У террористов иммунитет к политике красивых слов

Мировое сообщество не в состоянии выработать общие критерии борьбы с международным терроризмом. Пока Россия и Запад обмениваются обвинениями в двойных стандартах, деятельности террористов практически ничего не угрожает




Проблема борьбы с международным терроризмом будет одной из основных тем санкт-петербургского саммита "большой восьмерки", напомнил вчера спецпредставитель президента РФ по вопросам борьбы с терроризмом и транснациональной организованной преступностью Анатолий Сафонов. Он подчеркнул, что усилия государственных структур должны быть подкреплены поддержкой элиты мирового бизнеса, в связи с чем на саммите планируется принять хартию о сотрудничестве с бизнес-сообществом в борьбе с терроризмом. Сафонов отметил, что у участников G-8 "нет разночтений" в подходах к этой теме, однако есть "разности", заключающиеся в применении "двойных стандартов", что препятствует достижению эффективного результата.

Претензии России к западным партнерам по поводу двойных стандартов озвучиваются регулярно. Поводов для этого хватает: к примеру, оценка усилий России по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе, в первую очередь в Чечне, не находит однозначной поддержки Запада, который склонен оправдывать террористов, называя их "борцами сопротивления" и "повстанцами", стремящимися сбросить иго Москвы. Кроме того, США и ЕС критикуют Россию за отсутствие демократии, хотя вполне терпимо относятся, например, к своему "нефтеносному" союзнику – Саудовской Аравии, которую никак нельзя назвать демократическим государством.

Внутренние разногласия между странами "восьмерки", а также разные подходы к тому, где проходит граница между террором и справедливой борьбой за свои неотъемлемые права, не позволяют придти к консенсусу по проблемам, урегулированию которых посвящены их совместные усилия. Показательным в этом смысле является затронутый Сафоновым вопрос об отношении к движению ХАМАС, победившему на выборах в Палестинской автономии.

Спецпредставитель президента России призвал "дать шанс" новому руководству Палестины, перестав "удушать" его "политическими, экономическими и другими средствами". Сафонов заявил, что "не признавая ХАМАС, мы лишь усугубим ситуацию", поскольку эта организация лишится возможности реализовать себя как политическая сила. Точка зрения Москвы идет вразрез с решением коспонсоров ближневосточного урегулирования, которые выработали следующую позицию: контакты с ХАМАС будут возможны только после того, как организация признает право Израиля на существование и все договоренности, достигнутые ранее в результате работы по осуществлению "дорожной карты", а также прекратит террористические действия против израильтян.

Как известно, ХАМАС эти предложения отверг. Ситуацию усугубил недавний взрыв террориста-смертника в Тель-Авиве, унесший жизнь более 10 израильских граждан. ХАМАС не только не осудил теракт, но, напротив, сделал заявление о том, что это был акт сопротивления израильской оккупации. По данным израильских источников, палестинские власти встречались с офицерами служб безопасности автономии, не получившими зарплату за март, и предложили сделку: деньги в обмен на организацию терактов.

Между тем США и ЕС прекратили финансовую помощь Палестине с целью вынудить ХАМАС пойти на уступки. Однако ряд мусульманских стран, в частности Иран и Катар, пообещал перевести деньги на счета ХАМАС. Неожиданно к числу доноров примкнула и Россия, перечислившая палестинской администрации $10 миллионов. Другими словами, Россия и материально, и в политическом плане оказывает помощь организации, которую остальные члены "восьмерки" считают террористической.

Так о какой совместной борьбе с терроризмом может идти речь, если мировое сообщество не в состоянии выработать общие критерии этой борьбы? Пока Россия и Запад обмениваются обвинениями в двойных стандартах, террористы могут спать спокойно: их деятельности практически ничего не угрожает. И красивые заявления, которые увенчают саммит G-8, так и останутся бессмысленными декларациями.

Ответить:

Выбор читателей