Закат "большой восьмерки"

Москва неоднократно выражала готовность к конструктивному обсуждению всего спектра возникающих проблем. Сейчас в значительной мере от ее партнеров зависит, захотят ли они услышать голос России




"Большая восьмерка" является одним из ключевых неформальных механизмов координации финансово-экономического и политического курса США, Японии, ФРГ, Франции, Италии, Великобритании, Канады и России. Роль этого неформального клуба в мировой политике определяется экономическим и военным потенциалом входящих в нее держав.

Вопрос о месте России в G8 часто становится предметом всевозможных спекуляций. В западных и части российских СМИ не прекращается ожесточенная пропагандистская кампания, имеющая целью, как минимум, ослабление политических позиций Москвы накануне предстоящего саммита. Аргументы противников членства России в G8 носят преимущественно конъюнктурный или политико-идеологический характер: несоответствие экономических показателей, отсутствие "демократических свобод", ущемление независимости СМИ. Бывший советник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов даже назвал предстоящий саммит в Санкт-Петербурге под председательством России "концом большой восьмерки". В разговорах о несоответствии показателей уровня жизни в России и на Западе, делающих, мол, пребывание России в G8 неприемлемым, присутствует немалая доля политического лукавства. В конце концов, в Китае и Индии уровень жизни в среднем еще ниже, а между тем постоянно идут разговоры о необходимости принять эти страны в "клуб избранных".

По среднедушевому ВВП мы действительно отстаем от западных партнеров в несколько раз. Однако столь "впечатляющие" результаты были достигнуты в период, когда российское руководство бездумно следовало указаниям западных экономических советников. Отказ от этой пагубной политики, сопровождаемый усилением экономических позиций России, не может не вызывать тревогу у части политических сил на Западе. Но любые попытки изолировать Россию на поверку оказываются бесперспективными. В случае гипотетического исключения нашей страны из "большой восьмерки" западные державы потеряют, в угоду своим застарелым фобиям, одну из немногих худо-бедно действующих площадок согласования взаимных интересов.

О том, что отношения России с западным миром уходят от порочной схемы односторонних уступок с нашей стороны в обмен на пустые обещания и похлопывания по плечу, свидетельствуют сообщения о завершении переговоров Москвы и Вашингтона о вступлении России в ВТО. Известна даже возможная дата подписания договора – 14 июля.

До последнего времени в рамках G8 Россия была отстранена от решения ключевых финансовых вопросов, однако в ходе последней встречи министров финансов под председательством Кудрина его западные коллеги выразили удовлетворение темпами роста российской экономики. Министр финансов Великобритании даже заявил: "То, что вы добились такого роста – 6%, даже 6,5%, должно послужить поощрением для нас всех". И если последнее совещание руководителей Центральных банков проходило пока что без участия России, то можно быть уверенным, что в скором времени ситуация изменится и здесь, при условии вступления нашей страны в ВТО на приемлемых условиях, одним из которых является успешное развитие национальной банковской системы.

Однако одной из основных тем, которую планирует заявить наша страна в ходе предстоящего саммита, является тема энергетической безопасности. Еще в марте в ведущих западных газетах была опубликована статья Путина, в которой он отнес эту проблему "к наиболее актуальным проблемам текущего дня... принимая во внимание, что без энергетики, без решения энергетических вопросов вообще невозможно какое-либо развитие... говоря об энергетической безопасности, мы имеем в виду не только потребности наиболее развитых индустриальных стран мира, но и всех других членов международного сообщества. Поэтому когда мы говорим о проблемах энергетической безопасности, то имеем в виду потребности всего человечества, а не только наиболее развитых стран мира. Но и, конечно, когда мы выбирали эту тему, то исходили из того, что мы должны выбрать проблему, вклад России в решение которой был бы весьма заметным и существенным".

Постановка проблемы в таком ракурсе позволяет России высветить свою новую роль в мире и в мировой экономике. С одной стороны, наша страна – ключевой поставщик энергоресурсов (в частности, нефти и газа). С другой, мы не входим в ОПЕК и можем быть своего рода стабилизатором ситуации в случае неких коллективных действий членов этой организации. А это предполагает и роль своеобразного политического "моста", соединяющего западные страны с остальным миром, включая и других поставщиков энергоресурсов. Очевидно, эта идея не очень нравится тем кругам на Западе, которые стремятся по-прежнему диктовать странам-поставщикам цены на энергосырье. Не прекращаются попытки навязать Москве Энергетическую хартию, а также использовать российское сырье для поддержки недружественных политических режимов, искусственно насаждаемых на западных и южных границах нашей страны. В прошлогодней статье Питера Лавалля давалась следующая "рекомендация" российскому президенту: "Среди тех инициатив, которые ожидаются от Путина, может быть предоставление международной экономической помощи ряду граничащих с Россией беднейших стран". Ответ последовал незамедлительно и вновь был озвучен в ходе недавней интернет-конференции президента РФ. Москва ясно дает понять, что не будет больше никоим образом спонсировать режимы Ющенко и Саакашвили. Тем не менее накануне санкт-петербургской встречи Буш в очередной раз поддержал авантюристическую политику нынешнего тбилисского руководства. Вряд ли подобные заявления облегчат предстоящий диалог руководителей ведущих государств мира в Петербурге.

Москва неоднократно выражала готовность к конструктивному обсуждению всего спектра возникающих проблем. Сейчас в значительной мере от ее партнеров зависит, захотят ли они услышать голос России, учитывать не на словах, а на деле ее политические и экономические интересы. Если нет, то предстоящий саммит рискует превратиться в очередную пустую говорильню, затраты на проведение которой вряд ли окупятся результатами. Ключевые же вопросы международной политики будут решаться в формате двусторонних отношений или в рамках более эффективных в настоящее время военных и политических альянсов. Таких, например, как НАТО или ШОС.

Ответить:

Выбор читателей