Убийство дипломатов – результат предательства

США действительно несут ответственность за хаос, воцарившийся в Междуречье после прихода туда войск коалиции. Но это не значит, что на этом основании заботу о защите российских граждан стоит передоверять Пентагону




Зверское убийство четырех сотрудников российского посольства в Багдаде войдет в летопись истории современной России как одна из самых мрачных ее страниц. Никогда прежде Москва не сталкивалась со столь ужасающими последствиями разгула мирового терроризма. До последнего никто не хотел верить в страшную развязку. Казалось, что все происходящее – нелепая ошибка. Что в условиях хаоса и неразберихи, творящихся в сегодняшнем Ираке, какие-то недоумки, салаги от "террористического подполья", похитили совсем не тех, с кем им следовало бы бороться. Ведь кто как не Россия последовательно выступала против вторжения США и войск коалиции в саддамовский Ирак; кто как не наша страна осуждала каждый "точечный" налет западной авиации на города и веси иракской глубинки, уносящий жизни мирных жителей; протестовала против гибели там от пуль западных военных журналистов, против осквернения религиозных святынь, разграбления и разрушения символов национальной культуры.

Представить себе, что кто-то в Ираке, имея "на выбор" американцев, англичан, итальянцев и пр. участников коалиции, рискнет похитить русских, а похитив, убить их самым безжалостным образом, было невозможно. Но это случилось. Эта запредельная реальность запечатлена на видеосъемке, где одного из заложников убивают выстрелом в затылок, а двум другим отрезают головы. По этическим соображениям нигде в мире такие кадры публике не демонстрируют. Оно и понятно: есть ведь родственники, близкие, да и зрелище само по себе психику зрителя устойчивей не делает.

Но законы этики вступают в противоречие с необходимостью заставить оставшихся в живых прийти в себя, уяснив, наконец, насколько безобразен терроризм. Это осознание в головы наших людей, увы, пока не пришло. За те три недели, что миновали после известия о похищении граждан РФ, ни одна политическая партия, ни одна общественная организация, ни диссиденты, ни "патриоты" никак не проявили солидарность с теми, кто выполнял свой долг в трудной стране в трудное время. Для страны, пережившей Буденновск и Буйнакс, Дубровку и Беслан, терроризм как явление, со всей его отвратительной анатомией, по-прежнему непостижим. Для многих это все еще экзотика, такая вот приблуда от политики. И так не думают только те, кто уже потерял на этой войне родных, кто вдохнул запах тротила, кого залило кровью убитого рядом человека.

Гибель наших людей в Багдаде беспрецедентна не только из-за жестокости финальной части драмы. Дипломаты в силу своего статуса, а также из-за мер безопасности, предпринимаемых по их охране, нечасто становятся жертвами охоты за ними со стороны экстремистов. Массовый захват, а тем более убийство дипработников, да еще и российских – исключительный случай. Последний в таком ряду случился в сентябре 1985 г., когда четыре советских дипломата были похищены в столице Ливана Бейруте. Тогда силами местных союзников СССР, а также при участии спецотряда ГРУ троих из заложников удалось освободить живыми. При этом, по одной из версий, которую наши спецслужбы не опровергают, похитителям были поставлены условия, которые обычно озвучиваются самими террористами. После этих событий к советским, а затем к российским дипломатам в горячих точках, особенно на Ближнем Востоке, относились вполне подобающе.

Сегодня иные времена. Те, кто захватывал российских граждан в Багдаде, очевидно делали это не по ошибке, а намеренно и целеустремленно. Свидетельством тому служат требования к России вывести войска из Чечни и освободить находящихся в российских тюрьмах террористов. Характер требований заставляет думать, что заложники были обречены с самого начала. Их жизни были отняты с тем, чтобы доказать бескомпромиссность борьбы против "неверных", а заодно и восславить бренд какой-то там "шуры", который теперь уж точно никто не забудет.

И сегодня уже не важны споры, сотворили это преступление сунниты, шииты или просто безымянные "отморозки", возомнившие себя частью "Аль-Каэды". Важно другое: слежка за российскими гражданами, их похищение, заключение, возможно, неоднократное перепрятывание, снабжение хотя бы какой-то баландой за время содержания в неволе не могли остаться незамеченными для многих иракцев. Понимание этого момента должно отрезвлять. Несмотря на все усилия, которые предпринимал наш МИД, у Москвы не нашлось достоверного информатора для выхода на похитителей. Значит, никто из этих свидетелей не проявил уважения к стране, долгие годы ходившей в друзьях иракского народа. Никто не посочувствовал ни мусульманину Ринату Аглиулину, одному из заложников, ни его сестре, молящей о пощаде для брата на одном из арабских телеканалов.

Смерть россиян в Ираке вызывает множество вопросов, на которые ответа пока нет. Россия даже в самые сложные времена никогда не отзывала свой дипкорпус из Ирака и гордилась этим упорством. Оно и вправду достойно уважения, за одним только "но": что принесло нашей стране присутствие в Багдаде – городе, где каждый день пропадает полторы сотни людей, где раз в пару часов взрывают себя и окружающих шахиды, где нет правил ни у жизни, ни у смерти? Какой смысл держать в посольстве людей, которым внутренним приказом того же МИДа разрешается покидать здание только в исключительных случаях?

Мы ничего не знаем о выгодных контрактах, которые, якобы, Россия потеряла бы, покинь она в свое время Ирак. Мы ничего не знаем о доверительных контактах российских властей с местной иракской властью, которые гипотетически в будущем должны принести нашей стране дивиденды. Более того: таких контактов нет, потому что нынешнее правительство Ирака относится к Москве если не враждебно, то по меньшей мере подозрительно, памятуя о той помощи, которая Россия в свое время оказывала прежнему диктатору Саддаму Хусейну.

Открытым остается и вопрос о безопасности россиян. Сегодня очевидно, что в глазах террористов у нашей страны нет таких заслуг, ради которых ее граждан нельзя было бы зарезать. Очевидно, что стремление переложить ответственность за случившееся на США и страны коалиции выглядит как попытка наспех найти виноватого. Россия не та держава, которая должна искать покровительства у оккупационных войск иностранного государства, пусть даже в Ираке. США действительно несут ответственность за тот хаос, который воцарился в Междуречье после прихода туда войск коалиции. Но это не значит, что на этом основании заботу о защите наших собственных граждан стоит передоверять Пентагону. К тому же, если следовать логике российских политиков, тогда и ответственность за убийство бандитами в 1998 г. трех британцев и одного новозеландца в неподконтрольной Москве Чечне могло быть возложено на Россию. Для страны, справедливо ратующей за отмену "двойных стандартов", мы поразительно небрежны в поисках виновных.

Вчера на совещании работников МИДа президент России не произнес ни единого слова о произошедшей в Ираке трагедии. Было видно, что Путин выглядит вопреки своему обычному настрою несколько подавленным и даже неуверенным в себе. Скорее всего, сегодня или завтра глава государства в том или ином формате прокомментирует гибель российских дипломатов. Взятая им пауза может говорить лишь об одном: Путину необходимо подобрать правильные слова. Такие, из которых прямо бы следовало: багдадский урок Россией крепко усвоен, и будет сделано все, чтобы подобное не повторилось.

Ответить:

Выбор читателей