Россиян защищают от инфляции за их же счет

Готовясь к грядущим выборам, российские власти наращивают бюджетные расходы и все менее энергично противостоят натиску со стороны бесчисленных охотников "распилить" Стабфонд




На прошлой неделе российское правительство отрапортовало о долгожданных успехах в борьбе с инфляцией: по данным Росстата, индекс потребительских цен увеличился в июне всего на 0,3%, а в целом за I полугодие 2006 г. на 6,2% против соответственно 0,6% и 8,0% за аналогичные периоды 2005 года. Как известно, параметры федерального бюджета-2006 рассчитаны исходя из прогноза инфляции в 7,0-8,5%; нынешние ожидания Минэкономразвития – 8-9% (в прошлом году – 10,9%). С учетом традиционного замедления инфляционных процессов во II полугодии, вполне вероятно, что уровень инфляции по итогам года действительно не перескочит планку 9% и, таким образом, впервые за все время рыночных реформ не будет исчисляться двузначными (а то и четырехзначными, как в 1992 г.) цифрами.

Интересно, что, тоже чуть ли не впервые, правительственные прогнозы инфляции совпадают с оценками экспертов международных финансовых организаций. Согласно обнародованным в конце июня выводам миссии МВФ, две недели проработавшей в Москве, при продолжении нынешней политики монетарных властей годовая инфляция в России не превысит 8,5%. Возглавлявший миссию Пол Томсен отметил, что наблюдающееся в стране замедление темпов роста цен объясняется политикой Центробанка, позволившего рублю укрепиться в номинальном выражении. При этом Томсен прямо указал, что для достижения намеченных целей по снижению инфляции необходимо, чтобы ЦБ и впредь проводил "гибкую политику регулирования валютного курса рубля", иными словами – не препятствовал дальнейшему росту его номинальных котировок. Если такой рост будет необходим для противодействия инфляции, то "Банк России должен пойти на это"; "денежно-кредитная политика должна давать четкие сигналы, что ее главная цель – снижение инфляции, а не предотвращение укрепления рубля", – подчеркнул глава миссии МВФ.

Трудно не согласиться с Томсеном, что избежать дальнейшего укрепления реального курса рубля в любом случае не удастся. И вопрос лишь в том, будет ли, как и в предыдущие годы, российская валюта укрепляться в реальном выражении за счет инфляции при более-менее постоянных номинальных котировках, либо роль инфляционного фактора сократится за счет повышения номинального курса. Собственно говоря, когда мировые цены на нефть стремительно пошли вверх и в страну хлынул поток нефтедолларов, вся денежная политика российских властей стала представлять собой лавирование между Сциллой укрепления рубля и Харибдой инфляции: чтобы избежать "чрезмерного" (т.е. подрывающего конкурентоспособность российских товаропроизводителей) укрепления рубля, Центробанк вынужден эти нефтедоллары скупать, но при этом стараться не переусердствовать, чтобы не слишком подхлестнуть инфляцию. Хотя часть эмитированных через валютную биржу рублей затем оседает ("стерилизуется") в Стабилизационном фонде, тем не менее общие результаты финансовой политики правительства и ЦБ долгое время нельзя было признать вполне удовлетворительным: реальный курс рубля быстрыми темпами возрастал, притом что инфляция упорно не желала входить в приличествующие рамки.

Ну, а если реального укрепления рубля все равно не избежать, то тогда, видимо, и впрямь лучше, чтобы это происходило за счет повышения номинальных котировок. Сошлемся еще раз на Томсена, не согласного с тем, что такая финансовая политика ведет к падению конкурентоспособности российских предприятий. По его мнению, нынешние "действия Центрального банка РФ открывают путь к снижению процентных ставок и расширению финансового посредничества в среднесрочной перспективе, что будет влиять на экономический рост и приток инвестиций в страну" (кстати, в конце июня ЦБ снизил ставку рефинансирования с 12% до 11,5%).

