Возвратно-поступательный выход из СНГ

Эффект от выхода из СНГ для Грузии и Украины будет вполне реальным и определенно негативным. Оставаться в Содружестве "балластом" и диссидентами им гораздо выгоднее, чем открыто с ним порвать




Бракоразводный процесс в СНГ подходит к концу. Постепенно вырисовываются его итоги: некоторые страны продолжают группироваться в новые форматы интеграции (ЕЭП, ЕврАзЭС), а другие – Грузия, Украина – намереваются выйти из состава Содружества. Из Тбилиси и Киева недавно прозвучали соответствующие заявления. Собственно, дело давно шло к этому, но "отмашку" дал вице-президент США Ричард Чейни на недавней Вильнюсской конференции стран "демократического выбора".

Саакашвили поручил грузинскому правительству "изучить вопрос об экономической целесообразности дальнейшего пребывания страны в СНГ и в ближайшие два месяца представить точное экономическое обоснование того, стоит ли оставаться в СНГ". Уже создана соответствующая правительственная комиссия во главе с премьером Ногаидели. Украина устами своих прозападных руководителей МИДа – Б.Тарасюка и В.Огрызко – тоже дала понять, что недовольна Содружеством: дескать, "не получает от СНГ реальных результатов" (а как она может их получать, не участвуя, по сути, в реальной работе СНГ?). В Киеве теперь думают, как лучше распорядиться тем миллионом долларов, который Украина ежегодно выделяет на нужды Содружества. "Сейчас мы находимся в процессе анализа, чего будет больше для Украины – плюсов или минусов (от участия в СНГ), но мы проинформируем о своих решениях на этот счет на более позднем этапе", – заявил Огрызко. С другой стороны, эти же лица заявляют, что Украина не намерена покидать Содружество. "У нас нет планов выхода из СНГ", – утверждает тот же министр Тарасюк. В общем, полное раздвоение международно-правовой личности в лучших традициях украинских метаний между Востоком и Западом.

Тема выхода из СНГ недавно была поднята оппозицией и в парламенте Молдавии. Однако если молдаване пока рассматривают этот вопрос чисто теоретически, то Грузия и Украина скоро могут действительно покинуть Содружество. И уйдут они, конечно, не в чистое поле: сейчас ведутся разговоры о реанимации ГУАМ (его хотят функционально слить с "Сообществом демократического выбора"). Возможно, откроются более определенные перспективы вступления в НАТО и сближения с ЕС. Например, нынешняя украинская власть убеждена (и пытается убедить в этом население) в том, что стоит только стране четко и недвусмысленно "сориентироваться" на Запад, окончательно порвав с Россией, как этот Запад (в лице Евросоюза и НАТО) тут же распахнет перед ней двери. "За прошедший год нам удалось сделать больше в отношениях с ЕС, нежели за все предыдущие годы, – утверждает Борис Тарасюк. – Мы вплотную подошли к вопросу переговоров о зоне свободной торговли – то, над чем мы бьемся в отношениях с Россией с 1993 г., а в рамках СНГ – с 1994 года". Кроме того, начался "интенсифицированный диалог по вопросам членства" с НАТО. В общем, министр иностранных дел прогнозирует, что уже в 2008 г. Украина будет приглашена к переговорам о вступлении в НАТО, а также "выйдет на соглашение" с Евросоюзом об ассоциации с перспективой членства в ЕС. "И если это так и произойдет, то я прогнозирую, что к середине 2015 г. Украина может рассчитывать на вступление в ЕС", – заключает Тарасюк. Но и из СНГ он при этом выходить не планирует.

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг полагает, что создание зоны свободной торговли с ЕС действительно могло бы стать достойной заменой СНГ для стран, покидающих Содружество. Однако далеко не факт, что Евросоюз пойдет на такое сближение. Он вообще настроился притормозить дальнейшее свое расширение – чтобы, образно говоря, не лопнуть. Да и режим свободной торговли с Украиной вряд ли придется ко двору: сейчас, например, Брюссель намерен ограничить ввоз украинской стальной продукции антидемпинговыми пошлинами – о какой свободной торговле тут может идти речь? Украина поставляет в Европу своих товаров на $13 млрд (больше, чем в страны СНГ), но европейцы, обеспокоенные состоянием своего рынка металлопродукции и химических товаров, постепенно прижимают украинских экспортеров, так что их поставки сокращаются.

С НАТО ситуация иная: Альянс всегда готов принять в свой состав новобранцев. Это отвечает, во-первых, его военно-политическим интересам, а во-вторых, интересам западного (в первую очередь, американского) ВПК, который, собственно, всегда и лоббировал расширение блока. Эксперты подсчитали, что переход семи новобранцев из Центральной и Восточной Европы на натовские стандарты вооружений и модернизация их армий открыл для западных производителей оружия рынок в $50-70 миллиардов. Этот рынок обеспечит рост производства в американском ВПК и смежных отраслях на годы вперед, ну а оплачивать их рост приходится восточноевропейским налогоплательщикам. Тоже многие годы.

