Саммит прошел, проблемы остались

Санкт-петербургский саммит показал, что Россия является полноправным членом G8, однако поставил под сомнение способность лидеров ведущих стран мира добиваться решения реальных проблем, стоящих перед мировым сообществом




Завершившийся вчера саммит "большой восьмерки" позволил его участникам в очередной раз подтвердить единство подходов к основным проблемам, стоящим перед странами, входящими в "клуб избранных", то есть перед государствами, обладающими наиболее мощным военным и экономическим потенциалом. На итоговой пресс-конференции это обстоятельство подчеркнул Владимир Путин, заявивший от имени всех лидеров "восьмерки", что саммит прошел чрезвычайно успешно и все "поставленные цели достигнуты", участникам саммита удалось согласовать подходы в решении проблем, вынесенных Россией на повестку дня. Российский президент отметил, что намечены пути построения "общего энергетического будущего", определены основные приоритеты в области образования, дающие возможность "сделать образовательные системы разных стран более открытыми и тем самым более готовыми к интеграции", а также приняты решения, связанные с "предотвращением и сдерживанием распространения эпидемий..., по борьбе с ВИЧ-инфекциями, туберкулезом, малярией...", по предотвращению возможной пандемии гриппа человека". Путин напомнил, что участники саммита не ограничились тремя основными темами саммита (энергобезопасность, образование и борьба с инфекционными заболеваниями), а приняли еще целый ряд документов. "Общие подходы "группы восьми" по всем этим вопросам отражены в итоговом заявлении", - отметил Путин.

Первые комментарии экспертов содержат положительную оценку саммита. Так, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов полагает, что "Россия выполнила свою задачу на саммите: заявила о себе как о ведущей мировой державе с глобальными амбициями, обеспечив в целом достаточно позитивную информационную атмосферу. Запад признал значимость России, а вопрос о демократии в нашей стране, по сути, так и остался внешним антуражем, а не темой самих переговоров". В свою очередь, директор Института политических исследований Сергей Марков заявил об огромном успехе саммита. Он считает, что "роль России как мировой державы возросла…, а чем выше наша роль, чем более влиятельной является Россия, тем больше у нас возможностей решать многочисленные - десятки, сотни, тысячи наших проблем". Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин отметил, что "этот саммит уже вошел в историю как самый успешный и по достигнутым договоренностям, и по организационной части. Итоги саммита придадут импульс развитию не только экономического потенциала России, но и всей мировой экономики". С Пехтиным солидарен председатель комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Мартин Шаккум, отметивший, что попытки отдельных сил на Западе ограничить роль России в "восьмерке" и "даже исключить ее из этого клуба наиболее развитых государств" потерпели крах. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий также считает, что результатом прошедшего саммита стало укрепление авторитета России на мировой арене. Однако президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов успех саммита видит не в этом. Ссылаясь на результаты зарубежных опросов общественного мнения, Никонов утверждает, что отношение к России в мире и без того достаточно благоприятное. Главным же, по мнению политолога, является то обстоятельство, что на первый план саммита были выдвинуты вопросы, актуальные не только для членов "клуба избранных", но и для других стран. Никонов считает, что такой подход обусловлен председательством на саммите России. Поясняя свою мысль, Никонов отметил, что "проблемы энергобезопасности обсуждались не как обычно, с точки зрения безопасности потребителей, но и производителей".

К положительным отзывам российских экспертов следует добавить и мнения о саммите лидеров стран "восьмерки", которые всеми доступными способами демонстрировали свое дружелюбное отношение к президенту России, а также давали высокую оценку проделанной на встрече работы, в частности, подписанным документам. Нельзя, однако, не отметить, что, несмотря на декларируемый консенсус по всем заявленным на саммите вопросам, реальный итог встречи лидеров стран "восьмерки" не следует рассматривать в идиллическом свете. Напротив, каждое принятое решение подчеркивает наличие конфликтов, существующих между странами-участницами. Например, Россия, добывающая энергоносители, в вопросе энергобезопасности имеет объективно иные приоритеты, нежели потребители энергии, закупающие сырье в России. Поэтому, утверждает Федор Лукьянов, "текст итоговой декларации отражает самые общие подходы к данной проблеме". Добавим, что Германия, отказавшаяся от использования ядерной энергетики, также должна была настаивать на никого не обязывающих формулировках в соответствующей части проекта, посвященного этому вопросу.

Не мудрено, что как этот документ, так и все другие могут служить лишь основой для дальнейших договоренностей в двустороннем формате. В этом смысле "восьмерка" ничем не отличается, к примеру, от СНГ, выступающего с декларациями, не имеющими реального наполнения. Другими словами, элитарный клуб, в который входят лидеры наиболее развитых стран мира, не способен принять решений, что были бы в состоянии повлиять на развитие международных проектов или на отношения между странами.

Особенно остро этот изъян проявился в решениях, принятых по поводу таких "горячих" проблем, как ядерная программа Ирана, попытки КНДР создать ядерное оружие и выйти из моратория по испытанию ракет, а также, разумеется, война на Ближнем Востоке.

Резолюция по ближневосточной проблеме, о которой с гордостью говорил на итоговой пресс-конференции Путин, содержит призыв к участникам конфликта прекратить насилие, однако не предлагает никаких механизмов по разрешению кризиса. Очевидно, что разногласия России и Франции с одной стороны и остальных участников саммита с другой не позволяют выработать единую позицию по урегулированию ситуации. Общие призывы содержат и документы, в которых упоминаются Иран и Северная Корея. Ирану предложено дать ответ на предложения мирового сообщества, а КНДР – прекратить запуски ракет и вернуться за стол переговоров по вопросу о ядерной программе страны. От лидеров "восьмерки" ждали обнародования общей позиции, включающей в себя конкретные шаги, позволяющие решить проблемы, с которыми не в состоянии справиться ООН. Но, увы, "восьмерка" отделалась общими словами, в очередной раз подтвердив, что между лидерами "клуба избранных" существуют серьезные разногласия. И как ни пытаются они за дружескими улыбками, шутками и совместными фотографиями скрыть этот факт – ничего не выходит.

На итоговой пресс-конференции Путин подтвердил понимание того, что международному сообществу "не хватает инструментов, чтобы отвечать на вызов современного дня". Впрочем, для создания архитектуры международных отношений будущего "восьмерка" пользуется таким "эффективным инструментом", как ООН. "Если бы во время иракского кризиса ООН дрогнула, то тогда доказала бы свою несостоятельность в современных условиях, сложившихся после крушения биполярного мира. Но ООН заняла принципиальную позицию, и это доказывает необходимость ее дальнейшей деятельности", - заявил президент России. Если отбросить язвительность этого замечания, направленного в адрес Джорджа Буша и Тони Блэра, то остается предполагать, что Путин видит в ООН единственный легитимный орган, способный вмешиваться в тот или иной международный процесс.

Ну а если так, то зачем вообще нужна "большая восьмерка"? Неужели только как площадка для встреч лидеров стран, относящихся к "клубу избранных"?

Ответить:

Выбор читателей