В Белоруссии начался террор

Ситуация в соседней державе развивается вовсе не так гладко, как хотелось бы белорусским властям. Накануне президентских выборов спецслужбы развернули против белорусской оппозиционной молодежи настоящий террор




Вчера в Конгрессе США началось рассмотрение резолюции с требованием к правительству Белоруссии обеспечить свободное и честное проведение президентских выборов. В резолюции выражается поддержка "усилиям народа Республики Беларусь по установлению полной демократии, главенства закона и уважению прав человека". А накануне Госдеп сообщил о том, что администрация Джорджа Буша "обеспокоена действиями белорусского правительства в преддверии выборов, притеснением гражданского общества и отсутствием серьезного расследования случаев исчезновения людей". В сообщении указывается, что 10 февраля заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Николас Бернс принял делегацию представителей гражданского общества Белоруссии, с которой обсудил "положение дел в области демократии и прав человека в Белоруссии".

Как известно, помимо Александра Лукашенко в президентских выборах 19 марта намерены принять участие еще 4 политика: лидер Либерально-демократической партии Белоруссии Сергей Гайдукевич, единый кандидат от оппозиции Александр Милинкевич, лидер белорусских социал-демократов Александр Козулин и бывший посол Белоруссии в Японии Петр Кравченко. Белорусский ЦИК с гордостью заявил о том, что аккредитовал на выборы 165 международных наблюдателей. Вчера удостоверения наблюдателей получили представители Парламентского собрания Союза Белоруссии и России; в составе группы 48 экспертов. Миссию от ПС возглавил вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин.

Однако, по данным пресс-центра Хартии'97, ситуация в соседней державе развивается вовсе не так гладко, как хотелось бы белорусским властям. В понедельник в Минске прошли массовые аресты активистов молодежного сопротивления "Зубр". Омоновцы задержали 22 человека, а координатору "Зубра" Евгения Афнагеля дали 15 суток ареста. Поскольку обвинять Афнагеля было не в чем, милиция приписала ему "мелкое хулиганство" – якобы он нецензурно выражался. Сами активисты называют происходящее в стране "зачисткой" накануне Дня солидарности 16 февраля (это мероприятие в Белоруссии уже стало регулярным – все несогласные с режимом Лукашенко в этот день выключают свет в своих домах и ставят на подоконник зажженные свечи) и связывают усилившиеся репрессии с активизацией молодежи, выступающей против третьего срока нынешнего президента. Оппозиционеры требуют от властей освободить всех политзаключенных, прекратить "политические" уголовные дела, восстановить в учебных учреждениях исключенных за участие в гражданских кампаниях студентов и учащихся. Как сообщает пресс-центр Хартии'97, в десятках белорусских городов в последние дни появляются граффити, растяжки, листовки, наклейки с лозунгами "Достал!" и "Мы хотим нового!". Сотни таких надписей каждую ночь появляются в Минске. Власти бросили коммунальные службы на борьбу с граффити, но на месте закрашенных немедленно появляются новые.

Одним словом, обстановка накаляется. Особенно плачевным положение оппозиции окажется в случае, если 16 марта она проиграет. Замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин не исключает того, что белорусские выборы закончатся вооруженным противостоянием – правда, результат его предугадать сейчас невозможно. "Оппозиция четко ориентирована на революционный сценарий. Она не верит в то, что ей удастся прийти к власти в результате того подсчета голосов, который будет произведен Центризбиркомом. Лукашенко, в свою очередь, жестко ориентирован на сохранение власти. Все это создает очень опасную ситуацию, потому что обе стороны готовы идти очень далеко", – заявил Макаркин "Yтру".

