Иранский атом делится все быстрее

Тегеран продолжает гнуть свою линию, не обращая внимания на шумиху, производимую обеспокоенным Западом. Из уст президента прозвучало решение о строительстве в стране еще двух энергоблоков




Похоже, Тегеран не намерен выпускать из рук инициативу действий на международной арене. Только-только прошел шок, вызванный его августовским решением о возобновлении работ по обогащению урана, вроде бы договорились продолжить переговоры с "евротройкой" (ФРГ, Францией и Великобританией) на тему мирного атома, вроде бы даже США смирились со строительством АЭС в Бушере, и тут – на тебе! Из уст президента страны Махмуда Ахмадинежада и секретаря Высшего совета по национальной безопасности (ВСНБ) Али Лариджани прозвучало решение о строительстве в стране еще двух энергоблоков. При этом Лариджани особо подчеркнул, что эта инициатива даже не подлежит обсуждению на переговорах с "тройкой", т.е., дело решенное. А до этого Иран подтвердил планы создания у себя в столице – в пику США – международной нефтяной биржи, где все расчеты будут вестись в евро...

Итак, еще два атомных реактора собирается построить страна, упорно обвиняемая западным сообществом в попытках заполучить технологию производства ядерного оружия. Причем Тегеран во всеуслышание заявляет, что еще до марта следующего года планирует объявить тендеры на строительство этих реакторов: один будет в том же Бушере, а другой – в юго-западной провинции Хузестан, оба – по 1000 мВт. Место для последнего выбрано, возможно, не совсем удачное – рядом неспокойный Ирак – однако так уж исторически сложилось. Дело в том, что здесь в 70-е годы, еще при шахе, АЭС начали строить французы (так же как в Бушере – немцы). Но после революции 1979 г. они оттуда ушли, и объект был законсервирован. Теперь пришла пора вспомнить о нем: ведь согласно планам иранского руководства – которые тоже объявлены на весь мир – за десять лет Тегеран хочет построить 20 реакторов!

Возникает вопрос: неужели, делая такие заявления, Иран не боится навлечь на себя еще больший гнев Вашингтона и обвинения со стороны МАГАТЭ? Что это – блеф, игра ва-банк или отвлекающий маневр? На блеф не похоже – это вообще не стиль иранского руководства. Возможно, конечно, что громкие заявления о строительстве реакторов делаются, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от темы обогащения урана. Но даже если желаемый эффект при этом и будет достигнут, он будет очень краткосрочным: ни США, ни МАГАТЭ не отступят от муссирования главной проблемы – угрозы создания Ираном ядерного оружия. Ну, разве что европейцы – если получат контракты на строительство энергоблоков – немного поутихнут.

Таким образом, наиболее вероятным объяснением поведения Ирана будет предположение о том, что он вправду намерен строить новые реакторы, и в этом нет никакого подтекста. Просто Тегеран продолжает гнуть свою линию: развивает атомную энергетику, не обращая внимания на шумиху, которая поднялась вокруг нее. В конце концов, у него есть план развития мирного атома, который утвержден законодательно, а значит, правительству страны нужно его выполнять в срок. Пришло, стало быть, время построить еще пару реакторов.

Другое дело – какой побочный эффект это даст. Возможно, планы сооружения АЭС немного оправдают Иран в глазах Запада и МАГАТЭ: дескать, все силы и средства страна вкладывает в развитие мирной атомной энергетики, а не чего-то запрещенного. Причем делается это под соусом возобновления переговоров с "евротройкой", на которых будут обсуждаться более щекотливые темы – иранские наработки по обогащению урана. К тому же Тегеран пока не отвечает ни да ни нет на российское предложение – чтобы его АЭС работали на ядерном топливе, которое будет поставляться и затем забираться назад Россией (это предложение, как известно, поддерживает даже Буш). То есть, пока есть надежда, что Тегеран в итоге откажется от собственной программы обогащения урана.

Однако с другой стороны, эффект может быть и прямо противоположным: Запад еще больше утвердится в своем убеждении, что Иран намерен развивать атомную индустрию до победного конца – до создания бомбы. И рост количества энергоблоков может стать в этом уликой: ведь он является важным условием для разработки всего цикла производства ядерных материалов. В свое время в российско-иранском протоколе о сотрудничестве в атомной энергетике была предусмотрена возможность создания обогатительных производств, но только после того, как будет построено несколько энергоблоков. Об этом поведал недавно в интервью "Времени новостей" экс-министр атомной энергетики РФ Виктор Михайлов, возглавлявший Минатом в 1992-98 годах. Правда, при этом он категорически отрицает, что мы уже тогда договорились с Ираном о строительстве обогатительных мощностей.

Но как бы то ни было, Международное агентство по атомной энергии выяснило, что Иран давно занимается работами по обогащению урана на предприятии в Нананзе. И это дает Западу основание утверждать, что российское предложение (о поставках ядерного топлива) будет в итоге отвергнуто Тегераном. В этом духе недавно высказался министр иностранных дел Франции Филипп Дуст-Блази: по его мнению, иранское руководство уже фактически отказалось от компромисса. А глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи заявил недавно в интервью газете The Independent, что "если завод по обогащению ядерного топлива Natanz в Иране заработает в полную силу, Тегерану будет нужно всего несколько месяцев для создания атомного оружия".

Иран упорно отрицает наличие у него такого намерения, однако эксперты – в том числе и российские – полагают иначе. "Убежден, что Иран ядерного оружия не создавал, – говорит Виктор Михайлов. – А хотят они его или не хотят? А кто не хочет сейчас? При такой политике Америки каждая независимая страна захочет. Но от "хотеть" до "иметь" – большой шаг. В Иране лет через пять-десять ядерное оружие может появиться. Элементарную "грязную" бомбу сделать можно – она пшикнет, но дерьма будет много. Но убежден, что как в Иране, так и в Северной Корее ничего пока нет. Как и в Израиле. Ведь для этого нужна целая индустрия". Вот над созданием этой индустрии, похоже, сейчас и трудится Иран.

Атомная энергетика – сама по себе вещь полезная, а уж если удастся под это дело разработать и ядерное оружие – еще лучше. Ведь стране, упорно не принимающей западные правила игры, нужно иметь какие-то весомые аргументы для защиты своей самобытности. Кроме "большой дубинки" – пока ее нет – можно попробовать получить нефтяную независимость от доллара: организовать в Тегеране биржу, на которой "черное золото" будет продаваться за евро. Свой замысел Иран намерен осуществить уже в будущем году, однако эксперты не питают оптимизма по этому поводу. "Это чистая риторика, – полагает Роджер Дайван, директор-распорядитель по нефтяному рынку американской компании Petroleum Finance Co. – Для того чтобы получить нефтяные контракты, нужно, чтобы большое количество людей инвестировали в них, и большинство этих людей находятся в таких местах как Нью-Йорк и Лондон. Я не думаю, что найдется много инвесторов, которые захотят перенести заключение контрактов из Нью-Йорка в Тегеран".

Эксперты отмечают также, что на Ближнем Востоке уже не раз рождались идеи создания "своей" нефтяной биржи, но ни одна из них не была реализована. А самая крупная неудача на этом поприще постигла Саддама Хусейна, который решил открыть нефтяную биржу в Ираке как раз накануне вооруженного вторжения союзников. Хочется надеяться, что Иран не повторит его судьбы. Хотя в целом он ведет себя куда более вызывающе, чем Ирак три года назад...

Ответить:

Выбор читателей