Совет да любовь России с НАТО

У США есть военная стратегия, которую они последовательно осуществляют. И не исключено, что вскоре американские военные базы разместятся в Польше и Болгарии, а там, глядишь, и Украина в НАТО вступит




Вчера в Брюсселе начал работу двухдневный Совет Россия – НАТО. Российские министры иностранных дел и обороны Лавров и Иванов с видимым неодобрением комментировали подписанное накануне соглашение о размещении четырех американских военных баз на территории Румынии. Лавров посетовал, что остается не проясненным, "как эти изменения вписываются в адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе. К сожалению, под надуманными предлогами наши западные коллеги не ратифицируют этот документ", и добавил, что "с появлением новых баз встанет вообще вопрос о том, нужен ли всей Европе какой-то механизм, предусматривающий прозрачность и ограничение на развитие обычных вооружений, на их размещение на пространстве большой Европы". А Иванов отметил, что "мы до конца не знаем численность и планируемое использование этих баз, и, в зависимости от этого, будем делать выводы, связанные с нашей реакцией". Впрочем, оба министра сообщили, что им заранее было известно о планах развертывания американских баз, которые, по словам президента Румынии Траяна Бэсеску, будут использоваться для "тренировок подразделений армии США и поставок необходимой военной техники".

Реакция министров кажется не вполне адекватной. Да, военные базы США теперь будут размещены на территории одной из стран, входивших когда-то в Варшавский договор. Более того, одна из этих баз будет находиться на черноморском побережье (недалеко от города Констанцы), что совсем рядом с территорией России. Но эта база уже использовалась американцами и их союзниками для переброски войск и техники в Афганистан и Ирак. Еще полгода назад, на предыдущем Совете Россия – НАТО, Иванов заявлял, что "на территории Афганистана надо продолжать осуществлять мероприятия, в том числе и силового порядка", поскольку там находятся центры подготовки террористов и действуют запрещенные террористические организации. Тогда же он соглашался, что "в различных регионах мира следует создавать "легкие базы" – транзитные пункты для оперативного направления сил в тот или иной регион", и положительно оценивал сотрудничество России и НАТО в военно-политической области, а также в активном противодействии терроризму.

Если утверждения России о партнерских отношениях и совместной с НАТО деятельности по борьбе с терроризмом соответствуют действительности, то ничего серьезного не произошло. На территории Румынии предполагается разместить не более 1,5 тыс. солдат, тогда как количество баз и военнослужащих в других европейских странах, например, в Германии, будет подвергнуто значительному сокращению. Кроме того, передача в аренду объектов военной инфраструктуры чрезвычайно важна для Румынии, социально-экономическое положение которой оставляет желать лучшего. А американцы скупиться не намерены – только в модернизацию одной черноморской базы они собираются инвестировать более $20 миллионов. Часть этих денег можно рассматривать как прямые инвестиции в румынскую экономику, поскольку для переоборудования баз потребуются материалы и рабочие руки, а обслуживание военного контингента предполагает создание дополнительных рабочих мест. Что же касается американцев, то они продолжают выполнять программу реформирования своих вооруженных сил, которая, помимо прочего, предусматривает создание мобильных группировок, способных к быстрой переброске в любую точку планеты для противодействия террористическим угрозам или для решения иных задач, поставленных руководством страны. Что ж, у американцев есть военная стратегия, которую они последовательно осуществляют. И не исключено, что вскоре их военные базы разместятся и в других странах Восточной Европы, скажем, в Польше, Болгарии, а там, глядишь, и Украина в НАТО вступит.

В нашей же стране военная реформа практически ограничивается отменой ряда отсрочек для призывников и, в туманной перспективе, сокращением срока их службы в армии. Назвать это реформой язык не поворачивается. Уход с военно-морских баз в Камрани (Вьетнам) и в Лурдесе (Куба) означал, что в 2001-2002 гг. российская военная доктрина не содержала целей военного присутствия в отдаленных регионах, а сравнительно недавнее решение о прекращении военного присутствия России на Балканах Иванов назвал "абсолютно правильным". Значит, и в Европе нам делать нечего. Похоже, Россия не имеет собственной военной концепции, что порождает необходимость постоянно оценивать действия других стран – дружественный шаг они совершили или недружественный? Да полно, шаг был сделан в том направлении, куда американцы и собирались двигаться. Если Россия не хочет все время плестись в фарватере чужих идей и концепций, ей пора проводить собственную политику в сфере военного сотрудничества (как, впрочем, и в других областях). Ну а если такая политика до сих пор не выработана, то неплохо бы узнать, за какие заслуги министр обороны недавно был произведен в вице-премьеры.

Ответить:

Выбор читателей