Так или иначе, но после очередного скачка потребительских цен в январе-феврале с.г. денежные власти России обратились к рычагу валютного курса рубля как последнему средству в борьбе с инфляцией. Напомним, что в настоящее время в своей курсовой политике Центробанк ориентируется на бивалютную корзину, в которой доллар и евро представлены в соотношении 60:40. Соответственно, интервенции ЦБ на валютной бирже направлены на приведение или поддержание курса рубля на определенном уровне относительно условной единицы, равной $0,6 + €0,4. По состоянию на 31 декабря прошлого года курс рубля по отношению к такой единице составлял 30,94 ($1=28,78 руб., €1 =34,19 руб.), а уже к середине марта был опущен до 30,10 руб. за 1 у.е. Затем в течение достаточно продолжительного времени он сохранялся на отметке 30,04, однако выйти на "плановые" цифры инфляции все никак не получалось, и к началу июля валютный курс был еще понижен – до 29,85 руб. за 1 у.е. (29,86 в настоящее время). Правда, с учетом параллельного падения курса доллара относительно евро, это привело к значительному обесцениванию долларовых сбережений российских граждан, ну так – лес рубят, щепки летят. Зато правительство смогло, наконец, порадовать президента страны (а равно - миссию МВФ) своими антиинфляционными успехами.

Таким образом, номинальный курс рубля относительно указанной условной единицы увеличился в I полугодии с.г. на 3,65%. С учетом же инфляции, в реальном исчислении курс рубля вырос в этот период на 10,08%. В принципе, столь высокие темпы укрепления национальной валюты могут подорвать экономический рост. Пока такую опасность ни российское правительство, ни МВФ не считают достаточно серьезной. В своем докладе миссия МВФ прогнозирует, что в нынешнем году российский ВВП возрастет на 6,5% – это на 0,5 процентных пункта выше первоначального прогноза правительства РФ и 0,1 пункта – последних прикидок МЭРТ. Высокие темпы роста сохранятся, по мнению экспертов МВФ, и в 2007 году.

Между тем другие аналитики настроены не так благодушно. Перспективы устойчивого экономического роста в России могут оказаться под угрозой, если не будут приняты меры для снижения зависимости экономики от нефтегазового сектора, говорится в опубликованном на днях отчете агентства Standard&Poor's под названием "Отказ от привычки ориентироваться на нефтегазовый сектор имеет принципиальное значение для суверенных рейтингов России". В отчете особо подчеркивается опасность укрепления, вследствие обильного притока в страну нефтедолларов, реального курса рубля. Это приводит к тому, отмечает кредитный аналитик агентства Мориц Кремер, что "остальные сектора экономики, кроме нефтегазового, становятся неконкурентоспособными и обрекаются на вымирание; все большее отставание этих секторов увеличивает зависимость российской экономики и особенно госбюджета от колебаний нефтяных цен". Чтобы избежать соответствующих рисков, российское правительство, по мнению Кремера, не должно отступать от жесткой налогово-бюджетной политики.

Но ведь такое отступление как раз налицо. Готовясь к грядущим выборам, российские власти наращивают бюджетные расходы и все менее энергично противостоят наскокам со стороны бесчисленных охотников "распилить" Стабфонд. Несмотря на в целом положительную оценку финансовой политики России, выводы миссии МВФ содержат оговорку, что бюджетные планы правительства РФ на 2006-2007 гг. предполагают увеличение расходов "в несколько большем объеме, чем это стоило бы делать". "Дальнейшее смягчение бюджетной политики создаст сложности для валютной политики и подорвет усилия Центробанка по снижению инфляции", – предостерегает Пол Томсен.

Если подобным предостережениям не внять, то вполне возможна ситуация, когда и курс рубля будет таким, что вся несырьевая промышленность просто встанет, и инфляция вернет себе утраченную приставку гипер.

Ответить:

Выбор читателей