При отступлении банды из Рошни-Чу молодежь выполняла роль щита, который в случае чего и попал бы "под раздачу". За молодыми присматривали два-три опытных боевика. А через трое суток у молодых отбирают оружие и говорят, что желающие могут уйти. За это время выбирают тех, кто уже готов убивать, резать, стрелять и закладывать взрывчатку. Это чисто боевое обучение, там есть "отличники", "двоечники" и "троечники". А вывод один – пока мы не сможем использовать эту молодежь в созидательном труде, предоставить возможность нормально учиться и работать, ряды боевиков будут только пополняться. До сих пор мы теряем эту молодежь – они уходят к Басаеву и становятся басаевцами, уходят к "амирам" и становятся ваххабитами. Их необходимо вытаскивать из этой ямы. Но у нас в Чечне пока даже нет призыва на срочную службу, есть только бандитский призыв.

"Y": Ты разделяешь Басаева и ваххабитов?

Б.Э.: У ваххабитов есть джамааты, у Басаева – свои структуры. Они похожи, но у них разное финансирование. А кто платит, тот и "заказывает музыку". Спонсорам террора такое разделение удобнее всего. Они управляют сразу несколькими фигурами, что позволяет управлять всеми, даже если выбьют одного из лидеров экстремистов.

"Y": В интервью Бабицкому Басаев фактически признается в организации последних терактов, включая Беслан, и говорит, что готовит новые акции. Что может быть страшнее Беслана? Использование оружия массового поражения? Периодически в СМИ появляется информация о том, что террористы на Северном Кавказе обладают компонентами ядерного оружия...

Б.Э.: Я не знаю конкретно, какие материалы могут получать террористы. Но располагаю таким фактом: источник, скажем так, близкий к одному из главарей террористов, сообщает, что теракты "регионального уровня" – я имею в виду взрывы в Ингушетии или подрыв людей в станице Знаменская – Басаева уже не устраивают, потому что не вызывают большого общественного резонанса. Басаев ставит задачу на проведение терактов в крупных городах России, которые не забывались бы годами. Можно допустить, что они будут искать компоненты не только ядерного оружия, но и химические компоненты, и биологические. Ведь на Северном Кавказе в свое время было много различных предприятий, химические заводы...

"Y": Террористы могут рассчитывать прежде всего на зарубежные связи.

Б.Э.: Не исключено. Те же грузинский и азербайджанский каналы. Если Басаев работает на зарубежные структуры, то это не арабские спецслужбы, а очень серьезные организации западных стран. Я думаю, что, возможно, на него выходят арабы, которые работают на структуры Запада. Это более реальный вариант. Если человек уровня "бригадного генерала" Бакаева вышел на ЦРУ, то фигура ранга Басаева интересует их куда больше.

"Y": Неуловимость Басаева уже стала притчей во языцех...

С.-М.К.: Финансовые потоки террористам по-прежнему идут через Баку и Грузию. Да, Басаев действует в интересах какой-то службы, но это не значит, что это ФСБ, Минобороны, ГРУ. Басаев работает на структуру одной из западных стран. В Чечне в свое время был такой "бригадный генерал" Бакаев из Дубай-Юрта, который в августе 96-го расстреливал наших бойцов в Грозном. Потом он пустился в бега, уехал во Францию и Германию и наконец осел в Грузии. Там он, по нашей информации, попал под опеку ЦРУ. Нетрудно представить, чем он занимается в этой организации на территории Грузии. Его направление – Чечня.

Б.Э.: В то время, когда в Грузии появились американские военные инструкторы и военные специалисты из НАТО, Бакаев провел встречу с представителями американских спецслужб.

"Y": Если он занимается подрывной деятельностью против России, почему никто не требует от Тбилиси его выдачи, не объявляет в международный розыск?

Б.Э.: Я не знаю. Мы не можем действовать за дипломатов и политиков. Хотя отдаем себе отчет, что они должны что-то делать. Бакаев – "бригадный генерал", который в 1996 г. расстрелял наших ребят по приказу Умарова. Поэтому мы акцентируем на нем внимание. Сейчас он превратился в одного из координаторов террористических структур. Таких, как он, немного, меньше десятка. В Грузии у Бакаева есть, можно сказать, команда, которая выполняет его задачи. Его люди рассредоточены по районам, они организуют процесс проникновения террористов с территории Грузии в Россию на ингушском и других участках границы, доставляют финансовые средства, участвуют в подготовке терактов в наших городах. Тот же Бакаев переправляет экстремистам в Чечню средства чеченской диаспоры в странах Запада – Германии, Франции, Бельгии и т.д. Это регулярные транши, и не в $10-20 тыс., а в $100-200 тысяч. Деньги идут террористам раз в месяц или раз в три месяца. И это только один канал – через Бакаева, а сколько их есть еще?

"Y": Открытие новых "фронтов" против России – Уральского, Московского, Приволжского – звучит, как бред параноика, и все же...

Б.Э.: Мы противодействуем этому. Искоренить это возможно лишь всем силовым структурам России вместе. У нас же зачастую каждая структура тянет одеяло на себя. Почему не удается нейтрализовать этих гадов? Потому что мы зациклились только на Чечне. А в Нальчике и других городах их уже больше, чем в Грозном. У нас есть данные, что даже в Ростовской области находятся ваххабиты. Такие же сообщения поступают из Дагестана, Краснодарского края, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, где есть ваххабитские джамааты. Конечно, с "Уральским фронтом" Басаев загнул, но что-то сделать он может, пока не активизируется наша работа по тем республикам, где джамааты пустили корни. В том же Нальчике обстановка осложняется, там идет постоянная охота на милиционеров, недавно в городе был расстрелян патруль ВАИ. Так что все спецслужбы должны активизировать работу по выявлению и уничтожению террористов.

"Y": Насколько верно утверждение, что сегодня спецназ меньше действует в горах, чем раньше? Командиры предпочитают не посылать своих людей на склоны и в ущелья, напичканные противопехотными минами. Выходит, спецназ ходит лишь по проверенным тропам?

Б.Э.: Никто не хочет класть людей.

"Y": Выходит, обширные территории остаются незакрытыми, а с прочесыванием больших расстояний возникают проблемы?

Б.Э.: По большому счету, да. Все ходят по тропам. Есть недоработка, но, по крайней мере, батальон "Запад" пытается работать эффективнее.

Сейчас в Чечне находится масса служб, структур, организаций, есть и полулегальные – СБ, АТЦ. Но, в общем, эффективность работы по республике снизилась, что, как ни прискорбно, но надо признавать. Потому что нет согласованности, все действуют вразнобой. Вот яркий пример – мы две недели просидели в засаде, охотились за конкретным фигурантом. Наши бойцы работали в гражданской одежде. Как только он показался, его начали брать. Но тут появились милиционеры (не буду говорить, из какого отдела) и предотвратили задержание матерого бандита. Думали, что спасли человека от похищения. Наших сотрудников взяли, а тот убежал, выкинув паспорт. Потом, уже в райотделе, "пробили" того по компьютеру и схватились за голову. Таких моментов быть не должно.

Беседовал Юрий Котенок

Ответить:

Выбор читателей