Питерские преступники не щадят детей иностранцев

В северной столице произошло жестокое преступление на расовой почве: неизвестные напали на 9-летнюю дочь малийца и скрылись, полагая, что их жертва мертва. Девочка выжила, однако преступников пока найти не удалось




Цвет кожи по-прежнему способен разделять людей не преступников и жертв, на окраинах больших городов темный все еще означает "погибель", белый – "опасность". Питерские хулиганы с каждым годом все больше привыкают к этой модели, и вскоре перестают чувствовать барьер между ненавистью и убийством. Если раньше темнокожим горожанам совали под нос кулак и советовали поскорее научиться "Россию уважать", а если не получится, то лучше сразу уехать, если раньше скинхеды ограничивались тем, что давали пинка припозднившемуся студенту-малийцу и вслед кричали какую-нибудь националистическую несуразицу, то теперь они предпочитают убивать.

Причем, как выясняется, возраст жертвы не имеет для них решительно никакого значения. Субботним вечером, в зените уик-энда, они напали на дочку малийца, 9-летнюю кроху, когда та поднималась по лестнице в своем подъезде. Преступники намеревались убить ее и, решив, что трех ударов ножом вполне достаточно, сбежали во двор. Девочка осталась жива, у нее даже хватило сил доползти до двери своей квартиры. Родители немедля вызвали "скорую", прибывшие врачи увезли бесчувственную девочку в ближайшую больницу, там ее жизнь была вне опасности. Ранения оказались не смертельными.

Северная столица стала надежным источником подобных кровавых историй, в которых часто фигурируют иностранцы, либо приехавшие в Питер поглазеть на дворцы, либо студенты из бедных стран – тоже, в общем-то, иностранцы, просто на другой манер – осевшие на городском дне, обрусевшие, обомжевшие и, в конце концов, обомлевшие где-нибудь на холодной улице. Во втором сценарии у национальной розни действительно крохотная роль, если вообще есть. Вспомните сюжет с гибелью малийца-бродяги в Выборгском районе. Этот несчастный не только не стал жертвой хулиганов, но и сам промышлял мелким воровством, покуда не погиб от рук других бездомных хищников.

И все же, лишь только очередное "лицо неславянской наружности" утыкается в мостовую на одной из улиц темного Питера, первая догадка глушит все последующие: "скинхеды!". Виновные находятся далеко не всегда, однако, даже если их удается поймать, суд присяжных с легкостью может признать их виновными в безобидном хулиганстве, вроде убийства понарошку.

Так и случилось с молодыми людьми, напавшими на таджикскую семью в районе Сенной площади в далеком феврале 2004-го. Пятилетняя дочь скончалась от многочисленных ранений вскоре после того, как многочисленные молодые убийцы разошлись, отец отделался синяками. Но, несмотря на то, что губернатор Валентина Матвиенко лично контролировала расследование, коллегия присяжных оправдала десятерых хулиганов – увы, не убийц, а именно хулиганов, поскольку вина их заключалась лишь "в хулиганстве, не связанным с убийством". Обвинение, естественно, осталось недовольно таким эпилогом.

Ответить:

Выбор читателей