У каждой из сторон существует на это масса причин. Как известно, разношерстным белорусским оппозиционерам с большим трудом удалось преодолеть разногласия и выдвинуть единого кандидата в президенты – Милинкевича. В случае проигрыша оппозицию ожидает новый раскол, который она вряд ли преодолеет. Конечно, достигнутый ныне консенсус омрачается тем обстоятельством, что одна из белорусских социал-демократических партий выдвинула своего собственного кандидата в президенты – бывшего ректора университета Александра Козулина, который, по мнению некоторых наблюдателей, скорее играет на руку Лукашенко: ведь часть голосов так называемого протестного электората в результате может достаться Козулину, а не Милинкевичу. Тем не менее, подавляющая часть оппозиционных сил, сплотившись ради общей цели, весьма дорожит достигнутым положением. Определенный оптимизм оппозиционерам на нынешнем этапе внушают несколько факторов: и популярность Милинкевича на Западе – там его принимают на самом высоком уровне и обещают всяческую поддержку на выборах, и симпатии значительной части городского населения, которое хочет изменений, европейского президента, совместимого с западными лидерами, а потому весьма критично относится к режиму Лукашенко. "Если на прошлых президентских выборах оппозиция проиграла и спокойно отошла на второй план, увязнув в междоусобицах, то теперь она пойдет отстаивать свои интересы на улицу. И будет очень серьезный конфликт", – считает Макаркин.

Лукашенко тоже готов идти до конца, и, если возникнет конфликтная ситуация, без всяких колебаний применит силу. "Для него ставки крайне высоки. Предреволюционная украинская власть рассуждала так: будем или не будем мы у власти – у нас останется финансовый ресурс, и мы останемся политическими фигурами. С такими настроениями на войну не идут. Старая украинская элита и сам президент Кучма очень быстро капитулировали. Они вели закулисные переговоры, договаривались с теми же Ющенко и Тимошенко, пытались найти компромисс – в том числе, и с помощью политреформы, которую Ющенко сейчас хочет отменить и которая была своего рода компенсацией за утрату власти Кучмой и его окружением. Лукашенко все это обсуждать не будет и не хочет. Безусловно, в том случае, если белорусские активисты выйдут на улицы, их встретят силовики с дубинками и водометами. Лукашенко понимает, что если он проиграет – он проиграет все. Это не будет вариант Кучмы или Шеварднадзе, это, в самом оптимальном для него случае, будет вариант Милошевича. Вряд ли белорусские оппозиционеры будут ориентированы на вариант Чаушеску, но всякое возможно. И потому для Лукашенко это борьба за выживание, а не просто какие-то комбинации, где можно выиграть, а можно проиграть", – убежден Макаркин. Всерьез опасаясь возможной "цветной революции", понимая, что отношение городских слоев населения к нему, мягко говоря, сдержанное, а то и вообще отрицательное и что движение этих слоев, в том числе, образованной молодежи, может привести к революции, Лукашенко намерен предотвратить все это в зародыше, создать такую обстановку, в которой революция не возможна в принципе. "Для этого надо изолировать активистов движений, которые могут возглавить эту революцию, и Лукашенко относится к этому очень серьезно", – отметил Макаркин.

Заявления Лукашенко о том, что он не намерен силой удерживать власть и вообще не нуждается при своем огромном рейтинге в каких-либо фальсификациях, по мнению Макаркина, не стоит воспринимать всерьез. "Возможные массовые откровенные фальсификации в больших городах с тем, чтобы обеспечить Лукашенко победу сразу же, в первом туре с большим результатом, оппозиция сможет использовать для мобилизации своего актива в городах под лозунгом необходимости пересчета голосов, отмены результатов выборов, в общем, восстановления демократии. Но не под лозунгом того, что оппозиционный кандидат победил – вряд ли такой вариант в Белоруссии будет возможен. Отличие от Украины будет в этом: они будут защищать демократию, а не конкретного кандидата", – считает Алексей Макаркин. Однако выиграть и выборы, и революцию оппозиция сможет лишь в случае, если на ее сторону переметнутся силовики. Поскольку основа поддержки президента – население сельской местности и небольших городов, мобилизовать которых для участия в митингах в других городах довольно сложно, Лукашенко сделает ставку на силовой ресурс: на МВД, КГБ и, возможно, на армию. "Основной вопрос: останутся ли силовики на стороне Лукашенко или нет. Если они поддержат Лукашенко – он победит. Конечно, он окажется в еще большей изоляции в международном сообществе, но это будет компенсировано поддержкой России и ряда других стран СНГ. Но ситуация, если среди силовиков начнутся разброд и шатания, может стать для Лукашенко роковой. На 100% я бы не сказал, что такое возможно – но оппозиция будет использовать любую возможность для того, чтобы повлиять на позицию силовых структур", – заключил Алексей Макаркин.

Ответить:

Выбор читателей