"Иран имеет право на ядерное оружие"

Чего добивается Иран? Чего ждать от США? Какова позиция России? Над этими и другими вопросами размышляет координатор российско-иранской группы дружбы Госдумы Юрий Савельев, недавно вернувшийся из Тегерана


ФОТО: Юрия Тутова



Совет управляющих МАГАТЭ принял решение направить доклад о ядерной программе Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. В ответ иранское руководство заявило о возможном выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия. А в Вашингтоне уже говорят о том, что Иран в ближайшее время может создать 10 атомных бомб. Как заявил заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Роберт Джозеф, США ответят на ядерную угрозу Ирана расширением целого ряда оборонных мер, включая противоракетную оборону и силовой перехват грузов. К чему может привести эскалация конфликта? Чего добивается Иран? Какова позиция России? Над этими и другими вопросами размышляет координатор российско-иранской группы дружбы Государственной думы Юрий Савельев, несколько дней назад вернувшийся из Тегерана.

"Yтро": Юрий Петрович, все идет к тому, что против Ирана могут быть введены санкции. Тегеран действительно форсирует программу создания собственного ядерного оружия, или ядерные исследования – лишь предлог для глобального политического давления на Иран со стороны США?

Юрий Савельев: Америка, которая поглощает 60% добываемых на планете углеводородных ресурсов, не может снижать объем топлива, которое она ввозит на свою территорию. Основными поставщиками являются Саудовская Аравия (34% мировых запасов), Ирак (8-10%) и Иран (12%). Америка рассматривает все страны в этом регионе только с точки зрения использования их в своих интересах. Пока не созданы альтернативные углеводородному топливу источники энергии, ее главными источниками остаются нефть и газ. Отсюда и интерес Америки к странам, располагающими их наибольшими запасами. Если потребуется военное вмешательство во внутренние дела этих стран для того, чтобы не снизить поставляемые запасы топлива, США без малейшего колебания сделают это, потому что национальные интересы для них превыше всего. Остальные страны рассматриваются ими как источник рабочей силы и природных ресурсов. Штаты заинтересованы в том, чтобы эти страны не смогли оказать вооруженное сопротивление, и не могут допустить, чтобы они обладали ОМУ.

Америка не может допустить развития ядерной программы Ирана, следствием которой стало бы появление атомной и, тем более, водородной бомбы. А средства доставки у Ирана уже есть – ракеты на жидком топливе и твердотопливные ракеты с радиусом действия, превышающим 1500 км, а по другим источникам – 2200 километров. Для торможения ядерной программы Ирана прилагается максимум усилий.

Без сомнения, Тегеран хотел бы иметь ядерное оружие, которым, кстати, располагают соседи, в том числе и крайне недружественно по отношению к нему настроенные. Это, прежде всего, не подписавший соглашение о нераспространении ядерного оружия Израиль. Это Пакистан и Индия. Я не говорю уже о Китае, Великобритании, Франции и других странах. Так что Иран крайне заинтересован в развитии своей ядерной программы в целях обеспечения безопасности государства, которое в любой момент может подвергнуться агрессии под надуманным предлогом.

"Y": Правда, при этом в Тегеране отрицают, что разрабатывают ядерное оружие...

Ю.С.: От мирного атома до исследований, которые могут привести к созданию ядерного оружия, один шаг. В моем представлении, Иран мог бы использовать только мирный атом. В настоящий момент у европейского сообщества и МАГАТЭ нет оснований обвинять его в нарушении подписанных международных договоренностей. Случаев, когда Иран не допускал специалистов МАГАТЭ на какие-либо объекты, нет. Иранская сторона заявляет, что придерживается всех международных правил и договоренностей, включая подписанный дополнительный протокол. С другой стороны, мы прекрасно знаем, что МАГАТЭ на 99,9% состоит из технических работников и сотрудников ЦРУ. Тем не менее, Иран допускал их на свои объекты, предоставлял всю документацию. Его трудно в чем-либо винить.

Сейчас нужно искать выход из положения. Америка любыми способами стремится организовать эскалацию своего военного присутствия на Ближнем Востоке и после Ирака, вне всякого сомнения, хотела бы вернуться в Иран.

"Y": Большинство военных экспертов заявляют, что США не потянут столько "горячих точек": Ирак, где американцы несут регулярные потери, Афганистан, в котором активизируются "разгромленные" талибы. Неужели к этому списку добавится еще и Иран?

Ю.С.: Нет сомнений, что если бы военные действия были развязаны сейчас, Америка без всяких колебаний применила атомное оружие для завершения войны в Иране. Тем более что в их доктрине содержится возможность ограниченного применения такого оружия – речь идет о танковых и артиллеристских снарядах и авиационных бомбах малой мощности. Я не сомневаюсь, что они одержали бы победу путем применения ядерного оружия, а другого способа завоевать Иран у американцев сегодня нет.