В принципе, с этой точки зрения в НАТО приветствовали бы вступление и Украины с Грузией. Не беда, что страны небогатые: США и Европа с удовольствием кредитовали бы их перевооружение, помогая тем самым своей военной промышленности. Беда в другом: все-таки Россия будет сильно против. Да и у населения этих стран отношение к НАТО, мягко говоря, неоднозначное. Особенно на Украине, где идею вступления в Альянс в настоящее время поддерживают только 13% граждан, имеющих право голоса. Впрочем, оранжевая власть, изначально ориентирующаяся на вступление во все возможные западные структуры, заняла интересную позицию в отношении НАТО: вести переговоры, но не разворачивать общественную дискуссию по этому поводу. Дескать, еще рано – народ не поймет. Вот подготовимся к вступлению, затратим миллиарды, получим "пригласительный билет", попутно с Россией будем ругаться да потихонечку на мозги людям капать – а потом и спросим у них: ну как, вступаем? Такая вот стратегия, однако неизвестно, оправдает ли она себя: все-таки через Украину проходит глубокая линия разлома между Востоком и Западом, и восточная часть страны ориентирована на Россию. А в Грузии многое зависит от настроения масс: вчера 90% голосовали за Саакашвили и Запад, а завтра что будет? Конечно, Запад очень умело играет на националистических настроениях грузин, но при ухудшающемся экономическом положении в стране нынешняя власть долго на этих настроениях не продержится.

Так что не факт, что НАТО вообще захочет связываться с такими "морально неустойчивыми" новобранцами, как Грузия с Украиной, да еще при мощном противодействии России. В любом случае, с экономической точки зрения НАТО не открывает никаких перспектив для этих стран, а обернется лишь дополнительной нагрузкой на их бюджеты. Кроме того, предприятия украинского ВПК – "советских" стандартов – будут обречены, ибо в этой сфере Западу конкуренты совсем ни к чему.

Таким образом, новые перспективы довольно туманны и неоднозначны, а вот эффект от выхода из СНГ для Грузии и Украины будет вполне реальным. И определенно негативным. Дело, прежде всего, в торговых преференциях, существующих между членами Содружества: страны, покидающие СНГ, их неизбежно лишатся. А ведь и у Грузии, и у Украины значительная часть (у Грузии – более половины) внешнего товарооборота приходится на бывшие братские республики. Что касается Украины, то ее экспорт в страны СНГ составляет примерно $10 млрд, в том числе в Россию – $7,8 млрд (по данным за прошлый год). Это, конечно, меньше, чем экспорт в ЕС, однако в структуре поставок в Россию большую долю занимают продовольственные (порядка 20%) и технические (до 30%) товары, которые в Европу не продашь. И новые рынки для украинской мясомолочной продукции и техники найти будет затруднительно, в то время как в СНГ эти товары станут уже далеко не столь конкурентоспособны. Кроме того, многие украинские производства технологически связаны с другими предприятиями в странах СНГ, и эта связь станет затруднительной. Собственно, Россия потихоньку уже давно сворачивает технологическое сотрудничество с Украиной в военной сфере. Теперь этот процесс, очевидно, ускорится. Руководитель Центра исследований экономических проблем СНГ Вячеслав Вашанов полагает, что именно по "кооперационным поставкам" между Россией и Украиной будет нанесен наиболее ощутимый удар в случае выхода последней из СНГ. Хотя на первых порах, по мнению эксперта, "особого ущерба не будет".

Однако еще более болезненными будут последствия выхода из Содружества для Грузии. Россия является ее основным торговым партнером на пространстве СНГ: товарооборот в 2005 г. составил $505,8 млн (в 2004 г. – $336,7 млн). При этом удельный вес Грузии в товарообороте России в 2005 г. составил примерно 0,1%, в то время как доля России во внешнеторговом обороте Грузии – 16% (Азербайджана – 7%, Украины и Туркмении – по 6%). Россия, запретив ввоз грузинского вина, уже продемонстрировала, что может произойти, если Грузия окончательно отмежуется от нее и от Содружества. К вину могут прибавиться другие сельскохозяйственные товары, которые и составляют основу грузинского экспорта. И даже не нужно запрещать их импорт: достаточно просто лишить Грузию внутренних торговых преференций СНГ – пусть тягается на равных с европейскими виноделами и фермерами (с их миллиардными дотациями). Может быть пересмотрено и соглашение по поставкам газа. Кроме того, выход Грузии из СНГ может осложнить положение и связи с родиной грузинской диаспоры, проживающей в странах Содружества. Ведь только в России и только по официальным данным трудится около 800 тыс. граждан Грузии. А по ориентировочным оценкам грузинских экспертов, размер ежегодных валютных поступлений из России в Грузию колеблется в пределах $1,25-2 млрд, что составляет около 20% ВВП Грузии и намного превышает общий объем предоставляемой ей иностранной помощи. Чтобы не нарушить сложившиеся десятилетиями социальные взаимосвязи с бывшими братскими республиками, Тбилиси будет вынужден заключать со всеми странами СНГ визовые соглашения. Не говоря уже о том, что может быть отменено решение Совета глав государств СНГ от 19 января 1996 г. "О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия", которое ограничивает связи стран СНГ с Абхазией по государственной линии. То есть страны Содружества могут признать мятежную грузинскую автономию субъектом международно-правовых отношений.

Вообще, диктовать условия будут те, кто остается в Содружестве. "Это вытекает из общей экономической теории, что если вы перестаете быть частью единого экономического пространства, пускай даже несколько фрагментированного, как сейчас СНГ, то автоматически при окончательном разводе для малой страны создается значительно больший ущерб, чем для большой", – утверждает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. Сомнительно, чтобы Украина и Грузия всего этого не осознавали. Равно как и то, что оставаться в СНГ "балластом" и диссидентами гораздо выгоднее, чем открыто порвать с этой организацией.

Ответить:

Выбор читателей