Александр Лукашенко: "Никакой я не диктатор"

Вчера белорусский президент пообщался с российскими журналистами. Лукашенко рассказал о своем прошлом, настоящем и будущем, пообещав выиграть президентские выборы "красиво и элегантно"




Заседание Высшего государственного совета Союзного государства Белоруссии и России, на котором президенты двух стран рассмотрят проект Конституционного акта Союзного государства, вопросы бюджета и единой валюты, ориентировочно состоится в конце ноября или середине декабря 2005 г. в Минске. Об этом вчера заявил российским журналистам белорусский президент. Заседание, по словам Лукашенко, пришлось перенести по причине того, что буквально позавчера российская сторона (а именно, администрация президента России) внесла новые "неожиданные" предложения в проект Конституционного акта. В чем суть предложений, он не уточнил, однако отметил, что эти новые предложения требуют "дополнительных согласований и проработки".

Некоторые наблюдатели не исключают того, что никаких судьбоносных поправок, требующих дополнительных проработок, на самом деле нет, зато есть стремление обеих сторон затянуть процесс объединения. Впрочем, Лукашенко вину за торможение процесса создания Союзного государства отвергает. "Я не могу тормозить то, инициатором чего сам же и являлся. Это же политическая смерть. Только вместе мы можем быть богатыми и защищенными", – уверяет он. И даже знает, кого следует винить на самом деле: "Кому-то в России не хочется единства, единого государства, но они понимают, что выразить это открыто – потерять доверие у россиян". При этом Александр Лукашенко высказался против введения поста президента Союзного государства России и Белоруссии. В ходе летней встречи с Владимиром Путиным в подмосковной резиденции Завидово они "твердо договорились, четко определились, что такого поста нет", и в проекте Конституционного акта такая должность отсутствует. Белорусский лидер категорически отказался рассуждать на эту тему: "Даже боюсь затрагивать эту тему, потому что любые высказывания будут обращены против меня".

Говоря о предстоящих в Белоруссии выборах, Лукашенко не исключил попыток дестабилизировать ситуацию: "Наша страна открыта: проходной двор с севера на юг и с запада на восток. По отдельным выпадам мы видим, что нас хотят раскачать, подогреть, чтобы затем обвинить власть, что это плохо или то плохо. Но мы и к этому готовимся". По его словам, информационную войну в отношении Белоруссии "не стесняясь оплачивает Запад", в том числе, и в российских СМИ: "Да, и в России есть определенные силы, которые с удовольствием помогают нашим националистам". Именно "неприкрытый национализм" составляет суть антилукашенковской оппозиции. "Тот же так называемый единый кандидат от оппозиции Александр Милинкевич – это человек из Белорусского народного фронта. По нашей информации, он проехался по России и сегодня кричит, что его чуть ли не Путин принимал. Я бы хотел, чтобы Путин тебя принял и посмотрел, что ты за человек", – негодовал Лукашенко.

Между тем, незадолго до своего визита в Москву Милинкевич в интервью BBC довольно внятно высказался на эту тему: "Если судить по прошлым годам, Кремль фактически всегда – за Лукашенко. Я очень надеюсь, что в Москве политики, принимающие серьезные решения, поймут, что очень важно сегодня поддерживать демократическую оппозицию, потому что в Белоруссии вообще нет русофобии и в Белоруссии никогда не может выиграть антироссийский политик. Хотя Лукашенко постоянно говорит, что если не он, то враги России или шовинисты-националисты выиграют на выборах, что есть абсолютная неправда. Мы надеемся убедить российских политиков, что самая большая перспектива России – если мы хотим говорить о дружбе и сотрудничестве – в том, чтобы поддержать будущее Белоруссии, а именно – демократические силы".

Лукашенко, тем не менее, стоит на своем: "Поражение белорусской власти на предстоящих президентских выборах, – это будет удар и по России, от которого она не скоро очухается. Белоруссия – это даже не Украина, у нас с Россией Союзное государство, все общее". По его словам, в России знают, что Белоруссия – последний оплот Российской Федерации на Западе, "та земля и тот народ, которые через себя танки не пропускали и никогда этого не будет".

Вышесказанное, разумеется, не означает готовности Лукашенко передать Кремлю бразды правления: судьба Белоруссии будет решаться только в Белоруссии, а не где-то за пределами страны, в том числе в Москве. "Я никогда не обещал, что мы станем 80-й или 89-й губернией, этого никогда не будет", – отметил Лукашенко. Однако Белоруссия "готова проводить такую политику, которая характеризуется, как политика единого государства – было бы желание у РФ".

Рассказывая о своих достижениях на президентском поприще, Лукашенко особо подчеркнул, что "на трех референдумах получил карт-бланш от народа". Он не сомневается, что власти удастся сохранить стабильность, и с каждым месяцем страна "будет лучше и лучше". Выборы Александр Григорьевич намерен выиграть "красиво и элегантно": "Зачем подставлять кого-то при моем нынешнем рейтинге 73-75% в целом по стране? Даже оппозиция дает сегодня рейтинг президенту в 57%. Зачем что-то фальсифицировать?". В случае же поражения (в которое сам он, естественно, не верит), Батька обещает уйти на пенсию и не мешать новому поколению политиков. Без работы Лукашенко остаться не боится – он напомнил, что был руководителем производственного и сельскохозяйственного предприятия, но "сидеть в конторе" ему не хочется.

Комментируя собственный имидж на Западе, белорусский президент заявил, что не является диктатором и не испытывает никаких комплексов неполноценности. "Лукашенко ни сколько не хуже других президентов. Никакой он не диктатор", – сказал он, отметив, что никто не даст ему "махать дубинкой в центре Европы", а на Западе его не любят потому, что он настроен на объединение с Россией. Которую Батька очень любит за то, что "это самая красивая, перспективная и незаслуженно обиженная страна".

Лукашенко также рассказал, что ему не нравится, как его пародируют российские юмористы, однако не против того, чтобы про него сочиняли анекдоты. Отвечая на вопрос о том, как он относится к ненормативной лексике, признался, что может крепко выругаться: "Употребляю, не забывайте, что я хоккеист".

Рассказывая о том, как он стал президентом, Лукашенко отметил, что не планировал подняться так высоко – "что я в этой деревне мог думать о том, что меня чего-то ждет?" Однако и секретов своего успеха утаивать не стал: "Я только был настойчивым и амбициозным. Если я решал учиться хорошо, то и учился отлично и в школе, и в вузе, но предпосылок к этому абсолютно не было. Я карабкался, старался, цеплялся за лучших людей".


Ответить:

Выбор читателей