Я очень хорошо знаю военный и промышленный потенциал Ирана. Мне также довелось присутствовать на военных парадах в Тегеране, которые принимал аятолла Хоменеи. Это было любопытное зрелище – боевой дух, боевая техника. Они оснащены пусть не самыми современными, но надежными средствами ведения боя. Плюс имеют достаточное количество зенитных систем – это порядка сотни наших С-125, еще достаточное количество зенитных ракет поставил Китай. Так что безнаказанно хозяйничать в небе над Ираном нельзя. У них танки, подводные лодки, корабли и, самое главное, мощный боевой дух армии. Иранские военные считают, что умереть за свою страну – большая честь, и это не пустые слова. Ведь Америка не победила бы даже Ирак, если бы не предательство 50-ти генералов, которые были куплены США и вывезены в Европу и Турцию вместе с семьями с аэродрома близ Багдада.

"Y": Каковы перспективы российской политики в плане ядерной программы Ирана?

Ю.С.: Россия делает все это настолько же добровольно, насколько кот может есть горчицу. Нынешнее руководство России, ориентированное на Запад, не сделало бы этого ни при каких обстоятельствах, если бы не исключительно важная роль Ирана на приграничных территориях. Представим себе, что Иран не дружески или нейтрально, а враждебно настроен к России. Значит, у России не будет Закавказья, Азербайджан отойдет, Чечня отойдет, сменится режим в Армении. У нас исчезло бы все побережье Каспия, исчез бы Дагестан. То есть, Кавказа бы у нас не было. В Средней Азии давно стояли бы американские базы. Это непрерывный поток наркотиков. А самый непримиримый борец с наркотиками в регионе – Иран. В результате борьбы с наркомафией у них только за последние 2 года погибло 3,5 тыс. офицеров. Вы можете представить себе, какие это масштабы. При недружественном Иране силы, враждебные России, стояли бы сегодня уже на казахской границе.

Если бы не эти проблемы, мы давно были вместе с США и Европой и уже продали бы "Силовые Машины" Siemens, в России исчезла бы вся атомная промышленность, а наши предприятия работали на Евроатом. Жорес Алферов утверждает, что мы уже не можем сделать атомную бомбу. И он не шутит.

Иран в ближайшие годы хотел бы построить 10 атомных электростанций, это огромные масштабы и довольно большие деньги – порядка $30 млрд, которые на протяжении 15 лет могла бы получить Россия. Заказ Ирана очень важен для поддержания промышленного потенциала атомной энергетики России. Но главное, что Россия находится в безвыходном положении: если Иран – враг, у нас не будет Закавказья и Средней Азии, и враждебные силы окажутся в 120 км от Челябинска. Так что мы просто вынуждены с ним сотрудничать.

"Y": Как в Тегеране оценивают позицию России?

Ю.С.: Даже дружески настроенные иранские парламентарии считают, что Россия не достроит атомную станцию в Бушере. По крайней мере, сроки завершения проекта уже неоднократно нарушались. Я уверен, что в этом году она не будет достроена. Во-вторых, они считают, что Россия станет на сторону Запада и будет в числе врагов Ирана, которые не хотели бы, чтобы он проводил исследования в области обогащения урана. Это очень плохо.

Единственный выход – создать совместное предприятие по обогащению урана в России. Мы убеждали посла, главу парламента, министров, что именно это наилучший выход для Ирана. Это единственная вещь, которая может устроить всех: Россию, которая не хочет потерять, что имеет, Европу, не желающую быть втянутой в очередную войну. В какой-то мере это устроит даже Буша, который может сохранить лицо, сделав все, чтобы затормозить ядерные исследования в Иране.

"Y": Россия поставляла в Иран зенитно-ракетные комплексы. Было объявлено о новых контрактах. Уступит ли Москва давлению извне, заморозив сотрудничество с Ираном в этой области?

Ю.С.: Российские поставки планировались под предлогом защиты будущей станции в Бушере от посягательств террористов или случайных самолетов. Эти зенитные системы не попадают под ограничение, как оружие, которое используется на своей территории. Я не исключаю, что зенитные системы могут быть поставлены. Это усилило бы оборонный потенциал Ирана. Если этого не сделает Россия, то сделает Китай, Северная Корея и, в какой-то мере, Индия.

"Y": На ваш взгляд, понимают ли в Тегеране, что рано или поздно ИРИ попытаются наказать за своеволие?

Ю.С.: Население считает, что это может случиться. Но люди уверены, что Америка потерпит поражение в войне. Они как бы оставляют за бортом ядерное оружие.

"Y": Насколько реально использование силового варианта американцами в ближайшее время?

Ю.С.: Сейчас он абсолютно нереален, поэтому Америка и топчется на месте. У нее нет сил, огромные экономические проблемы. Внешний долг достигает $16 трлн, доллар ведет себя крайне неустойчиво... Однако есть политическая воля руководителей США, я имею в виду президента, который, если потребуется, не колеблясь, применит ядерное оружие. И это все понимают. Это было и в России, во времена Сталина, Хрущева и Брежнева, у которых была политическая воля. Поэтому я являюсь сторонником распространения ядерного оружия в те страны, режим которых позволяет его сохранить. К числу таких стран, безусловно, относится Иран. Там нет терроризма и условий для террористической деятельности. Это оружие служило бы только сдерживающим фактором для агрессоров. Думаю, что мир во многом укрепился бы, если бы ряд стран обладал ядерным оружием. Я являюсь сторонником его распространения как гаранта мира.

"Y": Спасибо за интервью.

Ответить:

Выбор читателей