Иранский атом получил ультиматум

Совет Безопасности фактически предъявил Ирану ультиматум: если до 31 августа не будет прекращено обогащение урана, ООН может применить к стране экономические и политические санкции. Россия выступает против "жестких мер"




Подошел к концу беззаботный июль, и Совет Безопасности ООН вновь напомнил Исламской Республике о ее главном "хвосте" перед мировым сообществом. Пора сворачивать обогащение урана и возвращаться к безатомным будням, энергетическая халява кончилась. Отныне у Ирана есть чуть больше месяца на то, чтобы выключить центрифуги – до 31 августа сего года все должно быть чисто, никаких "следов" на стратегических объектах, никакой возни в подземных бункерах – тихий час. Лето во "взрослом" сообществе для ядерного Тегерана закончилось.

Совбез выдвинул Ирану ультиматум, помянув для пущего эффекта зловещую седьмую главу Устава ООН, так что нам осталось только дождаться понедельника, когда текст резолюции будет окончательно и бесповоротно принят на общем голосовании. Исламская Республика обязана "прекратить любую деятельность, связанную с обогащением урана, в том числе научные исследования и проектирование". Если не прекратит, то… Тут, как всегда, начинаются споры, и в этот раз главными фигурантами являются США и Россия.

Обе державы – корифеи иранского вопроса. Штаты известны своей страстью к санкциям, Россия – извечной двоякостью проектов вроде совместного предприятия, которые Иран то отвергал, то "не исключал", то хоронил, то выкапывал, пока, наконец, не позабыл обо всем в лихе ближневосточного кризиса.

Итак, представитель США в Совбезе ООН Джон Болтон предлагает следующий сценарий: как только истекает срок ультиматума, к Ирану (если, конечно, тот не выполнит требований мирового сообщества) незамедлительно применяются санкции. В итоге страна оказывается в условиях "международной изоляции и под растущим политическим давлением", вплоть до главы седьмой, предусматривающей военное вмешательство. Раз Иран не поддается на уговоры, значит надо ввести "надлежащие меры", считает Болтон.

Его российский коллега Виталий Чуркин не совсем согласен. Совбез не должен делать основной упор именно на санкции, утверждает он, так мы ни за что не вызовем Исламскую Республику к диалогу, скорее, наоборот. Действительно, нет ничего проще и привлекательнее, чем ответить угрозой на угрозу – такую политику в отношении Запада Иран успешно практикует уже много лет. Главная цель резолюции, по мнению российской стороны, – вернуть команду Ахмадинежада за стол переговоров, а не раздобыть повод для политического давления.

"Было бы заблуждением рассматривать этот документ как анонс больших санкций. У него совершенно другие цели", - пояснил Чуркин.

Но Болтон непреклонен: если дело не сдвинется с мертвой точки, "мы будем вынуждены принять меры". Ответ Ирана на реплику Совбеза легко предсказать – два варианта на выбор: "Это неприемлемо", "Это исключено".

Ответить:

Выбор читателей